Кто определяет степень вины

Определение степени вины пострадавшего при несчастном случае на производстве

Кто определяет степень вины

По каждому несчастному случаю, квалифицированному как несчастный случай, связанный с производством, оформляется акт по установленной форме Н-1.

В указанном акте, в выводах, комиссия должна указать лиц, ответственных за допущенные нарушения требований законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, приведших к несчастному случаю.

Положения Трудового Кодекса не предусматривают каких либо ограничений по лицам, допустившим нарушения требований охраны труда. Таким образом, виновным может быть признан и непосредственный руководитель пострадавшего, и руководитель организации, кто то из должностных лиц, а так же и сам пострадавший работник.

Практика расследований несчастных случаев показывает, что довольно таки часто встречаются ситуации, когда в происшедшем в той или иной степени виноваты сами пострадавшие.

В соответствии со статьей 229.

2 ТК РФ, если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия устанавливает степень вины застрахованного в процентах. Определение вины пострадавшего на производстве работника – процесс неурегулированный и неоднозначный, который вызывает множество вопросов. Учитывая, что термин «грубая неосторожность» законодательно не определен, вопрос о том являются ли действия пострадавшего грубой неосторожностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда должен рассматриваться с учетом конкретных обстоятельств. Задача комиссии по расследованию, – правильно определить причины, обстоятельства и всех виновных в несчастном случае. Вина бывает в форме умысла или неосторожности. Умышленное причинение вреда при несчастных случаях на производстве встречается крайне редко – чаще работодатель имеет дело с неосторожным поведением пострадавших. Неосторожность может быть выражена в форме легкомыслия, небрежности, неаккуратности.

О грубой неосторожности можно говорить, если потерпевший действовал легкомысленно, не задумывался о вредных последствиях или самонадеянно рассчитывал их предотвратить.

Другой вариант грубой неосторожности – когда пострадавший не предвидел вредных последствий своего поведения, хотя с учетом здравого смысла, знаний и опыта мог и должен был иметь их в виду.

Чтобы оценить степень ответственности пострадавшего за допущенные нарушения, которые привели к несчастному случаю, комиссия по расследованию должна тщательно провести расследование и выявление всех обстоятельств. В частности, нужно установить, была ли в действиях работника именно грубая неосторожность или речь идет о простой неосмотрительности.

Если потерпевший не нарушал требований охраны труда, был обучен, проинструктирован, а стал жертвой случайности (например, при выполнении трудовых обязанностей споткнулся, упал и получил травмы), вряд ли можно сделать вывод о его грубой неосторожности.

Даже соблюдение на предприятии и конкретно пострадавшим режима труда и отдыха может сыграть решающую роль. Ведь длительная работа без перерывов или повышенная нагрузка при нехватке рабочих рук ведет к усталости и притупляет внимание и реакцию работника.

Если комиссия выяснит, что одной из причин несчастного случая явилось нарушение, допущенное самим пострадавшим, пострадавший может быть установлен как лицо ответственное за допущенное нарушение.

Но это не свидетельствует о том, что им допущена грубая неосторожность, способствующая возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью.

Выявленное нарушение, может быть, простой неосмотрительностью, невнимательностью, либо вынужденными действиями в интересах выполнения работы, либо ошибочными или поспешными действиями в нештатных или аварийных ситуациях, которые не предусмотрены локальными нормативными актами и многое другое.

В этих ситуациях, когда имело место нарушение, допущенное пострадавшим, комиссия указывает его в числе ответственных лиц, но при этом отмечает, что «грубая неосторожность в действиях пострадавшего не усматривается» с указанием данного факта в материалах (актах) расследования, без установления степени его вины.

Доказательством вины работников могут являться нарушения требований нормативно правовых актов и инструкций по охране труда, с которыми они были ознакомлены в установленном порядке под роспись.

