Крытка тюрьма что это

Верхнеуральская тюрьма

Крытка тюрьма что это

Верхнеуральская тюрьма — фото

Верхнеуральская тюрьма, находящаяся в Челябинской области, занимает особое место в российской истории. Можно с полной уверенностью сказать, что именно здесь закончила свой путь «каменево-зиновьевская партийная оппозиция», разгромленная Иосифом Сталиным. Впрочем, в этой тюрьме сидели и другие знаменитые арестанты.

Строительство тюрьмы

Первый камень в фундамент будущей тюрьмы был заложен в 1905 году. Строили ее в двух верстах от Верхнеуральска на месте слияния рек Урляндки и Сухой. Впрочем, еще в XIX веке в городе существовала деревянная пересыльная тюрьма, через которую ежегодно проходили тысячи каторжан. Среди них был, например, знаменитый декабрист Николай Бестужев.

Но времена изменились, деревянные бараки сгнили, вместо них на новом месте возвели каменную тюрьму — просторную, капитальную и очень надежную. Стены шириной в полметра, камеры с высоченными шестиметровыми потолками.

Отопление тогда применялось печное, и высокие потолки позволяли арестантам не дышать угарным газом. В верхней части здания располагалась православная часовня с колоколом. В ней должны были проходить церковные службы.

Старое фото Верхнеуральской тюрьмы

Строительство закончили в 1914 году, и практически сразу началась Первая мировая война. Поэтому вместо каторжников в тюремный замок стали направлять военнопленных — немцев, австрийцев, венгров.

Знаменитые сидельцы Верхнеуральской тюрьмы

Во время Гражданской войны тюрьму использовали и белые, и красные. Старожилы рассказывали, что уральские чекисты одним из первых посадили в централ самого подрядчика и строителя тюрьмы, богатого местного купца Сафронова. Там же его вскоре и расстреляли.

В начале нэпа потребность в тюрьме отпала, в ее опустевших камерах разместили склады райпотребсоюза. В 1925 году в одном из казематов соорудили большой ледник для хранения продуктов во время летней жары, кстати, исправно действующий и по сей день.

Однако пустовала тюрьма недолго. В 1934 году в ее стенах разместился специальный политический изолятор НКВД.

Статус политизолятора предусматривал заключение в него только опасных государственных преступников. И за этим дело не заржавело.

После разгрома внутрипартийной оппозиции в Верхнеуральский централ направились многие бывшие руководители советского государства, чьи громкие имена и фамилии вошли в историю.

В первую очередь, это были бывшие члены Политбюро ЦК ВКП(б) Григорий Зиновьев и Лев Каменев, бывший председатель Государственного банка СССР и заместитель председателя ВСНХ СССР Георгий Пятаков, секретарь Коминтерна Карл Радек и многие другие старые большевики.

Слева: Григорий Зиновьев и Лев Каменев

Интересно, что Зиновьева и Каменева по их просьбе первоначально поселили в одной камере. Однако через какое-то время их жаркие политические дебаты переросли в постоянные драки. Поэтому оппозиционеров развели по разным камерам и даже на ежедневную прогулку выводили в разное время.

В соседней камере сидели бывший главный редактор газеты «Комсомольской правды» Александр Слепков и его друг литератор Дмитрий Марецкий, родной брат советской кинозвезды 1930-х годов Веры Марецкой.

Александр Слепков, находясь в политизоляторе, влюбился в другую заключенную — бывшего личного библиотекаря И. Сталина, и между ними вспыхнул жаркий роман.

Условия содержания

В то время режим содержания в изоляторе еще был щадящим. Двери камер днем не запирались. Грубость и необоснованные претензии охраны в адрес заключенных решительно пресекались руководством изолятора.

Охранники, принося в камеру пищу, предварительно стучались и вежливо осведомлялись, не побеспокоили ли они арестантов.

Железный пол в галереях специально застилался ковром, чтобы кованые сапоги конвоиров не тревожили покой осужденных и их сон.

Арестантам разрешали иметь свою одежду, посуду, книги. Мужчины ходили в костюмах, при галстуках. Женский этаж благоухал ароматом духов. По свидетельству очевидцев, глядя на заключенных, можно было подумать, что они гуляют не по прогулочному дворику тюрьмы, а по городскому парку — мужчины и женщины под руку.

