Краснопресненская тюрьма адрес

В московских сизо творятся страшные вещи – мк

Краснопресненская тюрьма адрес

Заключенные в тотальной изоляции из-за коронавируса медленно, но верно сходят с ума. Такого количество попыток суицидов еще не было никогда. Увы, не всегда удавалось вытащить человека с того света: с начала года в московских СИЗО произошло 11 самоубийств.

Коварный COVID испортил жизнь не только заключенным, но и их родственникам. Такого колоссального количества обращений от них правозащитники еще не получали. Родные, которым запретили приходить на свидания и передавать передачи, пребывали в состоянии ужаса. Как их успокоить? Кто мог бы это сделать? Члены ОНК.

В конце сентябре правозащитникам разрешили, как и прежде, ходить по камерам. Как оказалось, ненадолго.

«Матросская Тишина»

Утро. Мы проверяем карантинное отделение, куда попадают новенькие заключенные.

— Мне нужны лекарства, — просит арестант в одной камере.

— А мне — теплые вещи, — говорит другой, кстати, в звании полковника. И объясняет: — Я пришел на апелляцию по своему делу — судья заменила условный срок реальным. Не ожидал, что такое может случиться, потому с собой ничего не взял.

— Мне бы белье нижнее, — замечает его сосед. — Арестовали в чем есть, даже трусов нет на смену.

— Матрас очень тонкий, а у меня спина больная…

— У меня эпилепсия, запросите медицинские документы из СИЗО №3, где был до этого. Мне срочно нужны лекарства. И ребро у меня болит: повредили при задержании.

— Капли в нос выдайте, умоляю, а то дышать не могу!

— Зуб болит — мне бы обезболивающее. К стоматологу, как сказали, вывести смогут не скоро. Вот мне бы продержаться…

Очередная просьба в очередной камере. Все, в общем, как обычно.

Сопровождающие нас сотрудники записывают все обращения, которые меж тем все сыплются и сыплются. Девушка-медик подключается к нашей проверке.

С членами ОНК сотрудники ФСИН всегда реагируют на обращения быстрее. При нас заключенные не стесняются и не боятся рассказывать о своих проблемах.

— Я побывал уже в двух десятках камер — везде меня били сокамерники, не давали спать ни днем, ни ночью… — бросается к нам на встречу со слезами очередной арестант, назовем его Юрий. У него нехорошая 132-я статья УК: «Насильственные действия сексуального характера».

Таких, как он, арестантский люд не любит, и потому мы всегда просим сотрудников сажать их отдельно. Но тут то ли проглядели, то ли он сам боялся жаловаться… В общем, Юрий в день нашего визита жаловался на соседа, подозреваемого в серии грабежей.

У того устрашающий вид: на шее татуировка в виде колючей проволоки, на голове — скорпион.

— Он мне все время угрожает! — заявляет Юрий.

Сосед стоит рядом — все слышит, ухмыляется.

Видно, что Юрий на грани: может случиться что-то непоправимое. Просим, чтобы их срочно расселили.

Карантинные камеры все до единой обошли. Направляемся в больничный корпус.

В коридоре встречаем хозотрядника, толкающего инвалидную коляску. В ней сидит худющий 63-летний Виктор Филиппов. Несколько дней назад у него отказали ноги. Сокамерники таскали его по камере, как он выражается, волоком до туалета и обратно.

— На больничку два дня назад его принесли на носилках, — говорит сотрудник. — Что с ним делать?

— Какая статья? — спрашиваю я.

— 158-я, «Кража», — едва шевелит губами Филиппов.

— Свяжитесь с его следователем, расскажите про ситуацию — может, смилостивится и заменит ему арест на подписку, все-таки статья не тяжелая, не насильственная, — предлагаю сотрудникам. Им идея кажется правильной, обещают так и сделать.

В первой же палате-камере к нам обращается пожилой заключенный — 66-летний Василий Клепалов. Он гендиректор Нижегородского авиационного сообщества, арестован по подозрению в том, что дал взятку сотруднику Минпромторга за разрешение на поставку продукции в Азербайджан.

— Три операции на сердце, вырезаны органы… — перечисляет он.

Виновен или нет — разберется суд, но зачем такого больного держать в СИЗО?

В соседней палате-камере сидит — точнее, лежит — «собрат по несчастью»: гендиректор научно-производственного предприятия «Исток» 62-летний Александр Борисов. Ему вменятся мошенничество. И снова — не убийца, не насильник, не грабитель, мог бы быть под домашним арестом или подпиской с учетом его заболевания.