Например, продавец магазина, была проинструктирована, что пользоваться подручными средствами ящиками, коробками при укладке товара на верхние полки стеллажей запрещено.

Тем не менее, работница в целях экономии времени решила вместо лестницы воспользоваться ящиком, в результате чего при падении с ящика сломала ногу.

Грубой неосторожностью может быть признано алкогольное опьянение потерпевшего, содействовавшее возникновению или увеличению вреда при установлении наличия прямой причинной связи между нетрезвым состоянием потерпевшего и повреждением его здоровья.

Если комиссия в результате расследования установила, что: — с пострадавшим проведены все инструктажи, стажировка и проверка знаний требований охраны труда, — проведен предварительный и периодический медицинский осмотр, — работник обеспечен средствами индивидуальной защиты, — работник ознакомлен с условиями труда на своем рабочем месте и только сам виноват в несчастном случае, то возможно установить факт его грубой неосторожности. Для этого представитель профсоюзной организации или иного представительного органа работников, являясь членом комиссии по расследованию несчастного случая, передает в профсоюзный комитет информацию о том, что необходимо заключение о степени вины пострадавшего с предложением процентного соотношения его вины.

Профком (иное объединение работников) рассматривают материалы расследования несчастного случая и решают вопрос об установлении грубой неосторожности пострадавшего и степени вины пострадавшего и составляют заключение. Это заключение профсоюзного комитета обязательно прикладывается к материалам расследования несчастного случая.

Степень вины застрахованного указывается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве. Процент вины работника может быть любым. В соответствии со ст.14 Федерального закона от 24.07.

98 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25%. Установленная грубая неосторожность также может повлиять на решение суда, если пострадавший обратится за взысканием материального и морального ущерба.

Вина пострадавшего не учитывается при его смерти и никак не отражается на выплатах иждивенцам. Пострадавший может оспорить степень своей вины в суде.

С. Климова

Услуги Правовой защиты

С 1997 года мы помогаем нашим клиентам в сфере охраны труда и кадрового делопроизводства. Оказываем услуги по всей России. Удаленно, в короткие сроки, наши специалисты помогут решить любой вопрос.

Ниже вы можете выбрать интересующую вас услугу.

Пакеты документов Аутсорсинг охраны труда Учебный центр СОУТ

Источник: https://otrude.ru/baza-znanij/avtorskie-kolonki/burlakova-svetlana-aleksandrovna/opredelenie-stepeni-vinyi-postradavshego-pri-neschastnom-sluchae-na-proizvodstve.html

Как определить вину работника в несчастном случае на производстве? — Audit-it.ru

Кто определяет степень вины

Ширимова Елена, юрист, ведущий эксперт

Журнал «Кадровое дело» № 8 август 2010

Каждый несчастный случай на производстве требует тщательного расследования и учета.

После оказания первой помощи пострадавшим работодатель должен оценить и зафиксировать в специальных документах не только масштаб аварии, но и степень причастности сотрудников к произошедшему инциденту.

В том числе проверить, не виновны ли в несчастном случае сами потерпевшие. Посмотрим, как это правильно сделать, на примере одного из трудовых споров, разрешенных Верховным судом Республики Коми*.

Что произошло

Владимир А. работал в ОАО «М…» грузчиком угля на ТЭЦ (теплоэлектроцентрали). В одну из ночных смен с ним произошел несчастный случай. В 20.00 бригада Владимира приступила к работе и начала подавать топливо в бункеры котлов. Сотрудникам нужно было находиться возле разных бункеров. Примерно в 00.

40 Владимир, трудившийся в районе бункера № 7, решил присоединиться к остальным членам бригады. Для этого он должен был пройти безопасным маршрутом (по мосткам между конвейерами), но решил сократить путь – перелезть через работающий конвейер.

Работник переступил через ограждение площадки обслуживания между бункерами, протянул ногу и встал на защитное ограждение конвейера. Неожиданно нога соскользнула, и Владимир упал на движущееся полотно. Это увидели другие сотрудники и успели быстро остановить механизм.