Сам прогулочный дворик благоустроили. Там разрешалось сажать деревья, овощи и фрукты на грядках, цветы. За всем этим хозяйством ухаживали сами заключенные — копали, сеяли, пололи, поливали.

Фото Верхнеуральской тюрьмы

Помимо старых большевиков, в изоляторе содержалась большая группа православных священников во главе с митрополитом Крутицким (он же Петр Полянский). Во избежание конфликтов с идейными коммунистами их поселили отдельно от основной массы политзеков.

По церковным праздникам митрополит облачался в дорогие одежды, соответствующие его высокому духовному сану, ходил в сопровождении конвоиров по камерам и благословлял осужденных священников.

Однако вскоре такой идиллии пришел конец. «Большой террор» набирал силу, и его волны докатились до Верхнеуральска. Зиновьева, Каменева, Пятакова и некоторых других заключенных вывезли в Москву и расстреляли в Лефортовской тюрьме.

С другими расправились на месте. Карл Радек погиб в драке с другими заключенными. Во многих публикациях утверждается, что его убили уголовники. Но это не совсем так. Уголовников в политических изоляторах никогда не содержали.

Радека посадили в камеру к бывшим сотрудникам НКВД, осужденным за должностные преступления. Они-то и расправились с бывшим секретарем Коминтерна самым жестоким образом.

В 1939 году Верхнеуральский централ закрыли, так как большинство его узников были либо расстреляны, либо отправились в лагеря ГУЛАГа.

Централ во время войны

Централ вновь открыли в конце Великой Отечественной войны и стали использовать в основном для содержания военнопленных, совершивших на территории СССР тяжкие военные преступления. Поэтому Верхнеуральская тюрьма постепенно стала напоминать интернациональный лагерь.

Здесь отбывали срок немцы, румыны, поляки, венгры, итальянцы, японцы. Некоторые из них были осуждены за военные преступления, другие — за шпионаж. По некоторым данным, здесь сидел шведский дипломат Рауль Вапленберг, задержанный сотрудниками Смерша в Будапеште в 1944 году.

Целый этаж был отведен генералам вермахта. Обилие заключенных иностранцев потребовало включения в штатное расписание изолятора специального отделения переводчиков.

Часть срока в Верхнеуральской тюрьме провели прославленные советские артистки Лидия Русланова и Зоя Федорова, самые известные узницы ГУЛАГа. В этой же тюрьме после войны сидели полицаи, пытавшие и убивавшие молодогвардейцев в Краснодоне.

Но, пожалуй, самой таинственной узницей за все время существования Верхнеуральской тюрьмы стала гражданка Австрии Мария Коппенштайнер. Долгое время ее имя и происхождение держались в строжайшем секрете. И лишь недавно удалось установить, что под «железной маской» тщательно скрывали двоюродную сестру Адольфа Гитлера.

Мария жила в деревне, держала домашний скот и не имела никаких привилегий родственницы фюрера. Да и видела она своего кузена лишь в детстве, когда ей было всего восемь лет.

Тем не менее, ее вывезли в СССР и приговорили к 25-летнему заключению. В Верхнеуральской тюрьме ее держали в одиночной камере, а на прогулки выводили только ночью. Общаться с другими заключенными ей не разрешали.

Мария Коппенштайнер не выдержала таких испытаний и умерла после трех лет заключения.

Двоюродная сестра Гитлера Мария Коппенштайнер

После смерти Сталина Верхнеуральский централ еще два года оставался политическим изолятором, а затем стал обычной крытой тюрьмой для уголовников. Политических сюда больше не направляли.

Крытая тюрьма сегодня

Сегодня в Верхнеуральской тюрьме содержатся около 600 осужденных, в штате учреждения работают 300 сотрудников ФСИН и 50 вольнонаемных лиц. Охрана серьезная, за всю историю из этой тюрьмы никому не удавалось сбежать. У тюрьмы появился и свой официальный сайт в интернете.

По словам начальника этого пенитенциарного учреждения, среди нынешних обитателей тюрьмы уже нет особо знаменитых арестантов.

В основном, здесь отбывают срок обычные убийцы, бандиты, грабители, насильники. Средний возраст — до 30 лет.

Но национальная палитра по-прежнему чрезвычайно пестрая: русские, украинцы, азербайджанцы, армяне, грузины. Встречаются среди осужденных и лица с иностранным гражданством.

