Кресты сизо

Любовь в «Крестах»: как убийца и грабитель сбежал из знаменитой тюрьмы, вступив в связь со следователем

Кресты сизо

Эта история позже вдохновила режиссёров и писателей, а в кино зэка и следователя сыграли Александр Абдулов и Марина Нееелова

Аббревиатура СИЗО № 1 г. Санкт-Петербурга большинству обывателей ничего не скажет. А вот тюрьма под названием «Кресты» известна всем. История этого исправительного учреждения крепко переплетена с историей страны. Здесь делались передовые научные открытия и отбывали наказание самые известные люди России.

Тюрьму посетили литераторы Иосиф Бродский, Лев Гумилев, Владимир Набоков, Николай Заболоцкий, Даниил Хармс, актер Георгий Жженов, политики Лев Троцкий и Александр Керенский, маршал Константин Рокоссовский.

Георгий Жженов в фильме «Берегись автомобиля»

Не обошли тюрьму вниманием и известные уголовники. В «Крестах» сидел известный вор в законе Джаба Иоселиани, ставший позже крупным политиком. Побывали в местных камерах и такие авторитеты, как Костя Могила и Сергей Мадуев.

У каждой тюрьмы есть своя история побегов. «Кресты» не стали исключением. В 1922 году легендарный питерский налетчик Ленька Пантелеев подкупил надзирателя, и тот помог выбраться мятежникам из тюремного корпуса. Преступники вскарабкались на ограду по доскам и, спустившись на улицу по веревке, сплетенной из одеял, исчезли.

В первый послевоенный год еще один изобретательный зэк методично делал проем в стене и однажды пропал. В первые часы на свободе беглец направился в баню, где по невероятному стечению обстоятельств парились надзиратели. Неудачник был немедленно опознан и возвращен за решетку.

На излете брежневской эпохи двое сидельцев-умельцев подделали с помощью газет и ниток удостоверения сотрудников тюрьмы, переоделись в халаты, украденные у местных врачей, и вышли через центральный вход. Вскоре оба были пойманы и возвращены на место. Этот случай послужил причиной ужесточения тюремного распорядка и режима работы КПП.

Знаменитый грабитель и убийца Сергей Мадуев по прозвищу «Червонец»  совершил побег, вдохновивший режиссеров и писателей.

В «Крестах»  преступник влюбил в себя следователя по особо важным делам Наталью Воронцову. Во время допроса потерявшая голову женщина передала Мадуеву оружие.

3 марта 1991 года бандит сделал предупредительный выстрел в стену и, оттолкнув конвоиров, попытался скрыться. Дальше КПП уйти ему не удалось.

Кадр из фильма «Тюремный романс» (1993 год), снятого по мотивам истории Сергея Мадуева и Натальи Воронцовой. В главных ролях: Александр Абдулов, Марина Неелова

Почему тюрьму зовут «Крестами»

Одна из самых известных тюрем России берет свое начало из огромного винного погреба, организованного императрицей Анной Иоановной на Арсенальной набережной Санкт-Петербурга. Позднее винный склад был переоборудован под тюрьму. На этом месте в 1884 году руками арестантов был возведен огромный по тем временам тюремный комплекс.

Луи Каравак. Портрет Анны Иоановны,1730 год

Концепция архитектора АнтонияТомишко заключалась в том, что два основных здания тюрьмы имели форму крестов, соединенных храмом Святого Александра Невского. Неудивительно, что в народе заведение так и называется – «Кресты». Постройки из красного кирпича должны были напоминать зэкам о Божьем суде и призывать к раскаянию.

Помимо эстетических, архитектор решил и сугубо практические функции. Планировка облегчила тюремщикам контроль за коридорами и перемещениями узников по ним. Самая современная тюрьма России переняла зарубежный опыт. Западные тюрьмы принято строить по принципу максимальной открытости и освещенности пространства.

В начале прошлого века тюремный ансамбль на 1000 человек отвечал всем тогдашним требованиям для содержания зэков. «Кресты» считались самой передовой тюрьмой России. Арестанты содержались в камерах по одному-два человека. Внутри имелось центральное отопление, была установлена вентиляция и туалеты со сливом.

Проект «Крестов»  был признан настолько успешным, что копии узилища позднее построили еще в двух городах России.

Кресты. Источник: wikipedia.org

Политические заключенные

В первые годы существования в казематах на Арсенальной набережной сидели только уголовники. Изменила заведенный порядок революция 1905-1907 гг. В камеры хлынул поток «политических».

Накануне Октябрьской революции в «Кресты»  угодили лидеры большевиков – Троцкий, Каменев, Луначарский и Антонов-Овсеенко. По иронии судьбы, одновременно с ними в тюрьме содержались арестованные после Февральской революции высшие должностные лица николаевской России, в том числе и представители полицейского аппарата.

В 1920 году коммунисты переименовали «Кресты» во «2-ой лагерь принудительных работ особого назначения». Одновременно с этим тюремный храм был ликвидирован и переделан в просветительский клуб.

Научно-исследовательская тюрьма

Андрей Туполев. Источник: wikipedia.org

В 30-х в одном из зданий создали «шарашки» – научные и конструкторские бюро, где работали ученые, попавшие в сталинское месиво. Условия для них были по меркам тех времен вполне приличные.

Среди прочих советский научно-технический прогресс из тюрьмы двигали авиаконструктор Андрей Туполев, профессор-физик Виктор Бурсиан, судостроитель Эдуард Папмель и многие другие талантливые ученые. «Кресты» стали одним из центров научной мысли России. Здесь были совершены удивительные открытия и сделаны важные для будущего страны изобретения.

Во время войны в «Крестах» функционировал только один корпус, охраняемый пожилыми мужчинами и женщинами. Большая часть тюремного персонала ушла на фронт. Расположенная в блокадном Ленинграде тюрьма подверглась сильной бомбежке, и, чтобы получить средства на восстановление, в «Крестах» открылась фабрика по производству картона. Трудились на производстве сами заключенные.

Справка EG.RU: В 1993 году в легендарной тюрьме был создан музей, а в наши дни идет строительство нового изолятора “Кресты-2” в Колпино. Старый тюремный комплекс “Кресты-1” также продолжит функционировать.

Источник: https://www.eg.ru/society/572596-lyubov-v-krestah-kak-ubiyca-i-grabitel-sbejal-iz-znamenitoy-tyurmy-vstupiv-v-svyaz-so-sledovatelem/

Вторые Кресты: RT побывал в новом и самом большом изоляторе в России

Кресты сизо

RT первым из федеральных СМИ побывал в новом изоляторе Кресты-2 в Колпине под Петербургом. Именно туда накануне Нового года переехали арестанты и сотрудники знаменитых питерских Крестов.

Корреспонденты RT оценили «европейские» условия содержания заключённых и узнали у них самих, что они думают о новом помещении. Судьба старых Крестов пока под вопросом: вероятно, часть изолятора превратят в музей, а в другую переберутся работники петербургского ФСИН.

Как заключённые гуляют по крышам и что думают о новых соседях жители Колпина — в репортаже RT.

RT побывал в изоляторе Кресты-2 в Колпине, куда перед Новым годом переехали заключённые и персонал легендарного петербургского СИЗО Кресты. Новое здание изолятора, по заявлениям ФСИН, стало самым большим в России и Европе, а также самым комфортабельным — на каждого заключённого приходится по 7 кв. метров жилой площади.

  • Кресты — новые и старые: корреспондент RT провёл день в крупнейшем изоляторе России

Безмолвные Кресты

Вековые ели на входе в изолятор Кресты — первое, что десятилетиями видели арестанты, которых привозили во внутренний двор.

 В этом комплексе старинных зданий из красного, выщербленного временем кирпича более ста лет содержались арестанты и работали сотрудники ФСИН. Сейчас тут пусто, остался лишь старый комендант — один из тех, кто раньше руководил изолятором.

Он проработал в Крестах всю жизнь и не хочет расставаться с ними после переезда. Иногда во внутреннем дворе появляются сотрудники ФСИН — они вывозят оставшиеся вещи. 

А ещё над Крестами привычно кружат птицы.

«Голуби прилетают и сидят под окнами, а кормить некому», — говорит проводник RT, подполковник ФСИН.

Кресты действительно опустели достаточно быстро: заключённых перевезли в Колпино всего за неделю.

Несмотря на то что у арестантов было время на сборы, камеры выглядят, словно каюты брошенного корабля: незастеленные постели, зубные щётки и бритвы у раковины, самодельная шахматная доска на столике, недочитанные книги «Твин Пикс» и «Сицилиец» Марио Пьюзо. В камерах пахнет потом и табачным дымом, запах будто впитался в стены.

Этот изолятор больше никогда не примет заключённых. Сейчас чиновники обсуждают, как можно использовать здание, — нужно принять во внимание, что оно является памятником культуры. ФСИН предлагает перевезти туда административный персонал, а также расширить тюремный музей и открыть его для посетителей.

Уже сейчас там собраны интересные экспонаты: специальный шлем для перевозки арестантов, который был на задержанном бойце без правил Вячеславе Дацике по кличке Рыжий Тарзан, когда европейские силовики передали его российским властям, а также пальто Пчёлы из сериала «Бригада». 

Как рассказывают сотрудники изолятора, пальто выкупил на аукционе и подарил Крестам бывший арестант: «Сказал, раз сам Пчёла в сериале в Крестах не посидел, то пусть его пальто хоть здесь будет».

Неповторимый Лёнька Пантелеев

При строительстве Крестов-2 в Колпине особое внимание уделялось тому, чтобы сохранить привычный уровень безопасности. Ведь старые Кресты известны не только архитектурой и солидным возрастом в 125 лет, но и тем, что за всё это время был совершён лишь один удачный побег. В 1922 году при помощи сообщников из Крестов сбежал известный петроградский налётчик Лёнька Пантелеев.

Ещё несколько человек пытались повторить его успех, но, даже очутившись на свободе, вскоре снова оказывались в Крестах. В 1984 году двое арестантов выскользнули наружу с помощью поддельных служебных удостоверений сотрудников милиции, сделанных из газетных вырезок и цветных ниток из расплетённых носков. На следующий день один вернулся сам, а второй был задержан.

В 1991 году бандит Сергей Мадуев по кличке Червонец, которому грозил расстрел, соблазнил следователя Наталью Воронцову и уговорил её принести револьвер, из которого он ранил майора охраны и попытался сбежать, но был задержан.

Мадуева так и не расстреляли, заменив наказание на пожизненный срок.

Последняя попытка побега произошла в 1992 году, когда покинуть стены изолятора попытались сразу семь заключённых. Они взяли в заложники двух сотрудников СИЗО, однако были обезврежены. В результате погибли трое арестантов и сотрудник Крестов.

Телевизоров больше, чем людей

Сотрудники Крестов-2 пока не сталкивались с ЧП, но новый изолятор кажется гораздо более надёжным, чем прежний. Здание СИЗО видно издалека, ещё на подъезде к Колпину.

Изолятор занимает территорию площадью в 28 гектаров и напоминает небольшой город с жилыми корпусами, больницей, пожарной частью, мастерскими и складами.

В центре — два здания в форме крестов высотой в восемь этажей с прогулочными двориками на крышах.

По лестницам в новом здании постоянно поднимаются и спускаются люди — сотрудники изолятора и осуждённые, согласившиеся работать в отряде хозобслуживания. У них в руках вёдра, швабры, малярные валики: здание уже введено в эксплуатацию, но в некоторых помещениях до сих пор ведутся работы.

«Лифт пока не работает, так что за день приходится подниматься и спускаться по 7-8 раз», — ворчат сотрудники. Но тут же поспешно уточняют, что всё к лучшему: поддерживают форму.

На каждом этаже, где крестом сходятся коридоры, ведущие из разных крыльев здания, находится контрольный пункт. В «стакане» за стеклом перед десятком мониторов сидят девушки-сотрудницы, которые наблюдают за обстановкой в камерах и коридорах изолятора.

Экранов хватает и без мониторов видеонаблюдения: повсюду стоят телевизоры разных марок и размеров. Большая часть из них окажется в камерах у заключённых.

Сидеть по-европейски

Во время обеда по коридорам толкает тележку с едой заключённый из хозосблуги. Борщ и картошка с мясом отправляются в «кормушку» — небольшое окно в двери камеры. Впрочем, в отличие от здания старых Крестов, здесь слово «камера» для помещения не подходит: это большая и светлая комната — куда просторнее, чем номера большинства хостелов. 

ФСИН не раз заявляла, что заключённые получат по 7 кв. метров жилой площади каждый, что соответствует европейским нормам (российская норма — 4 кв. метра). Однако пока это непривычный простор.

В помещении четыре кровати, окна во всю стену, деревянный пол, стол, шкаф для продуктов и умывальник. Всё новенькое, свежая побелка, на полу до сих пор следы краски.

У арестантов есть полноценная туалетная комната — раньше унитаз был просто отгорожен стенками. По сути, это единственное место, где заключённый может укрыться от глаз сокамерников и надзирателей.

Однако надолго там запереться не позволят дежурные, наблюдающие за мониторами.

Также по теме

«Здесь мало кто считает, что поступил правильно»: RT побывал в самой большой колонии для пожизненно осуждённых

Две тысячи преступников в России приговорены к пожизненному заключению и отбывают наказание в тюрьмах. Двести из них уже отсидели…

В камере не просто тепло, а жарко и душно. Проветрить помещение непросто, так как окна не открываются, можно лишь слегка приоткрыть форточку. Но жалуются заключённые не на это. Один из арестантов лежит на кровати и пытается разгадывать кроссворды: журнал уже весь исчеркан ручкой.

«Начальник, нам всё очень нравится, но можно всё-таки телевизор в камеру, этот не работает», — кивает он на стоящий в углу старый «ящик». Двое сокамерников его поддерживают, а ещё одна койка пустует: человека увезли на следственные действия.

В другой камере тоже трое арестантов. Двое из них — мускулистые, накаченные мужчины. Один здесь по подозрению в вымогательстве, другой — в убийстве. Подозреваемый в тяжком преступлении шутит, что в камере скучно и за каждым движением следят. «Разве так можно?» — спрашивает он и подмигивает.

«Заключённые делают парашютики из пакетов»

Скука и тотальный контроль со стороны администрации действительно стали главными врагами арестантов.

В старом здании Крестов заключённые десятилетиями налаживали коммуникацию: обменивались записками, перебрасывали верёвочки из окна в окно, перестукивались и плевали скатанными в шарики сообщениями на бумаге с помощью скрученных из газет трубок.

С переездом всё налаженное общение прекратилось — во многом потому, что новое здание Крестов куда меньше подходит для неформальных контактов между заключёнными, многие способы здесь не работают.

«К примеру, общаться через окна куда сложнее, потому что они не открываются целиком, есть только форточки, — рассказывает глава оперативного отдела изолятора Никита Ильин. — И в целом нарушать режим сложнее, потому что есть видеонаблюдение».

По словам Ильина, сейчас в каком-то смысле коллективный «преступный гений» соревнуется в изобретательности с руководством СИЗО, пытаясь придумать новые способы коммуникации между камерами.

«Из последнего: заключённые вырезают квадрат из пакета, привязывают к углам хлебный мякиш для утяжеления, получается что-то вроде парашютика, — рассказывает Ильин. — Потом они делают крючок из бритвенного лезвия, привязывают на что-то длинное, чтобы просунуть в форточку, и ждут подходящего ветра».

Из доступных и легальных развлечений остаются прогулки — как на специально отведённых пятачках во внутреннем дворе, так и на крышах корпусов. Правда, полюбоваться видом с крыши не удастся: фактически прогулка проходит в таких же камерах, только пустых (из обстановки лишь скамейка) и расположенных под открытым небом.

Тихие соседи

Также по теме

Детство за колючей проволокой: фонд «Дорога Жизни» посетил дом малютки в челябинской колонии

Специалисты фонда «Дорога Жизни» и ДГКБ №9 им. Сперанского посетили крупнейший в России дом малютки при исправительной колонии. Врачи…

В этом году изолятор Кресты-2 должен полностью начать работать в штатном режиме. Откроются мастерские, в корпуса приедут новые заключённые, а местные власти найдут способ решить появившиеся проблемы. В частности, чиновникам уже пришлось проложить отдельный автобусный маршрут для тысяч посетителей, которые приезжают навестить заключённых.

Теперь госслужащие готовятся к выборам, в которых примут участие арестанты (до решения суда они не ограничены в правах), и занимаются миграционным оформлением приезжих, которых много среди заключённых.

Для кого открытие нового здания СИЗО действительно стало шоком, так это для местных жителей. В администрации шутят, что квартиры в колпинских новостройках продавали под рекламным слоганом «Тихие соседи». В результате соседи и впрямь оказались тихими: с одной стороны района кладбище, с другой — Кресты-2. Однако поделать ни с тем, ни с другим местные жители ничего не могут.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/468751-kresty-tyurma-peterburg-rt

Даром не взяли. Надежды отдать Кресты в хорошие руки рухнули

Кресты сизо
Премьера спектакля Петра Шерешевского «Герб города Эн»Минэкономразвития: Российская экономика ускорила падениеПосмотрите, как обедает капуцин, имя которому выбирали петербуржцыПять литров антисептика отправили на тот свет семерых человек«Испорченное испортить нельзя».

Путин коротко описал отношения с СШААптеки предлагают штрафовать врачей за отказ в выписке рецепта«Я здесь с пингвинами, прилип».

Как ковид разлучил полярников с домом«Очень странным делам» добавили Фредди КрюгераВ Карабах приедут 30 тысяч переселенцев, но возвращаться им некудаНаш проект: Как за неделю обеспечить свой бизнес автопарком?Итоги недели с Андреем Константиновым:«Зенит» предложил Халку контракт с зарплатой 3 млн евро в годПредыдущие новостиАрхив материалов

Скучно закончилась история Крестов, хотя к ним приценивался даже федеральный бизнес. На месте тюрьмы «Фонтанка» видит шикарное пространство, но Петербургу может помочь только «звонок друга».

автор фото Алина Циопа / «Фонтанка.ру»

По информации «Фонтанки», в конце октября начальник УФСИН по Петербургу и Ленобласти Игорь Потапенко направил директору ведомства предложения по будущему Крестов.

Суть их сжата: тянуть огромную пустую тюрьму мы больше не в силах, использование ее неэффективно, так что прошу утвердить передачу объекта в Росимущество. Что и подтвердил журналисту сам генерал-майор Потапенко.

Это произошло через 3 года после переезда изолятора № 1 в Колпино и спустя год, за который ФСИН пыталась в буквальном смысле найти Петербургу инвесторов. Понятно, что эта докладная — формальность. Вопрос решен.

А еще в начале года глава ФСИН Александр Калашников издал распоряжение искать бизнесменов, кто мог бы взять исторические корпуса да сделать из них, как при СССР, парк культуры и отдыха.

Центр Петербурга, более 4 га, где стоят здания общей площадью в 33 тысячи квадратов, из которых лишь два креста да еще несколько дореволюционных строений признаны культурным наследием. Остальное, построенное уже в советское время (в том числе и стены), можно сносить как темное наследие.

Хотя, согласитесь, когда ФСИН сама ищет инвесторов на миллиарды — это необычно. Десяток из списка «Форбс» у них в Новых Крестах пока не горюет.

Тем не менее летом практически пустующие Кресты посетили не только представители Минкульта РФ, но и посланники крупных корпораций. Так, например, «Фонтанке» известно, что на разведку приезжали люди из АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

Действительно, не надо быть продвинутым, чтобы увидеть, что на этой территории можно создать даже не самое привлекательное современное пространство на Неве, а туристический код европейского уровня. «Фонтанка» нашла их перспективные зарисовки. Как принято писать у столичных менеджеров: масштабная интеграция идей и трендов современной культурной повестки.

«Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.

ру»

В том, что в камерах можно разместить тысячи художников, дизайнеров, баров и далее-далее плюс музейный комплекс, — нет ничего пионерского. Такие туристические магниты давно притягивают людей в Дублине к бывшей тюрьме Килмайнхам, в Голландии, конечно, в американском легендарном Алькатрасе.

Да и под рукой, в Хельсинки — из такого же краснокирпичного «креста» сделан редкой эстетики отель. Петербург же трудно назвать столицей молодежных пространств. У нас — Новая Голландия как домашнее задание Абрамовича, «Севкабель Порт» как удивительный бизнес-пример, «Люмьер-Холл» да «Этажи».

«Тучков Буян» еще помучается.

— Я никогда не мог подумать, что Кресты не возьмут даже даром, — удивляется начальник петербургской ФСИН Игорь Потапенко. — Мы давно отказались от мечты, что нам за это кто-нибудь построит колонию-поселение или еще что-нибудь. Оказалось, даром не нужно. Не взяли.

Между прочим, Кресты пытались подарить и петербургскому бизнесмену Анатолию Бернштейну, кто создал культовый музей «Ленрезерв». Анатолий тоже поклонился, мол, спасибо за уважение, но этот груз не моего уровня. Как он сам сказал журналисту: «Это государев вес».

По данным «Фонтанки», сегодня в Крестах находятся за сто поселковых, конвой. То есть используется десятая часть всего комплекса. Коммуналка ежегодно встает управлению в 20 миллионов, плюс набегает по мелочи. Как сказал журналисту один из сотрудников, «теперь охраняем периметр от мародеров».

— Перед зимой Кресты не бросим. Иначе надо котельную отключать, хотя она еле-еле дышит. И тогда вообще разрушения пойдут другими темпами, — объясняет Потапенко.

— Получается, как в той песне про Одессу: Кресты покидает последний батальон, — предложил журналист.

— Как в песне, — принял Потапенко.

Эти слова дублирует более раскрепощенный его подчиненный: «В Питере недавно ветер кусты ломал, так с крыши одного креста кусок кровли сорвало и на Арсенальную набережную выкинуло. Мы сначала забегали, а один наш говорит: «Если какого-нибудь проезжающего випа накрыло, то СМИ бы раструбили, и о нас бы вспомнили».

С начала следующего года начнется процедура. «ФСИН передаст Росимуществу, Росимущество должно предложить объект Минобороне и так далее, а им уже предлагали. Ответ: «Просим не беспокоить, проблем у самих хватает».

По информации автора, руководство ФСИН уже беседовало с Александром Бегловым. Губернатор устно пообещал забрать объект на баланс города, но в период вирусного бедствия денег и на первоочередные задачи не хватает.

Так что у самой популярной заброшки Питера — «Красного треугольника» нарисовался классный конкурент.

«Фонтанка» опросила деловых людей. Их взгляд на проблему принципиально таков: «Надо же не просто сохранить площади, охраняемые КГИОП, но и отреставрировать их. То есть вложить под 100 тысяч рублей за квадрат».

Считай для начала — 3 миллиарда, плюс дико неудобная внутренняя архитектура с тысячью камер, а вопрос с сохранением фасадов и изменением внутри — уровень премьер-министра.

Все же одна идея показалась «Фонтанке» рабочей.

— Есть огромнейшая проблема — это архивы, фонды. Например, одно арбитражное дело порой объемом 50, 80 томов — а его нужно хранить. Многие ведомства — суды, Росреестр и так далее — платят бюджетные деньги тем, кто хранит. Это отдельный бизнес. Архивы Петербурга здесь создать гораздо дешевле и логичнее, — предложил Анатолий Бернштейн.

«Фонтанка» как-то описывала начало новой эры Крестов. Тогда, в марте 2000 года, и. о. президента Владимир Путин приехал на Арсенальную.

Его встретил замученный начальник изолятора Александр Житенев и продемонстрировал фокус: можно ли минимум по 12 человек запихивать на годы в 8-метровую камеру. В тот день Путин и приказал строить новую тюрьму.

Двадцать лет спустя, после всех приключений с едкими уголовными делами и посадками при строительстве Новых Крестов, старые приказали долго сидеть.

Но в современной России (впрочем, как всегда в России) выход из тупика — один. Звонит, допустим, Владимир Владимирович главе одного из ключевых госбанков и любопытствует:

— А что вы думаете по поводу Крестов?

— Батюшка, за что?!

— Да я не в том смысле …

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

автор фото Алина Циопа / «Фонтанка.ру»© Фонтанка.Ру

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://www.fontanka.ru/2020/11/05/69528615/

Петербургские «Кресты»: чем новая тюрьма отличается от старой

Кресты сизо

Комплекс зданий из красного кирпича на Арсенальной набережной Питера впервые за почти полутора вековую свою историю опустел. Арестанты, всегда плотно населявшие его, переведены на новые «квартиры».

Для них в 2017 году под Колпино был отстроен новый следственный изолятор, получивший по наследству не только название «Кресты-2», но и форму зданий.

С высоты птичьего полета и старые и новые «Кресты» представляют собой два здания в форме обычного креста.

Только их строители в XIX веке не имели под рукой другого материала, кроме кирпича, а в XXI веке в ход пошел серый бетон. Здания нового следственного изолятора заметно прибавили в росте.

К 5-ти прежним этажам строители добавили еще 3. Решение о переносе СИЗО-1 почти из самого центра Питера с Выборгской стороны было принято в 2006 году. В декабре 2017 года последних постояльцев из «Крестов» в Колпино увез автозак.

Заключительная страница истории старой питерской тюрьмы навсегда закрыта и тут же открыта первая страница истории нового учреждения. Примеру «Крестов» в скором времени последуют московские «Бутырка» и «Матросская тишина». В Питере впервые отрабатывалась схема перевода столь большого специального объекта на другое место.

Тюрьма Кресты

В середине XVIII века на месте будущей тюрьмы находился так называемый «Винный городок». Через столетие, словно в насмешку, на место, славящимся безудержным весельем, стали заселяться убитые горем арестанты.

В Петербурге преступники обычно содержались в Петропавловской крепости. Рядом был еще Шлиссельбург, но город рос, и места для преступников стало не хватать.

Первоначально «Кресты» были центральной пересыльной тюрьмой или по тюремной терминологии «централом», транзитом отправлявшим заключенных по всей России, включая Сибирь. «Централ» начал работать с 1862 года.

Сейчас ничего от него не осталось.

В 1892 году под руководством архитектора Томишко были построены два пятиэтажных здания в красно-кирпичном стиле. Строительство длилось целых 8 лет.

Проект затем был успешно повторен еще в нескольких российских городах. Двойники «Крестов» построили в Самаре и Челябинске. Выбранная планировка тюрьмы была характерной для того времени. Она облегчала контроль надзирателями за длинными коридорами. По тем временам тюрьма отвечала всем тогдашним требованиям для узилищ.

По проекту ее длинные коридоры вмещали 960 одиночных камер. Все заключенные обязаны были не сидеть без дела, а трудиться, зарабатывая себе на пропитание. В одном из корпусов на последнем этаже для замаливания грехов функционировала церковь.

Тюрьму «Кресты» обживал в основном российский уголовный элемент. Политиков традиционно содержали в Петропавловке.

Акцент сменился после революции 1905 года, когда в камеры хлынул поток революционеров. В феврале 1917 года «Кресты» стали российской Бастилией. Взбунтовавшийся народ вломился в тюрьму и освободил всех, кто находился там.

Дальше в решимости разрушить старый мир революционные пролетарии не пошли. Сносить тюрьму, как сделали в свое время французы, они не стали.

Буквально через полгода после июльских событий в Питере тюрьма приняла видных большевиков ─ Троцкого, Каменева, Луначарского и будущего руководителя штурма Зимнего дворца Антонова-Овсеенко. В «Крестах» тогда собралась колоритная компания.

Одновременно с большевиками в тюрьме содержались арестованные после февральской буржуазной революции министры царского правительства и генералы жандармерии ─ тайной политической полиции. Можно представить, как они злорадствовали, увидев в камерах своих ниспровергателей.

В 1920 году Советская власть сменила название «Крестов» на 2-й лагерь принудительных работ особого назначения. Где-то в это же время из помещения церкви были выкинуты все иконы, и, вместо храма, в привычном революционном стиле был оборудован обычный клуб.

Новые веяния пришли в «Кресты» с середины 30-х годов. При тюрьме были организованы несколько «шарашек», где арестованные деятели науки и техники продолжали двигать вперед технический прогресс.

Самое известное учреждение, функционировавшее в стенах зданий на Арсенальной набережной, ─ это ОКБ-172, создававшее самоходные артиллерийские установки.

В годы войны «Кресты», выделявшиеся среди построек на берегу Невы, были прекрасным ориентиром для немцев при бомбежках и обстрелах города. Несколько снарядов все же угодили в стену одного из корпусов.

После войны хозяева тюрьмы начали осознавать необходимость проведения капитального ремонта. За почти 100 лет существования тюрьмы камеры, коридоры и пролеты здания пришли в ветхое состояние. Как всегда в Советском Союзе для людей не хватило финансирования. Об условиях содержания уголовников тогда вообще никто даже не задумывался.

Администрации «Крестов» было предложено искать источники внебюджетного финансирования ремонта. Так в 1958 году в стенах тюрьмы появилась картонажная фабрика, вся прибыль от которой целенаправленно направлялась на проведение каких-никаких ремонтных работ, но кардинально положение с бытовыми условиями содержания подследственных изменить не удалось.

Независимость России «Кресты» встретили в ужасном состоянии. В следственный изолятор, первоначально рассчитанный на одну тысячу человек, сумели «запихать» 12 тысяч. Само пребывание в ней стало пыткой. Люди были вынуждены томиться в ужасающей тесноте камер и спать на нарах поочередно. Многие из подследственных не выдержали испытания «Крестами» и отправились из них прямиком на кладбище.

СИЗО Кресты

Наличие подобного учреждения в «культурной столице» России на рубеже нового века выглядело в глазах отечественных и иностранных правозащитников дикостью.

Власти, наконец, решили нарезать для новых «Крестов» 35 гектар земли в пригородах Питера и найти деньги на их строительство. Поектная вместимость нового следственного изолятора 4000 человек. На каждого арестанта теперь приходится 7 м² площади. У некоторых из них на воле было меньше.

Сам же комплекс зданий «Кресты» имеет статус исторического памятника, что значительно осложняет его дальнейшую судьбу. Закон запрещает любые переделки архитектурного решения при его неминуемой реконструкции. Здания должны быть выставлены на торги.

Городские власти оценивают остаточную стоимость «Крестов» в 80−120 млн евро. Однако, неизвестно найдутся ли охотники на такую покупку при наличии значительных ограничений для дальнейшего использования. Вопрос остается открытым.

За всю историю «Крестов» в стенах следственного изолятора побывала не одна сотня тысяч человек. Являясь начальным пунктом для дальнейшего путешествия по колониям и тюрьмам, СИЗО оставил след в памяти многих известных преступников.

В конце 50-х доподлинно известно, что в «Крестах» сидел Джаба Иоселиани ─ известный грузинский «вор в законе», а затем политик.

В камерах «Крестов» коротали долгие дни, дожидаясь суда, не менее известные славянские «воры в законе» ─ Горбатый (Алексеев), Цыпленок (Лукьянов), Очко (Петров), Окунев (Огонек).

Одним из последних знаменитых преступников «Крестов» оказался литератор Юрий Шутов, приговоренный к пожизненному заключению.

Не все из преступников безропотно ждали своей участи. Тюрьма знает несколько попыток арестантов вырваться из ее стен.

Первым и единственным успешным побегом отметился разбойник Ленька Пантелеев. В 1922 году при помощи одного из надзирателей он сумел сбежать на волю.

Бандиту Сергею Мадуеву не хватило до свободы всего нескольких десятков метров. К нему в камеру пистолет принесла влюбленная в него женщина-следователь.

Мадуев взял заложника, тяжело ранил майора из охраны, но его самого подстрелили и побег не удался. Придя в себя после ранения, неугомонный Мадуев-Червонец сумел убедить одного из охранников отдать ему табельное оружие.

Контролер потом оправдывался наличием у преступника гипнотических способностей. Во второй раз охрана была начеку.

Случились оба происшествия в 1991 году, а на следующий год по «мадуевскому» сценарию уже 7 человек пытались вырваться из «Крестов».

Захватив в заложники 2-х контролеров, они поставили условием их освобождения свою свободу. Операция, проведенная спецназом, закончилась освобождением заложников и смертью трех главных инициаторов побега.

Теперь остается только ждать подобных попыток вырваться из бетонных лап «Крестов-2».

Источник: https://news.rambler.ru/other/40095316-peterburgskie-kresty-chem-novaya-tyurma-otlichaetsya-ot-staroy/

Абонент недоступен. Почему арестанты

Кресты сизо

Арестанты нового современного питерского СИЗО “Кресты-2” в районе Колпино продолжают жаловаться правозащитникам на не открывающиеся до конца окна, духоту и холод в камерах. Впрочем, дело может быть совсем в другом. Источники Лайфа в правоохранительных органах рассказали о возможной подоплёке жалоб арестантов, которая никак не связана с бытовыми условиями в новом СИЗО.

Оперативники говорят, что, переехав в современную тюрьму, арестанты быстро поняли, что они попали в полную изоляцию: тут не удастся наладить привычную для старых “Крестов” нелегальную систему взаимодействия и общения между камерами.

По оперативным данным, лидеры криминального мира решили раскачивать ситуацию вокруг СИЗО, делая упор на бытовые недочёты, чтобы опять вернуть в тюрьму нелегальную коммуникацию.

В Санкт-Петербурге продолжается переезд арестантов из старой тюрьмы “Кресты” на Арсенальной набережной в новый современный СИЗО “Кресты-2” в районе Колпино. Новая тюрьма отвечает всем требованиям безопасности и мировым стандартам.

В ней просторные и хорошо освещённые камеры с системами видеонаблюдения, здесь нет привычных вышек и собак — всё это заменили на современные электронные системы безопасности. В новом СИЗО корпуса построены в виде креста, из-за чего тюрьма и получила своё название.

Этот принцип применяется во многих тюрьмах мира ради безопасности: коридоры и окна изолятора просматриваются со всех сторон. Сам изолятор рассчитан на 4 тысячи мест.