Но Владимир оказался зажатым между полотном ленты и элементами конструкции конвейера, получил тяжелые травмы, которые впоследствии привели к стойкой утрате профессиональной трудоспособности.

Работодатель обязан обучить работников безопасным методам и приемам выполнения работ и оказанию первой помощи пострадавшим на производстве (ст. 212 ТК РФ).

О несчастном случае сообщили в Гострудинспекцию. Инспектор по охране труда дал заключение, что у работника не было необходимости спускаться в сторону работающего конвейера – он просто пренебрег требованиями безопасности и решил сократить свой путь.

Комиссия, сформированная в ОАО «М…» для расследования этого происшествия, установила: Владимир нарушил правила техники безопасности и инструкцию по охране труда, с которыми был ознакомлен под роспись. Последовал вывод о грубой неосторожности пострадавшего и его вине в размере 100 процентов.

По мнению комиссии, работодатель был невиновен в случившемся, но Владимир так не считал. Он обратился в суд с иском к ОАО «М…», где указал, что при определении его вины в несчастном случае комиссия не приняла во внимание обязанность работодателя по охране труда, а поэтому сделала неправильный вывод.

Работник просил отменить решение комиссии и исключить его вину в этом инциденте.

Роман СОРОКИН, адвокат Московской коллегии адвокатов «Александр Еким и партнеры»:

– Вина бывает в форме умысла или неосторожности. Умышленное причинение вреда при несчастных случаях на производстве встречается крайне редко – чаще работодатель имеет дело с неосторожным поведением участников происшествия. О грубой неосторожности можно говорить, если потерпевший действовал легкомысленно, не задумывался о вредных последствиях или самонадеянно рассчитывал их предотвратить.

Другой вариант грубой неосторожности – когда пострадавший не предвидел вредных последствий своего поведения, хотя с учетом здравого смысла, знаний и опыта мог и должен был иметь их в виду. Вина и степень вины – это оценочные категории, поэтому комиссия по расследованию несчастного случая должна принимать решение о виновности пострадавшего с учетом всех обстоятельств дела.

В частности, нужно установить, была ли в действиях работника именно грубая неосторожность или речь идет о простой неосмотрительности. Если потерпевший не нарушал правил техники безопасности, а стал жертвой случайности (например, при выполнении трудовых обязанностей споткнулся, упал и получил травмы), вряд ли можно сделать вывод о его грубой неосторожности.

Что решил суд

Когда происшествие признается несчастным случаем на производстве и оформляется соответствующим актом, оно считается страховым случаем по обязательному социальному страхованию**. От вины пострадавшего напрямую зависит сумма положенных ему ежемесячных страховых выплат.

Если комиссия по расследованию несчастного случая установит, что потерпевший допустил грубую неосторожность, которая стала причиной вреда его здоровью, размер таких выплат уменьшается соответственно степени вины. По логике работодателя, определившего вину Владимира в размере 100 процентов, сотруднику не полагались ежемесячные страховые выплаты.

И хотя от Фонда социального страхования возражений не поступило, суд не согласился с таким выводом ОАО «М…».

Дело в том, что в соответствии со статьей 14 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»***, вина пострадавшего в несчастном случае не может быть больше 25 процентов.

В то же время суд признал, что в действиях Владимира была грубая неосторожность – работник знал, что его поведение недопустимо, но легкомысленно надеялся избежать опасных последствий. В итоге решение комиссии по расследованию несчастного случая было отменено.

А вину суд распределил так: работник виновен на 25 процентов, а работодатель – на 75 процентов.

Это значит, что сотрудник должен получать ежемесячные страховые выплаты, размер которых работодатель должен сам рассчитать из среднего месячного заработка Владимира с учетом степени вины и утраты профессиональной трудоспособности (см. таблицу на стр. 103).