По действующему законодательству сегодня обитатели крытки получают более калорийное питание, чем осужденные, находящиеся в исправительных колониях.

Верхнеуральская тюрьма — фото

В ежедневном рационе — 40 граммов масла (для сравнения — в армии солдатам дают 20 граммов), 90 граммов мяса, 650 граммов хлеба. Плюс макароны, крупы, овощи и фрукты. Мясо выращивают на собственном свинокомплексе, хлеб зеки также пекут сами.

Сегодня каменная цитадель Верхнеуральской тюрьмы из красного кирпича стала своеобразной визитной карточкой города, его самым знаменитым памятником архитектуры и истории.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/05/verxneuralskaya-tyurma/

Тобольская «крытка: одна из самых страшных тюрем в СССР

Крытка тюрьма что это

В 70-80-х годах прошлого века в СССР существовали десять мест заключения, на уголовном жаргоне называющиеся «крытками». Особенно суровыми считались златоустовская и тобольская крытые тюрьмы.

Все, кому пришлось пройти через тобольский ад, выезжали оттуда или морально сломленными, или, наоборот, духовно закаленными. Это была серьезная школа выживания, и далеко не все выдерживали выпадавшие на их долю испытания.

Жизнь и работа под замком

В тобольской спецтюрьме были три жилых двухэтажных корпуса: два – рабочих и один – нерабочий. Рабочие корпуса вмещали в себя по человек 400 каждый, а нерабочий спецкорпус №2 – около 300. В спецкорпусе содержались злостные нарушители и те, кто категорически отказывался работать. Там же сидели и воры в законе.

В нем располагались около 50 общих (пятиместных) камер и примерно столько же «двойников» и «одиночек», в которых находились те, кому по той или иной причине нельзя было сидеть в общих камерах. Общие камеры располагались на обоих этажах по одну сторону коридора, а «двойники» и «одиночки» – по другую.

Кроме короткой ежедневной прогулки в небольшом дворике заключенные, находившиеся на спецкорпусе, больше ни на что не имели права, разве что один раз в десять дней пойти в баню – в такую же камеру, где имелись горячая вода и несколько тазиков. В рабочих корпусах условия были лучше: камеры – просторнее, больше возможностей общения.

Из «плохих» камер – их называли «чесоточные» – зэков выводили на работу отдельно. У «хороших» камер был общий вывод: открывали десять камер и выводили одновременно около ста человек через подземный туннель в рабочий корпус. Там люди расходились по рабочим камерам и до конца смены находились под замком.

«Пресс-хата» за неосторожное слово Тобольская тюрьма, как любая другая, действовала угнетающе на психическое здоровье человека. Человеческая жизнь там ничего не стоила. Любой надзиратель мог за одно неосторожное слово посадить зэка в пресс-камеру, где его могли изуродовать, надругаться или убить, после чего представить это как сердечный приступ.

А чтобы лишить возможности защититься, сажали в карцер где зэка раздевали догола. Сопротивляться было бесполезно. Заключение в карцер в качестве наказания широко практиковалось. Это особое помещение, в котором содержались заключённые, уличённые в нарушении тюремного порядка.

В карцере арестанты содержались в более строгом режиме, чем в обычных камерах. В некоторых карцерах были крысы, в помещениях стояла вода по щиколотку, потолки были низкие. В пресс-камерах – их еще называли «пресс-хатами» – тюремное начальство расправлялось с неугодными заключенными руками других заключенных.

Пресс-камеры образовывались и комплектовались из числа обозленных, физически сильных, но морально сломленных заключенных.

За каждым корпусом был закреплен отдельный оперативный работник, который распределял заключенных по камерам и следил за обстановкой во вверенном ему корпусе.

Воспоминания заключенных

По воспоминаниям Владимира Податева, бывшего криминального авторитета, а ныне правозащитника, «людей с этапа, заподозренных в том, что они привезли в тюрьму деньги или иные ценности, кидали «под разгрузку» в одну из пресс-камер, где их избивали и грабили». Деньги обычно провозили в желудке: их запаивали в целлофан и глотали.

В пресс-камерах об этом знали, поэтому тех, кто туда попадал, зачастую привязывали к батарее и заставляли оправляться под присмотром на газету до тех пор, пока не убеждались окончательно, что все содержимое желудка вышло наружу. Золотые коронки и зубы вырывали изо рта или выбивали.