— Лейкемия, — тихо говорит он. — Борюсь…

Для медиков «Матросской Тишины» все эти тяжелобольные — лишняя головная боль. Онкологического отделения здесь нет. Вывозить в период коронавируса таких пациентов в гражданские больницы проблематично. «Отпустили бы их уже домой лечиться», — шепчут врачи. А мы пишем очередные рекомендации: связаться со следственными органами, объяснить ситуацию.

— Хорошо, что вы этих пациентов видите, записи про них делаете и, может, обществу расскажете, — говорят медики. — Мы сами не можем, а то у нас сразу корыстный интерес заподозрят.

Врачи очень боятся лишний раз рекомендовать даже вывоз «резонансного» заключенного в гражданскую клинику: запуганы.

Заключенного Батухама Башаева, осужденного за угон автомобиля, члены ОНК буквально сняли с этапа.

У Башаева сломана челюсть — ест и говорит с трудом, живет на обезболивающих… Только после вмешательства ОНК его вывезли в гражданскую больницу на диагностику, где рекомендовали срочную операцию (хотелось бы верить, что к моменту публикации статьи ее уже сделали, но в любом случае мы не отступимся). Вообще были случаи, когда заключенные говорили: если бы не члены ОНК — расстались бы с жизнью. И некоторые так и делали в период, когда нам в первую волну пандемии запретили ходить по камерам.

В отделении интенсивной терапии лежит один такой.

— Гипоксия, инфаркт головного мозга, отказала одна сторона туловища, дышит через трубку… — говорит доктор. Мы смотрим на лежащего — молодого красивого парня. Он хочет нам что-то сказать, но не может.

А ведь если бы нам разрешали ходить по камерам, мы могли бы заметить странности в его поведении или в поведении сокамерников и предотвратить беду.

Утверждать, что члены ОНК спасут всех заключенных от суицидов, наивно и самонадеянно. Но даже если бы кого-то одного спасли, разве не делает это бесценным ведь институт общественного контроля?..

«Кремлевский централ»

Ставший почти легендой (со знаком минус) полковник МВД Дмитрий Захарченко похудел, осунулся. Он давно ведет борьбу за свое здоровье. «Проигрывает» начальнику местной медчасти, который не соглашается на его вывоз на операцию по удалению грыжи. Захарченко шутит про него в своей манере: «Принципиальный доктор, восхищаюсь!»

С грыжей Захарченко происходили настоящие чудеса: ее то находили, то «не видели» на аппарате УЗИ. Наконец, признали: вот она, есть, и операция нужна. Но мытарства на этом не закончились.

Сначала ему отказывались делать операцию в Москве (якобы тут он проездом, а значит, пусть ждет, пока вернут в мордовскую колонию). Потом согласились, что лучше не тянуть. Дмитрий просит сделать операцию методом лапароскопии, готов оплатить, но ему почему-то отказывают.

Даже вмешательство уполномоченного по правам человека в Москве Татьяны Потяевой не помогло.

В общем, так и живет в «Кремлевском централе» Захарченко. В спортзал его не выводят, ссылаясь на заботу о его здоровье (вдруг неудаленная грыжа ущемится). Сокамерника ему не дают, объясняя тем, что нет подходящего.

— Я все время один, — говорит Захарченко. — Вот шахматы и шашки мне выдали, чтоб не скучал и играл сам с собой. Держат меня тут три месяца (больше по закону нельзя), потом везут в Мордовию, где я сижу в поселке Потьма на пересылке неделю, и потом — обратно. Катают, в общем.

Мои путешествия, правда, очень дорого обходятся государству. Я ведь до сих пор стою на учете как «склонный к побегу» — продлевают формально, говорят: «Снять ее не можем. Надо вас еще изучить». И вот везут меня в сопровождении двух собак и целой толпы охранников.

Скарб мой несут конвоиры (руки у меня наручниками сзади пристегнуты). Отдельная машина, все красиво… Чувствую себя особым преступником в истории современной России. А вы, кстати, знаете, что меня одно время в оранжевую тюремную робу наряжали? Ноу-хау колонии, где сидел.

Стильная такая, яркая…

Экс-депутат Госдумы Леонид Маевский тяжело болен, что признает даже начальник медчасти «кремлевки».

— Но он отказывается от допобследования в больнице №20, — говорит медик. — Не знаем что делать.

— Надо быть сумасшедшим, чтобы делать обследование в той больнице, где мне ставили диагноз «жировик»! — возмущается Маевский.

А в другую больницу вывозить экс-депутата не разрешает Следственный департамент МВД. «Какое право вообще у следствия вмешиваться в вопросы диагностики и лечения?» — спросите вы. Никакого. Но вмешиваются, как видите.

— Жалею о том, что депутатов в тюрьмы на экскурсии не водили, — говорит Маевский. — Надеюсь, доживу до вашего следующего визита…

Смертный приговор до суда

Бывший следователь Цифиров передвигается по «Матросской Тишине» в сопровождении сотрудников СИЗО на разбитой инвалидной коляске. В октябре 2017 года у него в мордовской колонии случился инсульт.