Камера нового СИЗО “Кресты-2”. Фото © L!FE

Однако арестанты новое СИЗО не оценили. По крайней мере, их родственники продолжают заваливать жалобами правозащитников на условия содержания их близких.

В частности, арестанты жалуются на то, что окна в камерах хоть и открываются, но щель очень маленькая и от этого якобы очень душно.

Они также жалуются на холод — мол, батареи закрыты защитными экранами, поэтому тепло не циркулирует по камере.

Правозащитники действительно подтвердили жалобы арестантов, посетив новое СИЗО.

Они выяснили, что в больших окнах камер можно открыть только узкую вертикальную форточку, но и она может быть только приоткрыта, так как сверху установлен ограничитель, не позволяющий открыть форточку шире.

В большинстве посещённых ими камер отсутствуют ручки от форточек, поэтому арестанты лишены возможности закрывать и открывать их по своему усмотрению. Для этого каждый раз надо просить у персонала ручку.

Однако у следователей и оперативников на этот счёт есть иное мнение. Они говорят, что истинной причиной жалоб арестантов стали не бытовые условия, а именно современная система безопасности СИЗО. При проектировании и запуске новой тюрьмы были учтены все слабые места старых СИЗО, позволявших арестантам строить собственную систему коммуникации за решёткой.

Старые “Кресты”. Фото © L!FE

— В каждом российском СИЗО построена система нелегального общения между камерами, через которую связываются подельники по уголовным делам, лидеры криминального мира передают важные сообщения, идёт пересылка мобильных телефонов, алкоголя, наркотиков и других запрещённых предметов, — рассказал один из оперативников.

По его словам, арестанты используют разные варианты. Например, они строят на внешней стороне тюрьмы систему “дорог” — самодельные нити, натянутые по стене от окна одной камеры к другой.

Ради нитей арестанты обычно распускают носки или свитера. “Дороги” связывают не только соседние камеры, но даже корпуса. По ним движутся посылки и важные в жизни тюрьмы сообщения — “малявы”.

Подельники, разведённые по разным камерам, так договариваются друг с другом о показаниях.

Старые “Кресты”. Фото © L!FE

Другим распространённым в СИЗО способом общения остаются “кабуры” — это дыры в полу, стенах и потолке камер, которые арестанты бурят подручными предметами. Через эти дырки они связываются с соседними камерами и передают сообщения.

Камера в старых “Крестах”. Фото © L!FE

По словам оперативника, менее распространённый способ коммуникации — через металлическую кружку, которую называют “тромбон”. Кружку прислоняют к стене или батареям отопления, после чего общаются с соседними камерами.

“Дороги” — это обязательство каждой камеры. Если арестанты не смогли создать “дороги” и подключиться к другим, это вызывает подозрение у всей тюрьмы, в том числе и у так называемых смотрящих за СИЗО от криминального мира.

Если арестанта из этой камеры переведут в другую, с него там обязательно спросят, почему камера не подключилась к “дорогам” и что для этого было сделано.

Именно поэтому арестанты в первую очередь озабочены в СИЗО построением системы нелегальной коммуникации.

Об этом знает и персонал тюрем, который постоянно борется с “дорогами” и другими способами нелегального общения. Всё это было учтено и при строительстве “Крестов-2”.

Строительство “дорог” и размер нелегальных посылок напрямую зависит от пропускной способности решёток и размеров отверстий в них. Вот с этим у арестантов “Крестов-2” и возникли серьёзные проблемы.

Окна в камерах открываются только наверх, а размер щели даёт доступ воздуху, но не позволяет вытянуть руку, чтобы закинуть или поймать конец “дороги”. Так у арестантов и родились жалобы на не открывающиеся до конца окна.

— Чтобы проложить “дорогу”, нужно вынуть руку хотя бы по локоть. В новой тюрьме это невозможно, — пояснил оперативник.

Что касается “тромбона”, то в “Крестах-2” его использование невозможно из-за того, что батареи отопления закрыты декоративными решётками. Через них нельзя приложить кружку к батарее.

— В старой тюрьме были технологические отверстия для батарей в стенах, которые раньше можно было расковыривать, создав связь с соседними камерами. Теперь доступа туда нет. Когда сидельцы это поняли, они стали жаловаться на холод и просить администрацию тюрьмы снять декоративные решётки, — рассказывает оперативник.

Новое СИЗО “Кресты-2”. Фото © РИА Новости/Владимир Акимов

Не задалось у арестантов “Крестов-2” и с “кабурами” — стены новой тюрьмы сделаны из крепкого бетона и их практически невозможно бурить самодельными инструментами.

Кроме того, в “Крестах-2” стоит самая современная система глушилок мобильной связи, поэтому арестанты лишились ещё одного важнейшего канала связи между собой и волей. Передавать мобильник в СИЗО теперь не имеет смысла.

В каждой камере есть система видеонаблюдения, поэтому инспекторы СИЗО в круглосуточном режиме видят, что происходит внутри. Так арестанты “Крестов-2” оказались не только в самой современной тюрьме, но и в полной изоляции.

Источник: https://life.ru/p/1083982

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.