А вот что вспоминает другой бывший криминальный авторитет, а ныне пастор Леонид Семиколенов: «По приезду в очередной раз в крытую тюрьму, после двух недельного пребывания в карантине меня обыскав, кинули в пресс-хату спецкорпуса. У оперов сложилось мнение, что я привез малявку для воров. Совершенно случайно при обыске у меня не нашли бритвочку.

В пресс-камеру, куда меня кинули, сидели пять прессовщиков под предводительством Сыра. У нас с Сыром состоялся неприятный диалог, он пытался убедить меня признаться в том, что у меня есть малявка для воров. Через пятнадцать минут в камеру кинули еще одного человека, это был Сергей Бойцов. Сергей, сразу ориентируясь в обстановке, подал мне знак.

Он, выбрав удачную позицию для себя, ударил кулаком по лампочке и вонзил ножницы в шею Сыру. Я тоже резанул еще одного борзого прессовщика лезвием по лицу. Трое других рванули к двери и начали стучать в нее. Наряд выволок нас с Сергеем, избил и посадил к карцер».

Как тюрьма стала музеем

Тобольская тюрьма была не только свидетелем ломки криминальных лидеров, но и настоящего конфликта между ворами в законе старой и новой формаций. В тобольской спецтюрьме был восстановлен статус вора в законе Деда Хасана, там же в воры в законе были принят будущий «хозяин» Дальнего Востока Евгений Васин (Джем).

Практически все воры в законе и авторитеты прошли через тобольскую тюрьму.
В 1989 году было принято решение о закрытии тюрьмы. Заключённые были переведены в другие тюрьмы. Корпус №2 отошел к Тобольской епархии. Вместо корпуса, где размещались тюремные мастерские, было выстроено здание архива.

Штабной корпус, корпус тюремной больницы и корпуса №1 и №3 принадлежат Тобольскому музею-заповеднику, часть из них является объектом музейного наследия.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/russian7/tobolskaia-krytka-odna-iz-samyh-strashnyh-tiurem-v-sssr-5ed0349d1cc2ac6b0e6ce652

Шушинская

Крытка тюрьма что это

Эльдар Зейналов

Правозащитный Центр Азербайджана

Шушинская “крытая” тюрьма, или, как ее еще впоследствии называли, учреждение УА-38/ШТ, была построена еще в царские времена.

Эта “николаевская” добротность чувствуется в ней до сих пор, хотя ее стены многократно меняли хозяев.

По рассказам бывших “сидельцев”, среди уголовников она пользовалась дурной славой из-за переполненности и плохих условий содержания, и вообще считалось, что в СССР тюрем такого рода всего три.

Внешний вид ШТ с дороги на Ханкенди

Перед сдачей Шуши армянам большинство заключенных этапировали в более безопасные места, впоследствии разместив в Гобустанской тюрьме, срочно созданной на месте одной из колоний. Некоторое количество заключенных все же оставалось в ее камерах, когда 8 мая 1992 г. начался штурм города.

Расположенная на горе, за крепкими стенами, тюрьма приняла на себя один из первых ударов. Персонал в отчаянии раздал оружие заключенным, и те приняли участие в обороне собственной темницы. Впоследствии судьбы этих узников сложились трагически.

После участия в боях в качестве добровольцев, они были вновь посажены за решетку, и единственную героическую страницу в их жизни зачли в качестве побега… 

На встрече с майором Абрамяном

А тюрьма обрела армянского “хозяина”. Здесь разместилось “Исправительно-трудовое учреждение №1” Нагорного Карабаха, которым руководит майор Абрамян.

Будучи единственной тюрьмой для осужденных, Шушинская “крытка” используется для содержания примерно 100 заключенных-армян, осужденных к тюремному, строгому и общему режимам. Женщины, подростки, рецидивисты, осужденные в “независимом” Нагорном Карабахе, отправляются для отбытия наказания в “постороннюю” Армению.

Однако своих немногочисленных политических заключенных вроде бывшего министра обороны Самвела Бабаяна, карабахские власти предпочитают держать здесь, под рукой. Мало ли что…

Заключенные во время концерта приезжих артистов

Длительное время здесь содержались и наши военнопленные. Эти стены видели немало жестокостей над ними. Утверждают, что всех пленных (когда они бывают) сейчас держат в следственном изоляторе в Ханкенди. Во всяком случае, найти в Шушинской тюрьме пленных азербайджанцев не удавалось ни Красному Кресту, ни Международной поисковой группе по пленным. 