В результате он оказался парализованным на левую сторону (рука и нога — выраженный гемипарез). В мае 2018 года была проведена медкомиссия, которая зафиксировала у человека паралич левой стороны.

Документы были переданы в суд для принятия решения о его досрочном освобождении по болезни.

— Накануне суда к матери обратилось неустановленное лицо, которое предложило выплатить за освобождение парализованного сына 2 миллиона рублей, — говорит известный кинопродюсер, член Общественного совета ФСИН Юрий Митюшин. — У матери таких денег не было. И суд в июне перенес дело на… ноябрь.

А потом появилось новое заключение медкомиссии, в котором диагноз «выраженный гемипарез» трансформировался в «умеренно выраженный гемипарез», что автоматически привело к отказу в освобождении.

Самое главное, что во всех медицинских заключениях не пишется, что Цифиров сам себя обслуживать не может, что он передвигается на инвалидной коляске, которую, кстати, сам себе купил.

С подачи медиков УФСИН Мордовии ему дали 3-ю группу инвалидности, которая позволяет… работать! Отдел по воспитательной работе ИК-5 собрал показания других осужденных, что Цифиров якобы по ночам сам ходит в туалет!

На все мои жалобы медики УФСИН Мордовии рапортовали, что он поправляется. Меж тем ему становилось все хуже и хуже, он был вынужден расплачиваться сигаретами и деньгами за то, что его сажают в коляску, возят на прием пищи и т.д. Это настоящая пытка — вот так жить. Я уверен, ему мстили за то, что мать отказалась выплатить те самые два миллиона…

Митюшин добился, что Цифирова вывезли из Мордовии на обследование в Москву, где бы врачи точно сказали: парализован или имитирует почти три года? Сейчас Цифиров — в «Матросской Тишине». Вы верите, что человек три года ездит на инвалидной коляске для имитации? Я — нет.

Пока полного обследования Цифирову не провели, и больше всего он боится, что его этапируют в Мордовию.

— В системе ФСИН — почти 20 000 инвалидов, которые должны быть освобождены, если их готовы принять родственники, состояние их здоровья и психики не приведет к рецидивам и если они не опасны (как в этом случае) для общества! — возмущается Митюшин. — Я говорил на эту тему в Государственной думе и в правительстве, и все поддерживают эту идею. Человек лишается свободы за совершенное преступление, но никто не имеет права его лишать здоровья и жизни…

Как же он прав!

«2 октября 2020 года, по истечении 7 лет нахождения под стражей, мой отец скончался, так и не дождавшись решения суда» — так начинается обращение ко мне как члену ОНК дочери бывшего мэра Миасса Виктора Ардабьевского, умершего на днях от панкреонекроза. Она считает, что отец мог бы еще жить, если бы не задержка в оказании медпомощи и не вмешательство в этот процесс следствия.

«Согласно информации, в том числе полученной от моего отца до его смерти, имеются основания полагать, что действия должностных лиц ФКУ могли быть спровоцированы просьбами извне… Со слов отца известно, что сотрудники московского СИЗО №12 объясняли отказы в госпитализации просьбами извне «не срывать процесс». Я не знаю, кто просил ценой жизни моего отца «не срывать процесс», который в силу судебных ошибок и волокиты длится почти семь (!) лет. Длительные отпуска других участников процесса почему-то считались разумными, а возможность дать выжить человеку рассматривалось как что-то малозначительное.

…Отец просил, фактически умолял судью изменить меру пресечения для проведения оперативного лечения (имеются протоколы судебных заседаний), однако судья отсылал к справкам из СИЗО-12, согласно которым папа был фактически здоров. Как со слов папы, так и со слов адвоката Мартынова Е.Н. известно, что медицинского обследования фактически не проводилось, то есть справки о «здоровости» выписывались медработниками без элементарного осмотра.

Тяжкие последствия от выдачи таких справок уже наступили, они непоправимы. 29 августа у папы случился острый приступ в СИЗО-12. А 3 сентября его повезли в суд в тяжелом состоянии из-за требований не срывать процесс.

В итоге отец попал в больницу только 18 сентября, когда возможно было только отсрочить смерть, но не спасти жизнь. Отца не вернуть.

И я могу просить вас, Ева Михайловна, о проверке только ради памяти отца и спасения других людей, в чьем здоровье таким же образом не сомневаются отдельные недобросовестные сотрудники ФСИН».

Смерть бывшего сити-менеджера — одна из самых громких и страшных. Сам факт, что человека семь лет держали за решеткой до приговора, шокирует. Следствие это объясняло слишком тяжким преступлением, в котором он обвинялся (участие в ОПГ).

