Основные международно-правовые акты в системе источников трудового права.


С точки зрения формально приданной юридической силы на втором месте после Конституции РФ в числе источников трудового права должны находиться акты и отдельные нормы международно-правовой регламентации труда. В п. 5 постановления № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 года судам предписано руководствоваться нормами международно-правовой регламентации в том случае, когда законодательство Российской Федерации вступает с ними в противоречие. В частности, в названном постановлении суды нацелены на непосредственное применение Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а также других норм международно-правовой регламентации. В перечисленных актах имеются нормы, которые могут быть применены к регулированию отношений, составляющих предмет трудового права. Например, в этих актах дано определение права на труд, которое внезапно исчезло из нашего внутреннего законодательства. В связи с чем российские правоприменители должны руководствоваться определением права на труд, данным в международных актах.

С позиции формального выражения Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах относятся к источникам трудового права. Тогда как материализоваться в конкретные отношения, входящие в предмет трудового права, могут лишь отдельные нормы названных международных актов.

В ст. 23 Всеобщей декларации прав человека закреплены право на труд, на свободный выбор места работы, на справедливые и благоприятные условия труда, право на равную оплату за труд равной ценности без какой-либо дискриминации, право на получение справедливого и удовлетворительного вознаграждения, право на создание профессиональных союзов и вступления в них. В части, устанавливающей более льготный режим труда по сравнению с российским законодательством, данная норма должна применяться при регулировании отношений в сфере труда.

В ст. 24 Всеобщей декларации прав человека закреплено право на отдых и досуг. Поэтому эта норма может быть применена при реализации работниками права на отдых и досуг.

В ст. 25 Всеобщей декларации прав человека гарантируется жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход, необходимый для его благосостояния и членов его семьи. Данная норма также применима при регулировании трудовых отношений.

В ст. 26 Всеобщей декларации прав человека гарантируется право на получение образования, в том числе и бесплатного. Рассматриваемая норма также применима при предоставлении льгот лицам, совмещающим работу с обучением.

Непосредственно при регулировании отношений, входящих в предмет трудового права, может быть применена и ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах, в которой провозглашено право на свободу ассоциации, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. В правоприменительной деятельности могут быть использованы и другие нормы Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующие равенство прав и свобод, в том числе и в сфере труда.

В ст. 6 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закреплено право на труд, включающее право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается. Очевидно, что данная норма применима и в российской практике, так как предусматривает более льготные для работников условия по сравнению с внутренним законодательством.

В ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закреплены право на справедливое вознаграждение и справедливую заработную плату за труд равной ценности, право на условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, право на одинаковое для всех продвижение на более высокие ступени по работе исключительно на основании трудового стажа и квалификации, право на отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени. Данная норма также предназначена для материализации в отношения, входящие в предмет трудового права.

В ст. 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закреплено право на свободу объединения и беспрепятственное осуществление профсоюзами своей деятельности по защите прав и свобод в сфере труда. Указанная норма также применима при регулировании трудовых отношений.

Нами перечислены основные нормы Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, которые могут материально проявиться в отношениях, входящих в предмет трудового права. Однако российские правоприменители чрезвычайно редко применяют нормы перечисленных актов при регулировании трудовых отношений. В силу чего они не проходят путь от формального к материальному выражению в конкретные отношения.

К числу источников трудового права относятся конвенции Международной организации труда (МОТ). В настоящее время на территории России должны применяться 57 ратифицированных конвенций МОТ:

С точки зрения формального выражения перечисленные конвенции МОТ являются источниками трудового права. Однако материализация норм конвенций в конкретные отношения может состояться лишь благодаря  включению  в содержание  внутреннего законодательства.  Такое положение обусловлено тем, что с текстом ратифицированных конвенций могут ознакомиться далеко не все правоприменители, они до настоящего времени официально не опубликованы. При принятии федеральных законов о ратификации конвенций МОТ их текст не приводится, а делается ссылка на номер конвенции и ее название. Например, в Федеральном законе "О ратификации Конвенции 1986 года об охране труда при использовании асбеста (Конвенция № 162)" от 10 марта 2000 года ссылка сделана лишь на название ратифицированной Конвенции. В связи с изложенным нормы конвенций МОТ не проходят путь от формального к материальному проявлению в конкретных отношениях, составляющих предмет трудового права. Хотя многие положения конвенций МОТ воспроизведены в трудовом законодательстве. Поэтому их реализация происходит через включение в нормы внутреннего российского законодательства.

Источником трудового права является Декларация МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда от 18 июня 1998 года. В ней закреплены следующие принципы регламентации отношений в сфере труда:

свобода   объединения   и   действенное   признание   права   на   ведение   коллективных
переговоров;

упразднение всех форм принудительного или обязательного труда;

действенное запрещение детского труда;

недопущение дискриминации в области труда и занятий.

Из п. 2 Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда следует, что государства - члены МОТ, даже если они не ратифицировали какие-то конвенции МОТ, отражающие позицию МОТ в развитии перечисленных принципов, обязаны, исходя из членства в МОТ, претворять в жизнь положения указанных конвенций. В связи с чем и не ратифицированные конвенции МОТ, принятые в развитие этих принципов, следует соблюдать на территории Российской Федерации, поскольку она является членом МОТ.

Таким образом, положения не ратифицированных конвенций МОТ должны признаваться источниками трудового права России при доказанности следующих юридически значимых обстоятельств:

-        закрепления в конвенции определенного правила поведения;

-        совпадения данного правила поведения с действием перечисленных основополагающих
принципов в сфере труда.

Например, в ст. 8 Конвенции № 173 о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя говорится о предоставлении требованиям трудящихся о выплате заработной платы более высокого приоритета по сравнению с другими привилегированными требованиями в государстве, в частности по отношению к требованиям государства и системы социального обеспечения. Данная норма Конвенции не допускает дискриминации трудящихся, не получивших заработную плату, органами государственной власти и системы социального обеспечения. Налицо совпадение этого правила с действием принципа недопустимости дискриминации в области труда и занятий. Следовательно, указанная норма может быть применена российским правоприменителем как источник права на основании Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда.

С точки зрения формального выражения при доказанности перечисленных юридически значимых обстоятельств и не ратифицированные конвенции МОТ могут быть признаны источником трудового права. Хотя их материализация в конкретные отношения, составляющие предмет трудового права, едва ли сможет состояться. Такой вывод напрашивается в связи с тем, что они официально не опубликованы. Тогда как ч. 3 ст. 15 Конституции РФ позволяет применять только опубликованные акты, касающиеся прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Поэтому российские законодатели могут переключить свое внимание на публикацию международных правовых актов о труде, действующих на территории Российской Федерации. До официального опубликования положения международно-правовых актов о труде являются источниками трудового права лишь с точки зрения формального выражения.

В настоящее время ведется работа по ратификации Европейской социальной хартии. После ратификации и опубликования она также станет источником трудового права с точки зрения формального выражения. В конкретные отношения ее нормы могут материализоваться в части, улучшающей положение работников по сравнению с действующим законодательством. Например, непосредственно при регулировании трудовых отношений может применяться ст. 25 Европейской социальной хартии, предписывающая эффективное осуществление права трудящихся на защиту их законных интересов в случае неплатежеспособности работодателя. В связи с чем работники должны иметь государственные гарантии получения во внеочередном порядке задолженности по заработной плате.

 


Предыдущие материалы: Следующие материалы: