Кража квалификация

Какие хищения можно считать кражей с юридической точки зрения

Кража квалификация
Какие хищения можно считать кражей с юридической точки зрения

Если хищение происходит тайно – это кража. Обычно, когда преступник совершает преступление, рядом нет ни хозяев имущества, ни посторонних лиц. Это наиболее распространенный и многогранный вид завладения чужим имуществом. Разновидностей краж много. Есть преступления, которые можно назвать традиционными:

  • квартирные кражи;
  • карманные кражи на рынках и в общественном транспорте;
  • кражи вещей в поездах;
  • кражи на производстве;
  • кражи перевозимых товаров на ж/д транспорте;
  • кражи автомобилей и т.д.

В новой России появились и другие разновидности краж:

  • кражи металла;
  • кражи технических средств;
  • кражи с кредитных карточек;
  • кражи телефонов;
  • воровство электроэнергии;
  • воровство в супермаркетах и др.

Особые признаки кражи

1. Обычно кража совершается без присутствия хозяина. Однако владелец имущества в некоторых случаях может находится на месте совершения кражи, но не замечать этого:

  • карманная кража;
  • хищение у пьяного или спящего человека;
  • кража у человека, который не осознает, что происходит (у малолетнего или психически больного).

2. Иногда преступник создает впечатление у окружающих, что это именно он является владельцем имущества. Это преступление имеет дополнительно признак мошенничества.

3. Преступник может действовать на виду у родственников, знакомых или сослуживцев, рассчитывая на их попустительство.

4. Кража на производстве обладает той особенностью, что вор имеет доступ к продукции или товару и рассчитывает присвоить чужое имущество.

5. Вещи могут быть оставлены под временный присмотр, переданы носильщику при перемещении на вокзале или в аэропорту. Часть их может быть похищена самим хранителем. Также вор способен украсть вещи во время примерки в магазине, воспользовавшись доверием продавца.

Когда кража фактически совершилась?

Кража является преступлением, цель которого – овладение чужими материальными ценностями. Отсюда вытекают и факторы завершенности кражи.

1. Если человек проник на охраняемый объект, это еще не кража. Только тогда преступление считается завершенным, когда он вынес материальные ценности за территорию объекта. То есть овладел ними фактически.

В этом случае помощь юриста понадобится охранникам. Придется доказывать, что осуществлению кражи способствовала их личная халатность или плохо организованная система охраны.

Ведь охранников могут обвинить в прямом соучастии в преступлении.

2. Допустим, гражданин совершил тайное хищение чужого имущества, однако спрятал его на охраняемой территории. Через время, одумавшись, он решил вернуть украденные вещи, то есть совершил добровольный отказ от преступления (ст. 31 УК). Тогда он не может считаться преступником, ведь кража не была завершена.

Признаки групповой кражи

Если кража совершается по предварительному сговору нескольких лиц, тогда наказание за преступление следует более суровое (ст. 35 УК). Кроме того, не имеет значения, на каком этапе подготовки к совершению преступления эти лица договорились и распределили обязанности. В групповой краже могли принимать участие:

  • подстрекатели;
  • наводчики;
  • взломщики;
  • хранители краденого и другие лица.

Кража с проникновением на чужую территорию

Воры проникают в помещение не только из-за беспечности хозяев, но и при помощи технических средств (взлом дверей, разрушение стен, крыш, использование отмычек). Взлом запирающих устройств, в том числе порча сейфов или других хранилищ ценных вещей, квалифицируется как повреждение или уничтожение имущества (ст. 167 УК). Это отягчающие обстоятельства.

Оценка убытков самим пострадавшим

Очень часто привлекают юристов не только подозреваемые в совершении кражи, но и жертвы преступления. Иногда кажется, что убытки от кражи незначительные. Однако, воспользовавшись юридическим сопровождением, можно доказать, что человеку был нанесен значительный ущерб.

Следует учитывать значимость похищенных или уничтоженных вещей для потерпевшего.

С одной стороны, их потеря приводит еще и к моральному ущербу, а с другой, убытки от утраты вещей можно оценивать по-разному. Например, в результате кражи пропала шкатулка. Вор взломал ее и выбросил.

Все ценности возвращены, кроме самой шкатулки, которая может стоить намного дороже тех ценностей, которые содержались в ней.

Другой пример: со склада были похищены не очень ценные детали, так что убыток владельцу предприятия был нанесен вроде бы незначительный. Однако такое хищение привело к срыву всего рабочего процесса, к колоссальным убыткам. Данный факт поможет доказать квалифицированный юрист, чтобы можно было взыскать с преступника утраченные средства в связи со срывом договоров.

Бывают и такие обстоятельства: вор вскрыл сейф по наводке, а теперь утверждает, что он был пуст. Зато владелец сейфа заверяет, что у него пропала крупная сумма.

Нужно подтвердить тот факт, что деньги в этот промежуток времени должны были находиться у владельца сейфа. Он их мог взять в банке, или ему их передали компаньоны.

Судебный процесс является соревновательным, так что победит та сторона, которая воспользуется лучшим юридическим сопровождением.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cf01d6ff06e6b223de6e225/kakie-hisceniia-mojno-schitat-krajei-s-iuridicheskoi-tochki-zreniia-5e230701bb892c00ade687c8

Квалификация кражи при наличии особо квалифицирующих признаков

Кража квалификация

Семенов В.М., кандидат юридических наук.

Кража, совершенная в крупном размере (ч. 3 ст. 158 УК), – особо квалифицирующий признак, определяющий повышенную социальную опасность содеянного. Следуя установившейся с 1991 г. традиции, закон дает критерии определения крупного размера в примечании 4 к ст. 158 УК. Границы крупного размера вновь изменены. Законом РСФСР от 5 декабря 1991 г.

было установлено, что крупным размером признавалось хищение на сумму, 50-кратно превышающую минимальный размер оплаты труда; Федеральный закон от 1 июля 1994 г. установил, что крупным является хищение на сумму, 200-кратно превышающую минимальный размер оплаты труда. Согласно примечанию 4 к ст. 158 УК (в ред. 1996 г.) крупным размером “в статьях настоящей главы” (т.е.

не только для хищения) признается стоимость имущества, в 500 раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ этот признак вновь подвергся изменению. На сегодняшний день в примечании 4 к ст.

158 УК определено, что “крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей”.

Стоит отметить, что в научной литературе обращается внимание на несопоставимость понятий “значительный ущерб гражданину” и “крупный размер хищения”, которая приводит на практике к коллизиям.

Иногда, с учетом высокого уровня благосостояния потерпевшего, суд не может признать причиненный кражей ущерб значительным для него, хотя стоимость похищенной вещи превышает двести пятьдесят тысяч рублей. В таких случаях содеянное следует квалифицировать по более тяжкому признаку – по ч. 3 ст. 158 УК .

Если же кража в крупном размере признается одновременно причинившей значительный ущерб гражданину, то содеянное также квалифицируется по ч. 3 ст. 158 УК, но в описательной части приговора должен быть указан и упомянутый признак.

См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2002. С. 435.

Согласно примечанию 4 к ст. 158 УК размер хищения определяется стоимостью похищенного имущества. Стоимость вещи, в свою очередь, выражается в денежной оценке (цене). Однако установить цену похищенного бывает непросто. Пленум Верховного Суда РФ в упоминавшемся Постановлении от 25 апреля 1995 г.

N 5 дал указание судам: “При определении стоимости имущества, ставшего предметом преступления, следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления.

При отсутствии цены стоимость определяется на основании заключения экспертов”.

Поскольку сфера применения фиксированных государственных розничных цен в настоящее время ограничена, судам чаще приходится иметь дело со свободными рыночными ценами, складывающимися в данной местности.

Стоимость вещи в таких случаях определяется судом на основании имеющихся в материалах дела данных о фактически понесенных расходах на приобретение имущества или затратах на его производство, с учетом износа (амортизации) предмета. Доказательствами стоимости имущества могут служить не только документы, но и показания свидетелей, а также объяснения потерпевшего.

Разумеется, как и все доказательства, эти сведения подлежат судейской оценке. В сложных случаях, требующих специальных познаний, стоимость имущества может быть установлена с помощью экспертизы (например, кража уникальной вещи).

Если стоимость имущества, имеющая значение для квалификации преступления, определяется исходя из цен, действовавших на момент совершения преступления, то размер ущерба, возмещаемого потерпевшему по гражданскому иску или по инициативе суда, определяется (в случае изменения цен), исходя из цен, действующих на день принятия решения о возмещении вреда, с последующей индексацией исчисленной суммы на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном УПК РФ .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 10. С. 8; 1995. N 7. С. 2.

Совершение лицом нескольких краж, общая стоимость которых превышает двести пятьдесят тысяч рублей, должно квалифицироваться как кража, совершенная в крупном размере, если все преступления совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5) . Здесь, по существу, речь идет о едином продолжаемом преступлении.

См. также: П. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // БВС РФ. 2003. N 2.

Вместе с тем в судебной практике возникают ошибки при определении размера ущерба в упомянутых выше ситуациях.

По приговору Октябрьского районного суда г. Липецка 4 мая 1997 г. Панферов и Батуев осуждены по п. “б” ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Они признаны виновными в тайном хищении чужого имущества (краже) в крупном размере, группой лиц предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

В ночь на 8 ноября 1996 г. Панферов и Батуев по предварительному сговору с помощью принесенной ножовки перепилили петли ворот гаража, расположенного в гаражном кооперативе “Металлист-5” г. Липецка, и тайно похитили оттуда автомашину “ВАЗ-21083” стоимостью 24169900 руб.

, принадлежавшую экспериментальному спортивно-техническому центру г. Липецка. В период с 29 ноября по 2 декабря 1996 г. в г.

Липецке ночью Панферов и Батуев по предварительному сговору проникли в металлическую будку и украли четыре кислородных редуктора, баллон с кислородом и другое имущество, причинив управлению жилищно-коммунального хозяйства – жилищно-эксплуатационного управления N 2 г.

Липецка ущерб в сумме 2441946 руб. В начале декабря 1996 г. они же по предварительному сговору из другой металлической будки в г. Липецке похитили кислородный редуктор и иные вещи, причинив ОАО “ЛТЗ” ущерб на сумму 44 тыс. руб.

В ночь на 8 января 1997 г., заранее собрав из похищенного ранее оборудования газорежущий аппарат, они перевезли его на машине отца Панферова к гаражному кооперативу “Монолит” г.

Липецка и, используя аппарат, вырезали отверстие в воротах гаража, принадлежавшего Брылеву, украли оттуда “ВАЗ-21062”, автомобильный прицеп и другое имущество на общую сумму 37800 тыс. руб.

, причинив потерпевшему Брылеву значительный материальный ущерб.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда оставила приговор без изменения. Президиум Липецкого областного суда протест, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Панферова и Батуева с п. “б” ч. 3 ст.

158 УК РФ на п. “а”, “б”, “в”, “г” ч. 2 ст. 158 УК РФ, оставил без удовлетворения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 марта 2001 г.

аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее.

Вина Панферова и Батуева в содеянном доказана. Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно. Однако действиям Панферова и Батуева дана неверная юридическая оценка. Суд, квалифицировав действия Панферова и Батуева, сослался на наличие у Панферова и Батуева умысла на завладение чужим имуществом в крупном размере.

Как отмечено в приговоре, Панферов и Батуев совершили единое продолжаемое преступление, общая стоимость похищенного составила 64455846 руб., что в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный на момент совершения преступления.

С этим выводом суда согласиться нельзя, поскольку Батуевым и Панферовым совершено не одно, а несколько хищений, различающихся по месту, времени, источникам и способу их совершения. В каждом из этих хищений реализован самостоятельно возникший умысел на изъятие чужого имущества.

Стоимость похищенных вещей при совершении каждого отдельного преступления не образует крупного размера кражи .

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 марта 2001 г. по делу Панферова и Батуева // БВС РФ. 2001. N 10. С. 12 – 13.

Решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку “причинение значительного ущерба гражданину” либо по признаку “в крупном размере”, следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы .

Там же.

На определение размера кражи не влияет полное или частичное возмещение вреда после совершения преступления.

“Если лицо имело умысел на хищение государственного имущества в крупном размере, но он не был осуществлен по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное должно квалифицироваться как покушение на хищение в крупном размере, независимо от фактически похищенного” . При неконкретизированном умысле (относительно размера) содеянное квалифицируется в зависимости от стоимости фактически похищенного.

БВС РСФСР. 1988. N 4. С. 6 – 7.

Кража, совершенная организованной группой, рассматривается в ч. 4 ст. 158 УК. Этот особо квалифицирующий признак известен прежнему законодательству (ст. 144 – 147, 147.1, 148 УК 1960 г.). Понятие организованной группы теперь раскрывается в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Основной признак, отличающий организованную группу от группы лиц по предварительному сговору, – это устойчивость.

Разумеется, повышенная опасность кражи, совершенной организованной группой, определяется и другими обстоятельствами, но эти признаки либо не являются постоянными, либо их не удается формализовать.

Так, в Постановлении Пленума Верховного суда от 27 декабря 2002 г.

по этому поводу отмечается: “В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей)” .

П. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // БВС РФ. 2003. N 2.

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.

Итак, особенность организованной группы (в отличие от группы лиц с предварительным сговором) состоит в том, что некоторые ее члены могут не только выполнять элементы объективной стороны кражи, но и создавать условия для совершения хищения, например, подыскивать будущие жертвы, принимать и реализовывать похищенное, оказывать транспортные услуги или осуществлять иное обеспечение преступной деятельности группы. При наличии устойчивых связей с другими членами организованной группы действия ее участника квалифицируются по ч. 4 ст. 158 УК без ссылки на ст. 33 УК, даже если эти действия по своим объективным признакам не выходят за рамки пособничества.

В судебной практике вывод об устойчивом характере группы обычно обосновывается длительностью и многоэпизодичностью преступной деятельности. Руководители организованных групп расхитителей (их создатели, разработчики преступных планов, организаторы отдельных преступлений) несут ответственность за все совершенные группой хищения, если они охватывались их умыслом.

Особо крупным размером кражи (ч. 4 ст. 158 УК) признается стоимость имущества, превышающая 1 млн. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК).

С.М. Кочои предлагает перейти от понятия “крупный размер” кражи к новому понятию “крупный ущерб”.

При этом он полагает, что при установлении этого признака учету будут подлежать не только стоимость похищенного имущества, но и другие существенные обстоятельства дела (материальное и финансовое положение лица, значимость для него предмета преступления и т.п.) .

Думается, крупный и особо крупный размеры похищенного имущества являются более объективными критериями, поскольку при переходе от понятия “размер” к понятию “ущерб” возникает ничем не обоснованный, завышенный уровень дискреционных полномочий следствия и суда, когда незначительный размер похищенного с учетом его значимости для потерпевшего может быть признан крупным или даже особо крупным. Однако при краже виновный охватывает умыслом, как правило, только размер похищенного чужого имущества, и не может обычно предвидеть реальный ущерб, наносимый потерпевшему с учетом значимости для него похищенного имущества. Следовательно, появляется опасность объективного вменения. Использование понятий “крупный и особо крупный размеры” исключает такую опасность, а при назначении наказания конечно же учитываются все обстоятельства дела, в том числе и реальный ущерб, причиненный кражей.

См.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности по законодательству России: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1999. С. 25.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/5262-kvalifikaciya-krazhi-nalichii-osobo-kvalificiruyushhikh-priznakov

Кража. Квалифицирующие признаки. Отличие от грабежа

Кража квалификация

Кража – тайное хищение чужого имущества. Сущность хищения заключается в противоправном, безвозмездном изъятии чужого имущества, его обращении в пользу виновного, а равно других лиц. Данные действия совершаются только с корыстной целью и обязаны причинить материальный ущерб собственнику или владельцу имущества.

Объект кражи – правоотношения, относящиеся к категории “собственность”.

Объективная сторона кражи как формы хищения заключается в тайном незаконном изъятии имущества в отсутствие его собственника или владельца, а равно посторонних лиц, если такое изъятие совершено в их присутствии, но незаметно для них.

Если посторонние видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из анализа окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

По общему правилу кража считается оконченной, если имущество изъято и у виновного появилась реальная возможность пользоваться им, распоряжаться по своему усмотрению, например, обратить похищенное в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом.

Субъектом кражи может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Субъективная сторона кражи характеризуется наличием прямого, как правило, конкретизированного умысла и корыстной цели.

Хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает 1000 руб. (примеч. к ст. 7.27 КоАП).

Хищение чужого имущества на сумму менее 1000 руб. при наличии признаков преступлений, предусмотренных ч. ч. 2 – 4 158 статьи, ч. ч. 2 и 3 ст. 159, ч. ч. 2 и 3 ст.

160 УК, влечет наступление не административной, а уголовной ответственности (ст. 7.27 КоАП).

Квалифицированные виды кражи урегулированы ч. ч. 2 – 4 158 статьи.

Согласно ч. 2 таковыми являются совершение кражи группой лиц по предварительному сговору; с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; с причинением значительного ущерба гражданину; из одежды, сумки или другой ручной клади.

Совершением кражи группой лиц по предварительному сговору признается деяние, совершенное двумя и более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления.

При квалификации действий виновных как совершение тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору следует выяснить, имел ли место такой сговор соучастников еще до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества.

Необходимо также проверить: состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

Ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них, если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия в виде непосредственного содействия исполнителю.

Кража с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище. Под незаконным проникновением в помещение или иное хранилище понимается противоправное тайное или открытое вторжение, совершенное с целью совершения кражи. Проникновение в строения или сооружения осуществляется и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

Помещения – строения и сооружения, предназначенные для временного нахождения людей и размещения материальных ценностей (склады, цеха, фермы).

Хранилища – различные сооружения (цистерны, бочки, контейнеры), а равно специально обозначенные участки территории, предназначенные для хранения материальных ценностей.

О факте незаконного проникновения в жилище, помещение или хранилище свидетельствует момент возникновения умысла на завладение чужим имуществом.

Если лицо осуществило проникновение правомерно, умысел на хищение у него возник после проникновения, то признак совершения хищения с проникновением в его действиях отсутствует.

Кража с причинением значительного ущерба гражданину. О значительности ущерба, причиненного кражей гражданину, свидетельствует важность, существенность последствий преступления как для самого потерпевшего, так и для его семьи. Чтобы обосновать наличие данного квалифицирующего признака (п. “в” ч.

2 158 статьи), необходимо проанализировать имущественное положение потерпевшего, реальную стоимость похищенного имущества, его значимость для потерпевшего, размер и периодичность его доходов (заработной платы, пенсии), наличие у него иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

потерпевшему должен быть причинен материальный ущерб, который не может составлять менее 2500 руб.

Если ущерб, причиненный в результате кражи, не превышает указанного размера либо ущерб не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, содеянное может квалифицироваться как покушение на кражу с причинением значительного ущерба гражданину при условии, что умысел виновного был направлен на кражу имущества в значительном размере.

Кража из одежды, сумки и другой ручной клади, находившейся при потерпевшем. В данном случае речь идет исключительно о “карманных кражах”, т.е.

о кражах из карманов, сумок, портфелей, чемоданов, а также самих этих сумок, портфелей, чемоданов.

Тайное хищение багажа, сданного транспортной организации, а равно отдельных вещей из багажа, следует квалифицировать как кражу из хранилища.

Особо квалифицированными видами кражи (ч. 3 158 статьи) являются тайное хищение: с незаконным проникновением в жилище; из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в крупном размере.

Кража с проникновением в жилище. Под незаконным проникновением в жилище понимается противоправное тайное или открытое вторжение, совершенное с целью совершения кражи. Проникновение в жилище осуществляется и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения во внутрь жилого помещения.

Жилище – индивидуальный жилой дом, с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, любое другое жилое помещение, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания (отдельные квартиры, комнаты в коммунальных квартирах и общежитиях, номера в гостиницах и кемпингах), а равно иное помещение или строение, предназначенное для временного проживания (домики на колесах, палатки, шалаши, землянки).О факте наличия незаконного проникновения в жилище свидетельствует момент возникновения умысла на завладение чужим имуществом.

Кража из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода – особо квалифицированная разновидность хищения из хранилища.

Объективная сторона данного преступления заключается в несанкционированном отборе нефти, нефтепродуктов и газа из трубопроводов.

Кража в крупном размере. Согласно п. 4 примеч. к 158 статье таковой признается тайное хищение чужого имущества на сумму свыше 250 тыс. руб.

Как хищение в крупном размере квалифицируется совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 250 тыс. руб.

, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или в особо крупном размере.

Кража организованной группой. Содеянное квалифицируется по п. “а” ч. 4 158 статьи только в случае совершения хищения устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Такая группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Кража в особо крупном размере. Согласно п. 4 примеч. к 158 статье таковой признается тайное хищение чужого имущества на сумму свыше 1 млн. руб.

Как хищение в особо крупном размере квалифицируется совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 1 млн. руб.

, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или в особо крупном размере.

Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником, иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или удерживает его, содеянное квалифицируется как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой.

Действия виновного не перерастают в грабеж, если, скрываясь, он по объективным причинам не в состоянии избавиться от похищенного имущества.

Например, лицо совершало тайное хищение одежды, надевая на себя похищенные вещи. В этот момент виновный обнаружен собственником.

Скрываясь от последнего, похититель, бросив на ходу часть похищенного, убежал, унеся с собой те предметы одежды, которые не смог быстро с себя снять.

Отличие кражи от грабежа: кража – это тайное хищение, а грабеж – открытое хищение чужого имущества.

Открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Источник: https://studopedia.ru/6_110377_krazha-kvalifitsiruyushchie-priznaki-otlichie-ot-grabezha.html

Разбираем комментарии Верховного Суда к статье 158 УК РФ (Кража)

Кража квалификация

В связи с тем, что кража является наиболее часто встречающимся преступлением на практике, в декабре 2002 года Верховный суд объединил судебную практику по делам, связанным с кражей, грабежом и разбоем, и вынес Постановление Пленума № 29 (ППВС № 29), в котором даны ответы на наиболее распространенные вопросы.

В данной статье предлагаем рассмотреть важные вопросы при квалификации кражи, на которые обращает внимание Верховный Суд РФ.

Чтобы узнать больше, подписывайтесь на наш Телеграм-канал — https://t.me/lawprotects.

Что Верховный Суд понимает под этим преступлением?

Верховный суд, как и законодатель, определяет кражу как тайное хищение чужого имущества (п. 2 ППВС № 29). То есть для того, чтобы действия лица были квалифицированы по статье 158 Уголовного кодекса (УК РФ) необходимо не только наличие признаков хищения (Примечание к ст. 158 УК РФ, п. 1 ППВС № 29), но и признак «тайности» такого хищения.

С учетом этого, предлагаем кратко проанализировать признаки кражи:

  1. Кража выражается в изъятии имущества, то есть в таких действиях, которые заключаются в отторжении чужого имущества.
    Представим, что В. забирает у Д. его ноутбук, тем самым В. изымает ноутбук из собственности Д.
  2. Такое изъятие должно быть противоправным.
    Если В. забирает у Д. ноутбук без законного основания, то можно говорить о противоправности его действий.
  3. Помимо признака противоправности, необходим признак безвозмездности, то есть виновное лицо не должно предоставлять потерпевшему соответсвующий эквивалент похищенного.
    Например, В., забирая у Д. ноутбук, кладет вместо него шариковую ручку.
  4. Предметом кражи выступает только чужое имущество, то есть имущество, которое не находится у виновного на законном основании.
    Так, если В. берет у Д. его ноутбук, то нет сомнений в том, что В. данный ноутбук не принадлежит.
  5. Изъятие должно причинить собственнику или владельцу имущества ущерб.
    Если вернуться к приведенному примеру, то при похищении ноутбука у Д., его объем собственности уменьшается.
  6. Помимо объективных признаков, перечисленных выше, необходимо также наличие корыстной цели, которая выражается в желании виновного обогатить либо себя, либо других людей за счёт похищенного имущества.
    Так, В. похищает ноутбук у Д., так как у него нет денег на его приобретение.
    Верховный суд в п. 7 ППВС № 29 разъясняет, что если лицо намеревалось временно воспользоваться чужим имуществом, а потом собиралось вернуть его собственнику, то такие действия нельзя квалифицировать как кражу, так как отсутствует корыстная цель. Так, например, в случае совершения угона, когда лицо не собирается похищать чужое транспортное средство.
  7. Для квалификации действий В. по статье 158 УК РФ (кража), помимо перечисленных шести признаков, необходимо наличие еще одного признака: хищение должно быть тайным. Рассмотрим последний признак более подробно, так как ему посвящен отдельный пункт в ППВС № 29 (п. 2).

Признак тайности

Для признания хищения тайным необходимо одновременное наличие объективного и субъективного «признака тайности». Субъективный признак характеризуется тем, что виновный должен осознавать, что совершаемое преступление либо не заметно для окружающих, либо они не понимают, что на самом деле происходит.

Верховный суд выделяет следующие разновидности объективного признака:

  1. При совершении хищения отсутствует либо собственник, либо иной законный владелец имущества, а также посторонние лица. Такая ситуация возможна, когда В. пробирается в пустую квартиру Г., при этом он точно знает, что никого дома нет.
  2. Собственник, владелец, третье лицо может присутствовать в момент хищения имущества, но это не означает, что они не сознают, что на их глазах совершается преступное деяние. Например, если Г. засыпает на лавке, а В. похищает у него оставленный рядом ноутбук. То есть преступление совершается в присутствии Г., но незаметно для него. Наиболее часто встречающимся примером в теории, иллюстрирующим данный признак, являются карманные кражи.
  3. Собственник, владелец, или посторонние присутствуют при изъятии имущества, и осознавая, что данное имущество завладевается другим человеком, тем не менее не осознают противоправности этих действий. Такая ситуация возможна, когда речь идет о малолетнем, о человеке в состоянии алкогольного опьянения и в других ситуациях. Например, Г. оставляет свой ноутбук 3-х летнему брату. В., зная об этом, подходит к ребенку и забирает ноутбук. Ребенок в силу своего малолетства не понимает, что совершается кража. При этом для квалификации по ст. 158 УК РФ необходимо, чтобы В. осознавал, что действует тайно.
  4. Виновный завладевает чужим имуществом, полагая, что он действует тайно, хотя в действительности его действия таковыми не являются для собственника, владельца или третьих лиц.
  5. При совершении хищения присутствует близкий родственник виновного, и он полагает, что родственник не будет препятствовать его преступным действиям. Так, если В. похищает ноутбук Г. на глазах у своей жены, то действия В. квалифицируются как кража. Если жена В. потребует прекратить совершать хищение для того, чтобы пресечь преступление, то ответственность будет наступать по ст. 161 УК РФ (грабеж — открытое хищение).

Момент окончания преступления

Согласно разъяснениям Верховного суда (п. 6 ППВС № 29), кража считается оконченной тогда, когда похищенное имущество изъято, а лицо получило реальную возможность распорядиться им так, как оно желает.

Например, если у В. после похищения ноутбука у Г. появилась возможность продать его или подарить кому-либо, то преступление считается оконченным.

В том случае, если после того, как В. похитил ноутбук, его сразу же остановили сотрудники полиции, которые видели, как он совершает преступление, действия В. должны быть квалифицированы как покушение на кражу.

Рекомендуем к прочтению:

Эксцесс исполнителя: перерастание в грабеж или разбой

Верховный суд затрагивает важную проблему перерастания одного преступления в другое (п. 5 ППВС № 29).

Рассмотрим следующие ситуации:

Например, В. проникает в квартиру Г., так как хочет похитить его технику.

Однако во время совершения кражи Г. приходит домой и видит преступника. Несмотря на то, что Г. вернулся, В. продолжает совершать хищение.

В таком случае действия В. уже нельзя квалифицировать как кражу, так как тайное хищение перерастает в открытое. Следовательно, В. будет подлежать уголовной ответственности по ст. 161 УК РФ.

Если В., продолжая изымать имущество у Г., применяет к последнему опасное для жизни или здоровья насилие (или угрожает применить опасное насилие), то действия В. также нельзя будет рассматривать как кражу.

В данном случае неоконченная кража после применения насилия перерастает в оконченный разбой (ст. 162 УК РФ).

Следует также обратить внимание на такое понятие как «эксцесс исполнителя» (п. 14 ППВС).

Это такая ситуация, когда кража совершается либо группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой, и один из исполнителей совершает такие действия, которые приводят к перерастанию кражи в другое преступление.

Например, Б. и В. совместно похищают имущество в квартире у Г., пока того нет дома. Однако Г. неожиданно возвращается домой. Понимая, что они застигнуты врасплох, Б. достает пистолет и стреляет в ногу Г. При этом В. перестает участвовать в совершении преступления.

Так, действия Б. следует квалифицировать как разбой, а действия В — как кражу, так как он не применял насилие. В том случае, если В. не перестает выполнять объективную сторону, а пользуется тем, что Г. им не мешает, то и его действия следует рассматривать как разбой.

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/krazha/kommentariy-k-158.html

Особенности квалификации кражи

Кража квалификация

Киров

11 марта 2017г.

Термин “квалификация” (от лат. qualitas – качество и facio – делаю) означает оценку деятельности людей в соответствии с заранее определенными критериями. Еще в 1947 году автор одной из первых в отечественном уголовном праве работ о квалификации преступлений, А.А.

Герцензон, писал: “Квалификация преступлений состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом” [1] В 1972 году академик В.Н.

Кудрявцев определял квалификацию как «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления».[2] Последующие определения в уголовно-правовых работах о квалификации преступлений в основном совпадают с указанными формулировками.

Важной теме о теоретических основах квалификации преступлений посвящены работы: Б. А. Куринова, А. И. Рарога, Г. А. Левицкого, Н.Ф. Кузнецовой, А.В. Корнеевой, Н.К. Семерневой и многих других авторов.[3]

Согласно ст. 8 УК       РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом.

Следует согласиться, что «от квалификации зависит решение всех остальных уголовно-правовых вопросов, поэтому состав преступления выступает правовым обоснованием дальнейших юридических последствий для лица, совершившего преступление».[4] При квалификации состав преступления рассматривается как  совокупность четырех элементов и входящих в каждый элемент, определенных признаков.

Каждая из четырех групп признаков состава, характеризующих ту или иную сторону преступления, влияет на его квалификацию. Поэтому в теории уголовного права существуют правила я.

квалификации по элементам состава преступления, а также при неоконченном преступлении, соучастии, множественности, и т.п.

При квалификации кражи возникают вопросы при определении объекта и предмета этого преступления. Не являются, например, предметом кражи предметы, изъятые из гражданского оборота, или оборот которых ограничен: ядерные материалы, радиоактивные вещества, огнестрельное оружие, наркотические средства, официальные документы и т.п.

Ответственность за хищение этих предметов предусмотрена ст. 221, 226, 229, 325 УК РФ. Естественные природные богатства, в которые не вложен труд человека,  также  не  могут быть предметом хищения,  и рассматриваются как предмет экологических преступлений. Существенно определяют квалификацию преступления признаки объективной стороны.

Для правильной квалификации кражи необходимо определить сумму причиненного ущерба  и провести разграничение с  мелким хищением. Так, освобождая от наказания по представлению начальника филиала по Старополтавскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Волгоградской области, гражданина Бердникова В.А.

, в постановлении Старополтавский районный суд Волгоградской области указал, что «Бердников В.А. осужден 18 июля 2016 года по приговору мирового судьи за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ к наказанию  в виде 300 часов обязательных  работ. Из приговора следует, что имущественный ущерб, причиненный действиями Бердникова В. А.

потерпевшему, 1500 рублей». В данном случае мировой суд не учел положения ч. 1 ст. 10 УК РФ, а также редакцию ч.2 ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в которой указано, что мелким признается также хищение на сумму более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч  пятисот рублей. Кроме того, в примечании к ст.

158 УК РФ указан минимальный размер значительного ущерба – пять тысяч рублей. Значительный ущерб – оценочный признак. Сама по себе цена похищенной вещи, равная или превышающая 5 тыс. рублей, не является основанием квалификации хищения как причинившего значительный ущерб гражданину.

При установлении значительности ущерба потерпевшему наряду с его имущественным положением, которое следует выяснить и учесть в силу прямого указания закона, нужно учитывать и иные обстоятельства дела, включая  оценку  значительности  ущерба  потерпевшим.  Однако  мнение  потерпевшего  не  должно предопределять позицию суда.

Суд может признать ущерб значительным, даже если потерпевший возражает против такой его оценки, и наоборот. Согласно примечанию 4 к ст. 158 УК РФ «крупным размером… признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей».

От других форм хищения кражу отличает способ хищения. При совершении, например, мошенничества, обман является способом совершения преступления; в результате его применения происходит завладение чужим имуществом или правом на имущество.

В краже способом совершения преступления является тайное изъятие имущества, а обман выступает в качестве средства, облегчающего совершение этого преступления. В апелляционном постановлении от 3 марта 2016 г.

Саратовского областного суда указано, что осужденный совершил хищение из гаража потерпевшего инструментов, при этом у осужденного находились в распоряжении ключи потерпевшего, которые он сам ему передал.

Как следует из имеющихся в деле доказательств, инициатива передачи гаража и инструментов во временное пользование осужденного исходила не от осужденного, а от потерпевшего.

Ключи от гаража были переданы ему заранее, и на момент их передачи осужденный не имел умысла на хищение имущества из гаража, умысел у него возник позднее, когда он попал в тяжелое материальное положение. Каких-либо данных о возникновении у осужденного умысла на хищение инструментов и иного находившегося в гараже имущества до передачи ему ключей от гаража в материалах дела не имелось. При таких обстоятельствах по рассматриваемому делу суд принял решение переквалифицировать действия осужденного с ч. 1 ст.159 УК РФ на ч.1 ст.158УКРФ.[5]

В разъяснениях постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под кражей – тайным хищением чужого имущества, понимаются «действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них».[6] Также в данном постановлении имеются разъяснения, что, решая вопрос о том, является ли посягательство на чужое имущество тайным или нет, следует исходить из субъективной стороны действий виновного.

Если он считает, что при незаконном изъятии чужого имущества действует тайно, но в тоже время его незаконные действия видели посторонние лица, и ничего не предпринимали для пресечения преступления, то содеянное является кражей.

Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо, является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что он не встретит противодействия со стороны указанного лица, то содеянное квалифицируется как кража чужого имущества. Таким образом, в постановлении Пленума конкретно указано, что кража может совершаться только в присутствии близких родственников.

В ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации, говорится, что «близкими родственниками являются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии (родители и дети, дедушки, бабушки и внуки), полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры».