Но кто дал право следствию, по сути, приговорить человека к смерти? Кто эти люди, которые просили тюремных медиков «не срывать процесс»? Дочь Ардабьевского просит опросить сокамерников отца, врачей, она пишет: «Надеюсь, что авторитет ОНК позволит установить истину и наказать виновных, если таковые будут установлены в соответствии с действующим законодательством».

Если бы члены ОНК могли ходить по камерам в августе (когда Ардабьевский просил о помощи) — возможно, нам удалось бы еще тогда во всем этом разобраться и убедить медиков не идти на поводу у следствия. Увы. А что мы можем сейчас, когда нас ведь снова не пускают по камерам?..

К слову, одновременно с новостью об ограничениях для членов ОНК появилась информация в СМИ, что тюрьмы скоро могут передать правоохранительным органам (в нарушение подписанных Россией международных соглашений). Если это произойдет, следователь станет и надзирателем, и тюремным доктором. А при каждом СИЗО тогда придется устраивать кладбища.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/10/21/v-moskovskikh-sizo-tvoryatsya-strashnye-veshhi.html

Тюрьма «Красная Пресня»: история создания, специфические особенности

Краснопресненская тюрьма адрес

Для содержания и исправления граждан, умышленно или в силу определенных жизненных обстоятельств нарушивших закон, в каждом государстве имеются специальные учреждения. Немало их и на территории России. Одним из таких заведений стала Краснопресненская пересыльная тюрьма. Об истории ее создания и особенностях вы узнаете в данной статье.

Знакомство

Тюрьма «Красная Пресня» является следственным изолятором № 3. Официально значится как ФБУ ИЗ-77/3 ГУФСИН России. В народе ее называют «Пресня». Краснопресненская пересылка функционировала уже в 1920 годах. Но до 1938 г. использовалась как пересылочная база. Для содержания заключенных на территории имелись специальные деревянные бараки.

Она стал пересыльно-питательным пунктом, который в дальнейшем был преобразован в важнейший транзитный узел ГУЛАГа. В течение 1944 – 1948 гг. пересылочный пункт реконструировался, дополнялся новыми зданиями. В 1946 г.

стал тюрьмой, а в 1960 году – следственным изолятором № 3 в районе Хорошево-Мневники Северо-Западного административного округа города Москвы.

Сегодня учреждение функционирует под руководством подполковника внутренней службы Макарова Н. А. Адрес тюрьмы «Красная Пресня»: 123308, 1-й Силикатный проезд д. 11, к.1 в Москве.

Начало создания

Как утверждают специалисты, в момент основания концлагерей имелась потребность в специальном пересылочном пункте, из которого было бы удобно этапировать заключенных в различные лагеря Советского Союза.

Железнодорожная станция Пресни в районе Хорошево-Мневники для этой цели подходила как нельзя лучше. В 1937 году правительство Советского Союза для соединения Москвы-реки и Волги запланировало строительство большого судоходного канала.

В конечном итоге Москва речными путями связывалась бы с другими регионами.

Канал, как утверждают специалисты, экономически был очень выгодным проектом. Для его успешной реализации требовалось выполнить большой объем работ. Однако нужной строительной техники не хватало. Поэтому на земляные и бетонные работы были брошены заключенные, использующие лопаты, ломы и кирки.

Для возведения такого грандиозного технического сооружения как канал «Москва – Волга» были свезены зеки со многих советских лагерей и тюрем.

Исключение составили только «политические», осужденные по 58-й статье, и матерые уголовники, получившие свыше десяти лет.

Заключенные тщательно проверялись Дмитровским ИТЛ – лагерным производственным управлением, ответственным за строительство. Далее зеков селили в деревянных бараках в «Красной Пресне».

О реконструировании

В 1943 году на территории были начаты ремонтные работы. Пересылку было решено дополнить новыми зданиями. В 1944 г. заключенные взялись за восстановление кирпичного цеха. Завод, выпускающий силикатный строительный материал, располагался возле тюрьмы. Позже, используя силикатные кирпичи, возвели спецкорпус, а именно, здание для арестантов, а затем и строение для администрации.

Как утверждают специалисты, с 1944 года местом для размещения зеков были не деревянные бараки, а двухэтажный кирпичный дом, в котором имелись камеры численностью 24 штуки. Тюрьма окружена четырехметровой кирпичной оградой длиной 298 м. Сверху натянули 60-сантиметровую колючую проволоку.

О расширении жилого корпуса

В декабре 1946 г. в тюрьме содержалось 2 300 зеков. Даже после реконструкции учреждение осталось переполненным. С целью исправить положение было решено тюрьму «расширить». Для этого требовалось пристроить третий этаж. Это дало бы лишние 1 100 мест.

Работы планировали завершить к декабрю 1947 года. Но расширение затянулось по причине отсутствия в здании канализации. В итоге в срок уложиться не получилось. Расширение длилось и в течение 1948 года.

Однако вместо запланированного одного этажа к корпусу пристроили два.

Об особенностях учреждения

Тюрьма «Красная Пресня» рассчитана на 931 заключенного. Судя по отзывам очевидцев, администрация делает все возможное, чтобы сломать волю арестантов. Но это преимущественно касается новичков и людей неопытных. Особенность следственного изолятора заключается в том, что в учреждении зеки живут по воровским законам. Иными словами, эту тюрьму называют «черной».

Те, кому довелось сидеть в «Пресне», утверждают, что это один из самых свободных следственных московских изоляторов.

Обусловлено это тем, что в камере зеку разрешено пользоваться любимыми и нужными вещами: тапочками, ловушками для тараканов, фильтрами для воды. Дозволенными считаются и бритвы, если они содержат безопасные лезвия.

Заключенные имеют право читать книги. Администрация заведения изымает только ту литературу, где содержится информация о психологии.

С недавних пор в «Красную Пресню» поступают подследственные до вынесения судом приговора. Судя по многочисленным отзывам, арестанты содержатся в достаточно неплохих условиях. В учреждении предусмотрены регулярные походы в баню. Есть горячая вода.

Кормежка также на достойном уровне. Содержатся зеки в камерах, рассчитанных на 20 человек. Есть также камеры поменьше, в которых сидят до 10 арестантов. На территории имеется продуктовый магазин.

Как утверждают специалисты, зеков, получивших пожизненное заключение, в тюрьме «Красная Пресня» нет.

О знаменитостях, сидевших в изоляторе № 3

С момента своего основания через тюрьму «Красная Пресня» прошли сотни тысяч заключенных.

Посидеть в этом месте в свое время пришлось певице Лидии Руслановой, писателю Александру Солженицыну, генералу Петру Абакумову, фельдмаршалу Фридриху Паулюсу и киноактеру Георгию Жженову.

Кроме того, эта тюрьма стала вторым домом чеченскому боевику Салману Радуеву и криминальному авторитету Вячеславу Иванькову, более известному как «Япончик».

В заключение

В течение 1937-1938 гг., события которых вошли в историю как Большой террор, через пересыльную тюрьму прошло самое большое количество заключенных. Возможно, поэтому «Пресню» неофициально еще называли столицей ГУЛАГа.

Источник: https://autogear.ru/article/427/039/tyurma-krasnaya-presnya-istoriya-sozdaniya-osobennosti/

СИЗО-3 Москва

Краснопресненская тюрьма адрес

Адрес: 123308, Москва, 1-й Силикатный проезд, д. 11, корпус 1

Телефон(ы): 8-499-256-45-07

Начальник: Макаров Николай Александрович

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по г. Москве

Федеральное казенное учреждение “Следственный изолятор № 3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве”

Почтовый адрес: 123308, Москва, 1-й Силикатный проезд, д. 11, корпус 1

Контактные телефоны:

Дежурная часть: 8-499-256-45-07

Факс: 8-499-256-51-18

Начальник учреждения: Макаров Николай Александрович

Сайт: http://www.sizo3-moscow.ru 

Следственный изолятор № 3 возник в 1938 году как транзитно-пересылочный пункт для приема заключенных, которые направлялись в Москву со всего Советского Союза для строительства судоходного речного канала «Москва-Волга». В то время на месте нынешних зданий СИЗО находилось несколько барачных деревянных сооружений, в которых и содержались заключенные.

Пересыльный пункт в начале своего основания относился к Управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний УМВД Московской области.

В 1953 году транзитно-пересылочное отделение УИТЛК Московской области было передано в тюремный отдел УМВД Московской области и стало именоваться как пересыльная тюрьма Московской области и соответственно выполнять пересыльные функции.

Отправка заключенных, содержащихся в эти годы в тюрьме, производилась в массовом порядке. На станции «Кранная Пресня» формировались целые эшелоны, в которых вывозилось от 300 до 1 500 чел.

Наряду с плановыми перевозками основная массовая отправка заключенных производилась по наряду ГУИТУ.

Вывод заключенных на посадку осуществлялся через 4-й режимный корпус за пределы основного ограждения СИЗО, выходящего на платформу станции «Красная Пресня», откуда осужденные направлялись к местам отбывания наказаний.

В ведении тюремного отдела УМВД Московской области пересыльная тюрьма находилась до 1956 года.