Выплаты работнику в связи с несчастным случаем на производстве*

ВыплатаВ каком размере устанавливаетсяЗа какой период выплачивается
Пособие по временной нетрудоспособности100% среднего заработкаЗа весь период временной нетрудоспособности работника до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности
Единовременная страховая выплатаРазмер определяется в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности. Максимальный размер суммы, из которой исчисляется размер единовременной страховой выплаты в 2010 году, – 64 400 руб.Назначается по результатам медико-социальной экспертизы и выплачивается не позднее одного календарного месяца со дня назначения
Ежемесячная страховая выплатаОпределяется как доля среднего месячного заработка в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности и от его вины в несчастном случае. Максимальный размер выплаты в 2010 году – 49 520 руб.**В течение всего периода стойкой утраты профессиональной трудоспособности. Степень утраты трудоспособности устанавливается учреждением медико-социальной экспертизы и выражается в медицинском заключении
* Подробнее о том, как расследовать несчастный случай на производстве, читайте в № 4, 2010.** Максимальные размеры выплат установлены ст. 7 Федерального закона от 28 ноября 2009 г. № 292-ФЗ «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов».

Выводы и рекомендации

В пункте 10 акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1 (образец на стр. 104)**** должны быть указаны лица, виновные в происшествии, если такие имеются. Довольно часто виновными оказываются сами пострадавшие – вследствие своей невнимательности или халатности.

Если у вас сложилась именно такая ситуация, комиссия должна установить, была ли в действиях пострадавших грубая неосторожность, а не простая неосмотрительность. При ее наличии следует указать степень вины потерпевших, но не более 25 процентов для каждого из сотрудников.

В процентах нужно определить только вину потерпевших. Для тех, кто виновен, но не пострадал, процент не имеет значения, поскольку он нужен лишь для перерасчета страховых выплат, предназначенных для восстановления здоровья.

Учтите, что когда в акте формы Н-1 нет словосочетания «грубая неосторожность» и отсутствует процент вины, вред, причиненный здоровью работника, возмещается страховыми выплатами в полном размере.

При определении степени вины застрахованного в процентах комиссия обязана рассмотреть заключение профсоюзного комитета или другого уполномоченного органа работников (ч. восьмая ст. 2292 ТК РФ).

Если же работодатель определит вину потерпевшего в размере больше 25 процентов, это будет нарушением законодательства о страховании. Работник, не согласный с решением комиссии, может обжаловать результаты расследования в Гострудинспекцию или в суд.

Материал подготовила
Елена ШИРИМОВА,
юрист, ведущий эксперт журнала «Кадровое дело»

* Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми по делу № 33-3888/2008.

** На основании главы II Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

*** Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

**** Форма акта утверждена постановлением Минтруда России от 24 октября 2002 г. № 73.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/personnel/a114/247799.html

ВИНА, ЕЁ ПОНЯТИЕ, КРИТЕРИИ И ФОРМЫ. ПРАВ. ЗНАЧ-Е ВИНЫ

Кто определяет степень вины

«Вина – это психич. отношение лица к совершаемому общ. опасному деянию, выраженное в форме умысла или неосторожности».

Основн. категории, характер. вину: а)содержание, б) сущ-ть, в) форма и г) степень.

Содерж-е вины – это сов-ть психич. элементов, отраж. объект. признаки преступл-я, в которых проявл. определ. отношение лица к этим признакам. вины – это содержание умысла и неостор-ти при совершении конкретного преступления.

Сущность вины состоит в негативном отношении лица, совершающего общественно опасное деяние, к общ. отношениям, охраняемым уг. законом.

Форма вины – это установл. законом определ. сочетание психич. ( интеллект.) признаков, составл. содержание вины, с объективными признаками преступления.