Пленных первое время держали в карцере

Однако, может, и сейчас там кто-то есть из наших – по лицу ведь не всегда разберешь, кто есть кто. Я помню, как в 2000 г. при посещении мною женской колонии в Абовяне (Армения) на меня долго смотрела (но так и не подошла) какая-то старушка-заключенная, по виду типичная армянка.

Потом мне рассказали, что это была армянская азербайджанка, уголовница со стажем, которая отбывала там какой-то очередной срок еще с докарабахских времен. А в 1997 г. в Гобустанской тюрьме от правозащитников (включая исследователя Human Rights Watch) спрятали четырех пленных армян. Мы знали, сколько их, как их звать, и даже, где они размещаются в тюрьме.

Тем не менее заключенных спрятали в санчасть и показали нам пустую комнату. 

Превращение крытой тюрьмы в колонию – процесс, зеркально противоположный тому, что состоялся в Гобустане, привел к тому, что заключенные до отбоя гуляют по территории, если им не найдется какой-то работы по хозяйству.

Знаменитые большие камеры Шушинской “крытки” сейчас используются на половину лимита, а следственный корпус и вовсе закрыт. Кого судить в полупустой Шуше, где и людей-то почти нет? Вот и получается, в пересчете на душу тюремного населения, почти “евростандарт”.

Однако в Карабахе до недавнего времени не было неправительственных организаций, которые бы занимались работой по тюрьмам. Если правозащитники и заходили в тюрьмы, то только, чтобы искать там пленных. Как результат, тюрьмы Карабаха по стандартам содержания отстали от соседей на более чем 10 лет.

Там используется несколько модицифицированный Исправительно-Трудовой Кодекс Армянской ССР, от которого давно отказались в самой Армении.

Местные правозащитники проводят трейнинг с персоналом  тюрьмы.

Тем не менее стремление как-то улучшить условия в Шушинской “крытке” чувствуется. И, на мой взгляд правозащитника, это надо только приветствовать. Ведь не завтра, так послезавтра в Шушу вернутся азербайджанцы, и в этой тюрьме придется сидеть нашим уголовникам.

Совсем не помешает, если к этому моменту там будут созданы европейские условия. Именно поэтому в мае 2002 г. там побывала делегация Правозащитного Центра Азербайджана в составе Эльдара Зейналова и Залихи Тагировой.

Были оценены условия, сделаны фото- и видеосъемки, в библиотеку переданы некоторые книги по правам человека. 

Фото Э.Зейналова и А.Восканяна.

“,”author”:”Автор: Eldar Zeynalov”,”date_published”:”2020-11-21T02:11:00.000Z”,”lead_image_url”:”https://1.bp.blogspot.com/-z2r8pyqE7_s/X4slkumEKnI/AAAAAAAADS0/LbHsIEP5P90xPqtZqWi_536zJVoH7aCKQCLcBGAsYHQ/w1200-h630-p-k-no-nu/%25D0%259E%25D0%25B1%25D1%2589%25D0%25B8%25D0%25B9%2B%25D0%25B2%25D0%25B8%25D0%25B4%2B%25D0%25BD%25D0%25B0%2B%25D0%25A8%25D1%2583%25D1%2588%25D0%25B8%25D0%25BD%25D1%2581%25D0%25BA%25D1%2583%25D1%258E%2B%25D1%2582%25D1%258E%25D1%2580%25D1%258C%25D0%25BC%25D1%2583%2B%25281848%2B%25D0%25B3%25D0%25BE%25D0%25B4%25D0%25B0%2B%25D0%25BF%25D0%25BE%25D1%2581%25D1%2582%25D1%2580%25D0%25BE%25D0%25B9%25D0%25BA%25D0%25B8%2529..JPG”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”https://eldarzeynalov.blogspot.com/2002/06/blog-post.html”,”domain”:”eldarzeynalov.blogspot.com”,”excerpt”:”Азербайджан, Нагорный Карабах, Шушинская тюрьма”,”word_count”:637,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: https://eldarzeynalov.blogspot.com/2002/06/blog-post.html

Златоустовская

Крытка тюрьма что это

Небольшой уральский городок Златоуст, расположенный в Челябинской области, знаменит тем, что там родился известный русский сказочник Павел Бажов. Однако не меньшую известность этот городок получил в связи с тем, что там располагается самая известная в России тюрьма, где содержались опасные уголовные преступники.