В 1956 года вышло совместное постановление Центрального Комитета и Совета Министров СССР о двойном подчинении органов МВД. С этого времени тюрьма стала подчиняться как партийным, так и местным территориальным органам исполнительной власти.

В связи с вышеуказанным постановлением тюремный отдел УМВД Московской области разделился на 2 отдела, города и области. После этого Краснопресненская пересыльная тюрьма стала относиться к Московской области и стала именоваться транзитно-пересыльным отделением УИТЛК Московской области.

В 1960 году транзитно-пересыльное отделение было передано в УМВД города Москвы и стало именоваться СИЗО-3 ГУВД г. Москвы.

До 1967 года службу по охране и надзору в СИЗО-3 осуществлял батальон полка внутренних войск в количестве 330 чел. В составе батальона была рота срочной службы и 5 отдельных групп (4 дежурные смены и 1 дневная). Служащие срочной службы несли охрану на вышках войсковой охраны.

В 1967 году был издан приказ МВД СССР о снятии войсковой охраны в СИЗО-3 и введении собственной охраны. Для производства охранных функций и надзора за спецконтингентом из Бутырской тюрьмы было откомандировано 30 сотрудников.

В 1964 – 1965 годах произведен большой объем работ по обустройству санузлов в камерах. В 1965 году осуществлено строительство верхних прогулочных дворов. В 1966 – 1967 годах начато и закончено строительство клуба, шлюза КПП-1, комнаты развода и помещения дежурной части.

В 1967 году завершено строительство здания для проживания персонала СИЗО-3. В 1992 году построено новое здание пищеблока и учебно-производственных мастерских.

В ноябре 2002 в учреждении состоялось открытие и освящение одного из первых храмов среди учреждений УИС – Храма в честь иконы Божьей Матери «Споручница грешных».

С июля 2003 года учреждение функционирует в режиме следственного изолятора.

С сентября 2005 года ведется капитальный ремонт режимных корпусов с переоборудованием камер для приведения их в соответствие с требованиями Европейских стандартов.

График работы комнат приема передач

День неделиПрием заявленийВремя работы
Понедельник09:00 – 16:0009:00 – 17:00
Вторник09:00 – 16:0009:00 – 17:00
Среда09:00 – 16:0009:00 – 17:00
Четверг09:00 – 16:0009:00 – 17:00
Пятница09:00 – 15:0009:00 – 16:00
Суббота09:00 – 16:0009:00 – 17:00
Воскресенье09:00 – 16:0009:00 – 17:00

4-я пятница месяца – санитарный день

Информация

Порядок предоставления осужденным свиданий

Осужденным предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории ИУ.

Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии администрации ИУ. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, а с разрешения начальника ИУ – с иными лицами.

Количество лиц, допускаемых на длительное свидание, определяется с учетом вместимости комнат длительных свиданий и графика предоставления свиданий.

Разрешение на свидание дается начальником ИУ, лицом, его замещающим либо назначенным приказом начальника ИУ ответственным по ИУ, в выходные и праздничные дни по заявлению (в том числе посредством электронной записи) осужденного либо лица, прибывшего к нему на свидание.

Длительные свидания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками предоставляются по документам, подтверждающим их родство (свойство) с осужденными.

Осужденные освобождаются от работы на период длительных и краткосрочных свиданий с последующей или предшествующей отработкой.

Воспользоваться правом на предоставление свидания осужденный может сразу же после распределения из карантинного отделения в отряд (для тюрем – общую камеру), независимо от того, имел ли он предыдущее свидание в местах содержания под стражей.

При наличии права на краткосрочное и длительное свидания вид первого определяет осужденный, при этом длительное свидание предоставляется в порядке общей очереди.

Последующие свидания предоставляются по истечении периода, равного частному от деления двенадцати месяцев на количество свиданий данного вида, полагающихся осужденному в год.

При переводе осужденного из одних условий содержания в другие периодичность предоставления свиданий исчисляется от даты предоставления последнего в предыдущих условиях отбывания наказания.

Время, в течение которого свидания осужденным не предоставлялись в связи с введением режима особых условий, засчитывается в срок, по истечении которого осужденным могут быть предоставлены свидания.

Продолжительность свиданий может быть сокращена администрацией ИУ по письменному заявлению лиц, находящихся на свидании. Объединение свиданий либо деление одного свидания на несколько не допускается.

На свидания осужденные должны являться в опрятном виде. На период длительных свиданий они могут пользоваться одеждой, бельем и обувью, принесенными родственниками. Осужденные до и после свиданий подвергаются личному обыску, а их вещи – досмотру.

Лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией ИУ порядка проведения свидания сдают запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под роспись в специальном журнале. После чего одежда и вещи граждан, прибывших на свидание, подлежат досмотру. В случае обнаружения запрещенных вещей администрация ИУ принимает меры в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации и настоящих Правил.