Степень вины – это количеств. хар-ка вины. Она определяет тяжесть совершенного деяния и опасность личности виновного. Степень вины субъекта определяется:

1) общ. опасностью соверш. деяния; 2) особ-ми псих. отношения виновного к содеянному; 3) мотивом и целью преступления; 4) обст-ми, характер. личность виновного; 5) причинами преступления и условиями, повлиявшими на формир-е преступного умысла или на допущение лицом неосторожности.

Психологическое содержание вины занимает центральное место среди основных категорий, характер. вину. Составными элементами псих. отношения лица к соверш. деянию явл. сознание и воля, которые в теории УП принято называть интеллект. и волевыми признаками.

Интеллект. признаки отражают познавательные процессы, происходящие в психике человека.

Это – основанная на мышлении спос-ть лица понимать как фактические признаки конкретной ситуации, в которой он оказался, и последствия своего поведения, так и их общ. вред.

Волевые признаки представляют собой сознательное направление умственных и физ. усилий на принятие решений, достижение поставл. целей, удержания от действия, выбор и осущ. определ. варианта поведения.

УК предусматр. 2 формы вины: умышленную и неосторожную.

Умышленная вина делится на два вида:

а) прямой умысел – преступл-е призн. соверш. с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общ. опасность своего действия или бездействия, предвидело их общ. опасные последствия (интеллект. эл.) и желало их наступления ( волевой эл.).

Сознание общ. опасности совершаемого деяния означает понимание, во-первых, фактического содержания деяния, а во-вторых, его соц. значения.

Закон не требует установл. сознания уг. противоправности, т.е. запрещенности соответств. деяния под угрозой уг. наказания. Для уг. ответ-ти достаточно сознания общ. опасности деяния без конкретизации ее степени, что фактически означает и понимание запрещ-ти подобных действий уг. законом.

Предвидение общ. опасных последствий означает мысленное представление виновного о том вреде, который он своими действиями причинит общ. отношениям, охраняемым нормами уг. закона. В большинстве случаев лицо предвидит общественно опасные последствия как неизбежный, неминуемый, т.е. единственно возможный результат своего деяния.

Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом виновны предвидит последствия не как неизбежные, а лишь только как реально возможные. Такой характер предвидения возможен в ситуациях, когда избранный виновным метод осущ. преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия.

Волевой момент прямого умысла состоит в том, что лицо желает наступления общ. опасных последствий. Желание – это воля, мобилизованная на достижение цели, стремление к определ. результату. Последствия для виновного могут означать:

а) конечную цель; б) промежуточный этап к достижению конечной цели; в) средство достижения конечной цели.

б) косвенный умысел – лицо, совершившее преступление, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело их общ. опасные последствия (интеллект. элемент), не желало, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично ( волевой элемент).

Косвенный умысел отличается от прямого прежде всего по волевому элементу, при котором лицо не желает, но сознательно допускает наступление общ. опасных последствий или относится к ним безразлично.

Наступление преступных последствий при косвенном умысле не явл. для виновного ни прямой целью, ни необходимым средством для достижения др. значимой цели. Эти последствия для него – побочный результат его деят-ти, направл. на достижение иных преступных и даже не преступных целей. Отсюда и название – косвенный умысел.

В зависимости от направл-ти, степени определ-ти и конкретизации предст–й лица об объективных св-х совершаемого им деяния и желаемых последствий различают:

а) определенный ( конкретизир.) умысел – характер. наличием у лица конкретного представления о хар-ре и объеме возможного вреда от совершенного им деяния.

б)неопределенный– имеет место в случаях, когда у лица имеется лишь обобщенное, неконкретное представление о возможном вреде. Квалификация содеянного в зависимости от фактически наступившего вреда.

в) альтернативный – лицо предвидит одинаковую возможность наступления одновременно 2 и более, но индивидуально определенных последствий, и при этом его воля направлена в равной степени на каждое из них. Квалификация в зависимости от фактически наступивших последствий.