А началось все в XVIII веке, когда на Урале в массовом порядке стали строить железно- рудные и оружейные заводы. Некоторые из них принадлежали частным владельцам, а некоторые – казне.

Златоустовские оружейные заводы изначально принадлежали государству Российскому, поэтому порядки там царили строгие, но не беспредельные, как скажем, на заводах купца Демидова, где нарушителей правопорядка просто топили в ближайшем пруду.

В Златоусте все делалось по закону. За прогулы, пьянку, драки и прочие прегрешения мастеровых на определенный срок сажали в заводскую кутузку. Отбыв положенный срок, арестанты возвращались на свое рабочее место. В случае рецидива срок наказания удваивался.

Поэтому некоторые буйные смутьяны провели в каземате больше времени, чем в заводских цехах и скончались на жестких тюремных нарах.

После разгрома пугачевского бунта в заводских казематах содержались сотни участников восстаний, и некоторые из них там же были казнены.

В 1874 году в рамках тюремной реформы заводская тюрьма была передана городу и там установился довольно либеральный режим. Архивы свидетельствуют, что в данный период из острога регулярно совершались побеги.

Во время Гражданской воины Злато-устовскую тюрьму использовали как белые, так и красные, осуществляя там акции массового террора, а попросту говоря – расстрелы.

Затем долгое время она являлась провинциальной кутузкой для мелких жуликов.

Все изменилось 28 января 1939 года, когда приказом № 0098 был составлен список «особых тюрем НКВД». Первоначально среди них числились Бутырская, Лефортовская,  Сухановская, Внутренняя, Владимирская, Вологодская, Новочеркасская, Хабаровская и Златоустовская тюрьмы (позднее этот список был расширен).

В этих тюрьмах устанавливался более строгий режим, а также значительно увеличивался штат надзирателей, которым платили повышенную зарплату. В «особых тюрьмах» планировалось содержать наиболее опасных заключенных, причем как уголовников, так и политических.

До того в СССР всех осужденных отправляли тянуть срок в исправительно-трудовые лагеря. Они располагались в отдаленных местностях страны, но все же там арестанты постоянно находились на свежем воздухе. Теперь некоторые из них обречены были провести долгие годы в замкнутом «каменном мешке».

Так в СССР впервые появились «крытки» – тюрьмы, предназначенные для лиц, уже осужденных судом и получивших свой срок.

Уральская тюрьма оказалась в этом зловещем списке не случайно. Златоуст находился в самой глубине страны, далеко от основных культурных и промышленных центров, что облегчало профилактику побегов.

С другой стороны, там имелась железная дорога, что облегчало доставку заключенных. Поэтому в Златоуст активно отправляли зеков самого разного ранга, в том числе артистов, академиков, ученых, военных.

Среди них, например, был драматург и писатель Александр Клейн. Родился он в Киеве, окончил два курса Ленинградского театрального института. Во время войны попал в немецкий плен, после освобождения двенадцать лет провел в ГУЛАГе. Из них пять лет – в Златоустовской тюрьме.

Там же часть срока отбывал академик В.В. Парин, секретарь Академии медицинских наук СССР, осужденный на двадцать пять лет за «разглашение государственной тайны». Там же сидел полковник Н.

Заботин, заместитель военного атташе в США, а фактически резидент советской разведки, участвовавший в гонке за американскими ядерными секретами. Именно он курировал супругов Розенбергов и находился с ними на связи, получая секретную информацию о ядерной бомбе. У Н.

Заботина случился какой-то конфликт с Лаврентием Берией и всемогущий маршал госбезопасности упек своего подчиненного на «крытую зону».

Начиная с 1956 года, в Златоуст перестали посылать политических заключенных. Их место заняли матерые уголовники.

В Златоустовскую «крытку» отправляли только тех, кто систематически нарушал режим пребывания в исправительной колонии, а также злостных рецидивистов, осужденных за тяжкие преступления.