В случае отказа лица, прибывшего на длительное свидание, от досмотра длительное свидание не предоставляется, однако ему может быть предоставлено краткосрочное свидание.

Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

В случае передачи либо попытки передачи осужденному или осужденным лицам, прибывшим на свидание, или лицу, прибывшему на свидание, запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания свидание немедленно прекращается.

При нарушении прибывшими или осужденным установленного Правилами порядка проведения свидания оно немедленно прекращается.

На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением всех видов алкогольной продукции и пива), а также вещи, не относящиеся к категории запрещенных вещей.

Замена длительных свиданий на краткосрочные, а также свиданий на телефонные разговоры, в том числе с использованием систем видеосвязи при наличии технических возможностей, производится по письменному заявлению осужденного.

В целях реализации права осужденного на свободу вероисповедания в ИУ осужденным разрешается совершение религиозных обрядов, пользование предметами культа и религиозной литературой.

Для совершения религиозных обрядов священнослужителям разрешается проносить на территорию ИУ необходимые им предметы культа, перечень которых определен в соглашениях о взаимодействии территориального органа УИС с зарегистрированными в установленном порядке централизованными религиозными организациями, в том числе вещество для совершения причастия (евхаристические хлеб и вино). Хранение вещества для совершения причастия (евхаристические хлеб и вино) на территории ИУ после проведения богослужения (религиозного обряда) не допускается.

(глава XIV Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295)

13112

Источник: http://fkurf.ru/centralnyj_fo/moskva/fku_sizo-3.html

Новости Москвы: СИЗО Бутырка и Красная Пресня могут переехать в новую Москву

Краснопресненская тюрьма адрес

18:52 16.12.2018 – РИАМО   смотреть полную версию 

Два столичных СИЗО – “Бутырка” и “Красная Пресня” – могут навсегда закрыться, вместо них построят изолятор в новой Москве, сообщается на сайте газеты “Московский комсомолец”.

“Легендарный тюремный замок “Бутырка”, где в XVIII веке содержался Емельян Пугачев, скоро прекратит свое существование. Вместе с “Бутыркой” закроется еще один московский изолятор – №3 “Красная Пресня”. Под вопросом и судьба “Матросской тишины”, – говорится в сообщении.

Почти 5 тысяч узников из данных СИЗО могут переселиться на территорию новой Москвы.

“Наша “Бутырка“? Да ее за последние годы закрывали уже раз десять, не меньше. И в этот то же самое будет, вот увидите”, – прокомментировал сотрудник СИЗО №2.

Жители района рядом со знаменитым СИЗО часто пишут жалобы в разные инстанции, так как соседство с “Бутыркой” им доставляет беспокойство – они слышат крики, вой сирены и лай собак, чувствуют странные запахи. Эксперты также подтверждают, что расположение такого огромного изолятора вблизи от жилых домов нарушает санитарные нормы.

“А есть и такие, кто считает, что “Бутырка” должна быть закрыта как дурное наследие прошлого – территория боли и страха.

В легендарном СИЗО действительно когда-то расстреливали людей, до сих пор живы те, кто помнит, как именно тут исполнялись смертные приговоры.

С другой стороны, история – какая бы она ни была – остается историей, и забывать о ней было бы неправильно”, – уточняется в материале.

Как уточнил заместитель директора ФСИН России Валерий Максименко, решение о закрытии “Бутырки” и СИЗО №3 “Пресня” принято, а вот с “Матросской тишиной” взяли паузу.

“Изначально мы планировали построить своими силами новое СИЗО на две тысячи мест вместо “Пресни”. Но мэрия предложила другой вариант – закрыть еще и “Бутырку” с “Матросской тишиной” и за счет бюджета Москвы построить новое современное СИЗО на 5 тысяч мест на территории 80 гектаров”, – добавил Максименко.

Он пояснил, что для строительства нового СИЗО рассматриваются два направления – в сторону Калужского (новая Москва) и Дмитровского шоссе. Новый СИЗО будет соответствовать всем европейским стандартам, его планируют построить за год.

“Что касается освобожденных зданий, они поступят в распоряжение городских властей. Надеюсь, что “Бутырку” как представляющую историческую ценность не снесут. Это ведь уникальное сооружение, которому больше двух сотен лет”, – уточнил Максименко.

/ Воскресенье, 16 декабря 2018 года /

темы:  Новая Москва

ПРОСМОТРОВ: 8123

Москва. Два московских следственных изолятора – “Бутырка” и “Красная Пресня” скоро прекратят свое существование, под вопросом и “Матросская тишина”, пишет газета “Московский комсомолец” в понедельник.

 ….. 