По моменту ( времени ) возникновения и формирования различают умысел:

а)заранее обдуманный –характер. тем, чтофактическая реализация преступногоумысла осущ.чаще всего через значит. отрезок времени после его возникновения.

б) внезапно возникший –формируется непосредственно перед началом совершения преступления и сразу же реализуется.

в) аффектированный –разновид-ть внезапно возникшего умысла. Это вид сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие противозаконного насилия, систематич. издевательства или тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего.

Вина в форме неосторожности свидетельствует о меньшей общ. опасности преступления и личности виновного, чем умышленная вина. Поэтому круг уголовно наказуемых деяний, совершенных по неосторожности, достаточно ограничен. Ответ-ть за преступления, совершенные по неосторожности, возник. чаще всего в случае наступления значительных общ. опасных последствий.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается общ. опасное деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

а)преступное легкомыслие –лицо предвидело возможность наступления общ. опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение.

При легкомыслии виновный чаще всего сознает общ. опасность своего поведения, понимает его рискованность, нормативную запрещенность или противоречие общепризнанным правилам предосторожности.

Интеллект. элемент легкомыслия характер. предвидением возможности наступления общ. опасных последствий совершаемого деяния.

Однако при легкомыслии предвидение наступления последствий носит абстрактный характер – лицо предвидит последствия не как результат совершаемого именно им действия, а как возможный результат подобного деяния, совершаемого другим лицом и рассчитывает на обст-ва, которые исключ. наступление последствий.

По интеллек. элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит по степени предвидения наступления общ.

опасных последствий: при легкомыслии лицо предвидит наступление этих последствий в меньшей степени, как возможный результат подобного поведения кого-то другого, а не результат совершаемого им деяния.

При косвенном умысле лицо предвидит наступление последствий конкретно, как рез-т совершаемого им деяния.

б) преступная небрежностьлицо не предвидело возможности наступления общ. опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотр-ти д. б. и могло их предвидеть.

Небрежность – это единств. разновидность вины, при которой лицо не предвидит общ. опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально и даже абстрактно возможных.

Сущность данного вида неосторожности заключ. в том, что лицо, имея реальную возм-ть предвидеть общ. опасные последствия своего деяния и не допустить их наступление, не проявл. необход.

вним-ти и предусмотрительности.

Различают объективный и субъективный критерии небрежности.

Объект. критерий – означает обяз-ть лица предвидеть общ. опасные последствия. Отсутствие обязанности предвидеть наступление вредных последствий исключает вину и ответ-ть данного лица за фактически прич. вред.

Субъект. критерий – означает индивид. способность конкретного лица предвидеть в конкретной обстановке возможность наступления вреда от совершаемого деяния.

Только одновременное наличие объект. и субъект. критериев свидетельствует о преступной небрежности.

От преступ. небрежности следует отличать так называемый случай, то есть невиновн. прич. вреда. Вредные последствия, независимо от степени их тяжести, м. б. поставлены в вину лицу при условии, что оно действовало с умыслом либо допустило неосторож-ть. Невиновное причинение вреда исключает уг. ответ-ть.

При случае отсутствует объективный или субъективный критерии небрежности либо оба критерия одновременно.

Объект. критерий выраж. в том, что лицо не должно было… сознавать общ. опасность своего действия или бездействия либо не должно было предвидеть возможности наступления общ. опасных последствий. Неосознание общ. опасности совершаемого деяния, а также непредвидение возможности наступления общ. опасных последствий сближает по этим признакам с преступной небрежностью.

Есть составы прест-й со сложной объект. стороной. Субъект. сторона в них также усложнена – в ней соединяются разные формы вины. Сложная вина – представляет собой сочетание умысла и неосторожности при совершении преступления, т.е. само деяние совершается умышлено, более тяжкое последствие наступает по неосторожности.