[7] Суды при рассмотрении данных дел, используют определение понятия, которое использует Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: «близкие родственники – супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки». [8] «Тем не менее, – отмечает П.С.

Яни, – судебная практика по-прежнему достаточно широко определяет круг присутствующих при хищении лиц, безразличное либо одобрительное отношение которых к действиям виновного дает, по мнению правоприменителя, основания для квалификации деяния как тайного хищения.

Такими лицами признают близких друзей похитителя или даже просто знакомых, кроме того, к противодействию со стороны третьих  лиц  не относят ненастойчивые и  не выражающиеся в жестких  требованиях уговоры прекратить преступные действия».[9] С этим можно согласиться, и привести примеры из судебной практики.

Так, например, в постановлении Ступинского городского суда Московской области от 30 сентября 2015 г. указано, что гражданин был свидетелем того, как подсудимые пытались снять колеса и фары с автомобиля.

Подсудимые знали, что их видел свидетель, но проигнорировали данную ситуацию, уверенные в том, что знакомый не будет им препятствовать в совершении хищения. При данных обстоятельствах, суд сделал вывод, что действия подсудимых по изъятию чужого имущества нельзя признать открытыми и переквалифицировал действия подсудимых с п. «а» ч. 2 ст.

161 УК РФ – грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору на п. «а» ч. 2 ст.158 УК РФ – кража , то есть тайное хищение чужого имущества, свершенная группой лиц по предварительному сговору.

[10] Как показывает практика, суды не только используют понятие «близкие родственники», установленное в УПК РФ, но и значительно расширяют его понятие, приравнивая к близким родственникам друзей и знакомых, что вряд ли соответствует правильному определению способа хищения в форме кражи. Очевидно, если имеются свидетели хищения, и виновный осознает данное обстоятельство, его действия следует квалифицировать по ст. 161 УК РФ, как открытое хищение имущества.

Не менее важно для правильной квалификации определить признаки субъективной стороны состава кражи. Например, в отличие от кражи, самоуправство совершается не с целью хищения чужих вещей, а с целью завладения имуществом, в отношении которого  лицо обладает действительным  или предполагаемым правом.

Исходя их положений пункта 7 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, не образуют состава кражи «противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ». Сложность оценки состава преступлений о самоуправстве возникает из-за размытой формулировки диспозиции статьи, из смысла которой не в полной мере ясна суть самоуправства. Так, Верховный суд Республики Бурятия в апелляционном постановлении от 7 июня 2016 г. указал: «Из материалов дела следует, что подсудимый неправомерно завладел электрической печью, принадлежащей потерпевшей, с причинением ей значительного ущерба. Суд первой инстанции, признавая подсудимого виновным в тайном хищении имущества, не произвел оценку показания потерпевшей о том, что со слов сына ей стало известно, что он занимал у подсудимого деньги и долг не вернул. Со слов потерпевшей ей известно, что электроплитку подсудимый взял в счёт долга. Показания свидетеля (сына) о том, что он занял у подсудимого денежные средства, но вовремя не вернул, также не получили оценки в приговоре».

Поэтому, пересмотрев материалы дела, Верховный суд Республики Бурятия принял решение переквалифицировать действия подсудимого с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 330 УК РФ.[11] Можно привести и другие примеры.[12]

В процессе квалификации кражи, при определении признаков субъекта преступления, необходимо установить не только обязательные признаки –возраст и вменяемость, но и провести разграничение  с  другими  составами –  например,  присвоением  и  растратой.

В том случае, когда «похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества»[13], содеянное следует квалифицировать по ст. 160 УК РФ. Так, П.С. Яни отмечает: « По ст. 160 УК должны квалифицироваться действия, в частности, сторожа, продавшего с целью приобретения алкоголя вверенное ему хозяином дома для  пользования имущество, например телевизор»[14] В постановлении Пленума Верховного  Суда  РФ от 27.12.2007 года  № 51    имеется разъяснение, что «совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим соответствующими полномочиями (по управлению, распоряжению и т.д.), но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы, или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по ст. 158 УК РФ». Таким образом, если у виновного имеются полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению, а также пользованию имуществом, его действия следует квалифицировать по ст. 160 УК РФ.

11 Герцензон А.А. Квалификация преступлений. М., 1947.

2 Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1972. С. 7 – 8.

3 Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984; Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003; Левицкий Г.А. Квалификация преступлений. М., 1981; Кузнецова Н.Ф.

Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу “Основы квалификации преступлений” / науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007. 336 с.; Корнеева А.В. Теория квалификации преступлений: учебное пособие для магистров /отв.ред. А. И. Рарог.–М.: Проспект, 2014г.

; Савельева В.С. Основы квалификации реступлений: учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. 80 с.; Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научно- практическое пособие.

Москва: Проспект; Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2010. 296 с.,

4   Л.В. Иногамова –Хегай / Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник /под ред. Л.В. Иногамовой –Хегай, А.И.Рарога.–М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2009г.-С.9

Источник: https://izron.ru/articles/aktualnye-voprosy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdunarodnoy-nauchno-praktich/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-i-kriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo/osobennosti-kvalifikatsii-krazhi/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.