“Пока решено все-таки “Матросскую тишину” не трогать. Что касается будущего СИЗО, рассматривается два направления – в сторону Калужского (Новая Москва) и Дмитровского шоссе. Предполагается, что изолятор будет построен в кратчайшие сроки, возможно даже за год. Начало работ? С января 2019-го”, – отметил он.

По словам В.Максименко, СИЗО будет соответствовать всем европейским стандартам. “Внешне оно будет похоже на “Кресты-2”, открытые недавно под Питером. ….. 

Издание отмечает, что в результате преобразований в общей сложности почти 5 тыс. заключенных СИЗО переселятся на дальние окраины.

“Среди главных минусов “великого переселения” заключенных – логистика. Стоит ожидать, что доставлять арестантов в суды и обратно будут еще дольше. Сегодня, напомним, чаще всего заключенные жалуются на условия перевозки в автозаках, которая занимает порой по 5-6 часов в одну сторону”, – пишет “МК”.

В Москве навсегда закроют СИЗО “Бутырка”и “Красная Пресня”, рассказал заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко.

Он отметил, что изначально в планах ФСИН было построить новое СИЗО вместо “Пресни”, однако московская мэрия предложила также закрыть “Бутырку” и “Матросскую Тишину” и возвести вместо них следственный изолятор на 5 тысяч мест. “Тишину”, однако, “пока решили не трогать”.

 ….. Начало работ? С января 2019-го, – передает слова Максименко “Московский комсомолец”.

Отмечается, что освободившиеся здания изоляторов будут переданы московскому правительству.

Программа переезда столичных следственных изоляторов обсуждается настолько давно, что в ее реальность перестали верить. Изначально предлагалось подключить к проекту большой бизнес: он бы построил на окраинах Москвы современные следственные изоляторы, а взамен получил бы исторические здания прежних тюрем в центре Москвы.

Но когда предприниматели начинали просчитывать расходы, то быстро теряли интерес к идее. Построить новый следственный изолятор, отвечающий всем требованиям, невероятно дорого. Теперь программу поддержали власти Москвы. Закрыты будут два изолятора – “Бутырка” и СИЗО №3 “Пресня”, известное, как краснопресненская пересылка.

 ….. 

Как сообщает Ева Меркачева, изначально тюремное ведомство планировало построить своими силами новое СИЗО на две тысячи мест вместо “Пресни”. ….. В январе будущего года работы уже могут начаться.

 ….. 

По схеме проект напоминает перенос “Крестов” в Северной столице. Там точно также сначала искали частных инвесторов, но в итоге новый изолятор построили за государственный счет. У переноса тюрем на окраины городов есть плюсы и минусы. Изначально, конечно, тюрьмы были на окраинах, но города росли, и старые казенные дома оказались посреди кипучей вольной жизни.

Из плюсов: удобная логистика, следователям и адвокатам легче добраться до СИЗО для встречи с арестованным. Родственникам также проще принести передачу. Когда СИЗО перенесут за МКАД, то дорога будет занимать больше времени.

Тем не менее, по словам сторонников идеи, плюсы перешивают: в первую очередь тем, что в новых СИЗО будут обеспечены высокие стандарты содержания.

Департамент развития новых территорий города Москвы готов оказать содействие Федеральной службе исполнения наказаний в поиске места для строительства следственного изолятора, который заменит СИЗО “Бутырка” и “Красная Пресня”, сообщил РИАМО в понедельник руководитель департамента Владимир Жидкин.

Ранее “Московский комсомолец” сообщил, что легендарный тюремный замок “Бутырка”, а также СИЗО №3 “Красная Пресня” планируют закрыть навсегда. Вместо них могут построить следственный изолятор в новой Москве.

“У ФСИН есть земля. Но официально они еще в наш департамент с этой темой не обращались. Решение должно приниматься на уровне руководства ФСИН и Москвы.

Если такое решение будет принято, то мы в процесс включимся, надо будет готовить градостроительную документацию плюс участвовать в проведении общественных слушаний. Однако у ФСИН есть участки и на территории Московской области.

Поэтому надо подождать, какое решение будет принято”, – сказал Жидкин.

 ….. 

Московские следственные изоляторы “Бутырка” и “Пресня” закроют. Вместо них построят новое современное СИЗО. Об этом сообщил замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Валерий Максименко “Московскому комсомольцу”.

По его словам, изначально планировалось строительство нового СИЗО на 2 тыс. мест вместо СИЗО №3 “Пресня”. Однако в мэрии Москвы предложили закрыть не только “Пресню”, но и “Бутырку” с “Матросской Тишиной”, а взамен построить СИЗО на 5 тыс. мест из бюджетных средств города.

 ….. 

Источник: http://MosDay.ru/news/item.php?1708190

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.