Преступление со сложной формой вины характер. следующими признаками: а) преступное деяние соверш. умышленно, т.е. с прямым или косвенным умыслом; б) в рез-те совершенного умышл. преступления тяжкие последствия причиняются по неосторожности в результате легкомыслия или небрежности; в) тяжкие последствия влекут более строгое наказание.

По характеру законод. конструкций различ. 2 типа преступлений со сложной виной:

1). Сочетание разного психич. отношения:

а) к общ. опасному действию или бездействию, которые закон признает преступными независимо от каких-либо последствий (умысел) и б)квалифицирующим последствиям этого деяния. К этому типу относятся квалифицир. виды преступлений, основной состав которых явл. формальным, а квалифицир. состав включ. определенные, конкретно обознач. тяжкие последствия.

2). Умышл. преступн. деяния, совершение которых ведет к наступлению двух юр. самостоят. последствий, когда одно последствие явл. конструктивным признаком основного матер. состава и охватыв.

умыслом виновного лица, а второе последствие, отдаленное и более тяжкое, чем обязательное последствие основн. состава, явл. квалифицир. признаком, умыслом виновного не охватыв.

и наступает по неосторожности.

Ряд авторов называет и третью группу норм с двойной формой вины, включая в нее преступления, связ. с нарушением спец. правил и наступлением в результате этого вредных последствий.



Источник: https://infopedia.su/7x74f0.html

Понятие термина «степень вины» и его влияние на правильную квалификацию и назначение справедливого наказания

Кто определяет степень вины

Понятие термина «степень вины» и его влияние на правильную квалификацию и назначение справедливого наказания.

,

кандидат юридических наук,

доцент кафедры уголовного права

Московского Государственного Открытого Университета

В теории уголовного права понимание, толкование термина «степень вины» далеко от однозначности. Действующее законодательство его не использует и, тем не менее, в правоприменительной практике оно имеет большое значение для правильной квалификации деяния и назначения справедливого наказания.

Употребление словосочетания «степень вины» можно встретить в самых разных источниках: в научных работах, посвященных различным проблемам уголовного права, уголовного процесса, административного права, гражданско-процессуального права, в различных законодательных актах.

Часто при вынесении приговора и назначении наказания судьи делают ссылку на степень вины, однако анкетирование судей показало, что они не имеют единого мнения и по-разному представляют, что следует понимать под степенью вины.

Так, 30% проинтервьюированных автором судей считают, что степень вины — это степень предвидения вредных последствий преступного деяния, 25% уверены, что степень вины зависит от отягчающих и смягчающих обстоятельств, 15% определяют степень вины с учетом всех обстоятельств дела, 10% отождествляют степень вины со степенью участия в преступлении, 5% связывают этот показатель со стремлением загладить причиненный вред, 15% судей вообще отрицают понятие «степень вины» как существенное для юриста либо затрудняются дать определение этого понятия.[1] Иными словами, правоприменители весьма широко толкуют эти понятия.

В 50-60 годы в отечественной науке было распространено мнение о том, что степень вины определяется ее формой.[2] Следует согласиться, что в такой трактовке смешиваются качественные и количественные характеристики вины.

[3] Другие авторы, напротив, полагали, что вопрос о степени вины не связан с вопросом о формах вины. Так, в свое время указывал, что «вина не может быть ни большей, ни меньшей виной, если ее ограничивать формально-психологическими при­знаками умысла или неосторожности”.

[4] По его мнению, вопрос о степенях вины лежит за рамками признания наличия умысла или неосторожности.

Для решения вопроса о степени вины имеет значение «морально-политическая оценка» деяния судом. При этом суд должен учитывать как субъективные, так и объективные обстоятельства, как, например, наличие или отсутствие вредных последствий деяния подсудимого.

Видимо, следует согласиться, что сторонники данной точки зрения искусственно разрывают юридическую и социальную сущность вины, когда относят юридическую сущность к умыслу и неосторожности, а социальную сущность – к общественно опасному деянию в целом.