В советском УК имелся специальный пункт, согласно которому при назначении максимального срока в пятнадцать лет судья мог назначить осужденному первые пять лет отбытия срока не в ИТЛ, а в тюрьме. Это являлось дополнительным наказанием.

Из колонии администрация могла отправить нарушителя в «крытую» тоже на срок, не превышающий пяти лет, после чего он снова возвращался в зону. Но этих пяти лет пребывания в «крытой» хватало вполне.

По воспоминаниям очевидцев, условия содержания заключенных в Златоустовской тюрьме были очень суровыми и, пожалуй, самыми тяжелыми из всех советских «крыток».

В камерах было очень холодно, темно и мрачно. Вертухаи постоянно глумились над зеками, натравливали на них собак, избивали резиновыми палками и молотками.

Под предлогами плановых проверок у осужденных изымали и портили личные вещи, особенно теплую одежду, отнимали и без того тощие продуктовые передачи, сокращали нормы выдачи хлеба. По рассказам, в те времена в «крытке» процветала игра в карты на кровь.

Проигравший вскрывал себе вены и нацеживал в кружку кровушку. Сокамерники же поджаривали ее в металлической кружке на факеле, сделанном из газеты, и ели.

Впрочем, по понятиям такие вещи осуждались и сурово наказывались. Уличенных в кровоедстве отлучали от воровского братства и при случае «опускали». Большинство же арестантов златоустовской тюрьмы «сидело на фунте», получая в сутки 450 граммов хлеба и миску баланды.

В 70-е годы в Златоусте «чалился» легендарный вор в законе Вася Бриллиант, а также его друг Вася Корж – авторитетный вор из Владивостока. Последний был известен как засиженный «глухарь», то есть человек, двадцать пять лет просидевший в режиме тюремного заключения.

В начале 80-х годов власти Грузинской ССР ходатайствовали перед союзным МВД, чтобы их криминальные авторитеты отбывали наказание подальше от родной республики. С того момента в Златоусте появилось немало воров – южан. Здесь же отбывал часть срока Датико Цихелашвилли – знаменитый Дато Ташкентский. Впоследствии он стал лидером криминального движения всей Сибири и Дальнего Востока.

Таким образом, в Златоустовской тюрьме содержалось значительное число авторитетных воров в законе. Поэтому в «крытке» регулярно проводились сходки и осуществлялась коронация новых «законников». Администрация, конечно, пыталась бороться с этим, но безуспешно.

С началом перестройки ранг Златоустовской тюрьмы несколько изменился. Она получила статус регионального СИЗО (учреждение ИЗ 74/4) , но с тюремным отделением.

Воры в законе постепенно покинули ее «гостеприимные» стены, а вместо них появилась публика попроще: бандиты, мошенники, рэкетиры, сексуальные маньяки.

Впрочем, наиболее известным арестантом этого периода стал Павел Якшиянц, который в декабре 1969 года вместе с тремя сообщниками захватил в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) автобус с детьми и добился вылета в Израиль.

Но за границей бандиты пробыли всего три дня, после чего их выдали обратно. Об этих трагических событиях снят художественный фильм «Взбесившийся автобус». Находясь в Златоустовской «крытке», Якшиянц захватил в заложники двух женщин – контролеров, попытался совершить побег, но был схвачен и, разумеется, получил дополнительный срок.

В июле 2003 года тюремное отделение учреждения ИЗ 74/4 было расформировано. Находившихся там 800 осужденных разбросали по тюрьмам Верхнеуральска, Владимира и Енисейска. Таким образом знаменитая Златоустовская «крытка» прекратила свое существование и превратилась в обычный следственный изолятор.

Недавно там проводился ремонт. Стены мрачных казематов перекрасили в нежно-голубые и бежевые тона. Начало реконструкции положили новые требования Евросоюза подследственных и осужденных. В камерах установили современную сантехнику. На каждого подследственного выделили (согласно требованиям Евросоюза) не менее четырех квадратных метров площади камеры.

Теперь в «хате» содержится не более шести человек, а раньше их число достигало и двадцати человек. Имеются в СИЗО и двухместные камеры, туда помещают арестантов с ослабленным здоровьем. В планах – обеспечение подследственных телевизорами, электрочайниками, микроволновками. В общем, тюремная реформа продолжается.

По материалам газеты
“За решеткой” (№2 2011 г.)

Источник: http://www.tyurma.com/zlatoustovskaya-krytka

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.