[5] Другая крайность заключается в игнорировании социальной сущности вины. Так, некоторые авторы рассматривали степень вины в связи с интенсивностью психических процессов субъекта, подразумевая под этим степень предвидения и желания наступления общественно опасных последствий.[6] Данное понимание степени вины чрезмерно психологизирует эту категорию, выхолащивая ее социальную сущность.

Более обоснованным нам представляется понимание степени вины, высказанное .[7] Прежде всего, он отмечает, что степень вины — это коли­чественная характеристика не юридической, а материальной, т. е. социально-политической, сущности вины, а именно — степени деформированности социальных ориентации субъекта.

Она опреде­ляется не только формой вины, но и особенностями психической деятельности лица, целями и мотивами его поведения, личност­ными особенностями и т. д.

Безусловно, «лишь совокупность формы и содержания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психологичес­ких причин определяет степень отрицательного отношения лица к интересам общества, проявленного в совершенном лицом деянии, т. е. степень его вины».

[8] Заметим, однако, что в отличие от , с приведением заслуживающих внимания аргументов ограничивает факторы, влияющие на степень вины, лишь субъективно-личностными детерминантами, не отождествляя степень вины со степенью общественной опасности деяния в целом.

Из такого утверждения автор формулирует вывод, что «особенности объекта и объективной стороны, а иногда и осо­бые свойства предмета посягательства оказывают влияние на сте­пень вины через содержание умысла или неосторожности».

[9] Другими словами, на степень вины влияет не деяние само по себе и не наступившие тяжкие последствия, а отношение лица к наступлению данных последствий, психическое «отражение» объективной стороны в сознании субъекта. Напри­мер, осознание общественной опасности конкретного преступления предполагает, что виновный предвидит не абстрактный вред свое­го деяния, а предвидит наступление вполне определенного вреда в каждом случае: малозначительного, существенного, значитель­ного, тяжкого или особо тяжкого. Поэтому осознание большей или меньшей тяжести причиненного вреда означает большую или меньшую степень отрицательного отношения к основным социаль­ным ценностям.

Во-вторых, есть все основания признать, что на степень вины влияет ее форма. «В умышленном преступлении виновный, сознательно посягая на социальные цен­ности, определенно проявляет свое отрицательное к ним отноше­ние, а при неосторожных преступлениях такая определенность от­сутствует. Следовательно, степень деформации ценностных ориен­таций при неосторожности меньше, чем при умысле».[10]

Однако кроме формы вины на ее степень оказывает влияние и ее конкретный вид. На первый взгляд, такая зависимость представляется неоднозначной.

Так, может показаться, что, когда правонарушитель, действуя с косвенным умыслом, открывает в толпе беспорядочную стрельбу, грозящую жизни многих людей, он совершает деяние, которое характеризуется большей общественной опасностью, чем убийство с прямым умыслом.

Однако, как отмечает , если сравнивать прямой и косвенный умысел при одинаковых прочих условиях, то прямой умысел всегда опаснее косвенного. В самом деле, чело­век, желающий смерти многих людей, опаснее человека, открыв­шего в толпе беспорядочную стрельбу.

Точно так же преступное легкомыслие характеризуется более высокой степенью вины, чем небрежность, на что неоднократно обращалось внимание в специальной литературе.

В самом деле, при легкомыслии виновный преодо­левает контрмотивы, удерживающие его от неразумного поступка, он не только не хочет воздержаться от чреватого последствиями действия, но даже не дает себе труда тщательно оценить все де­тали сложившейся обстановки и ее возможные последствия. Такое отношение к деянию, безусловно, опаснее небрежности, при которой виновный совершает опасный поступок единственно потому, что не предвидит возможных опасных последствий.[11]

Помимо форм и видов вины на ее степень влияют цели и мотивы совершения преступления.

Поскольку потребности с точки зрения их социальной полезности или социальной вредности всегда нейтральны по своему содержанию, основной акцент при определении степени вины необходимо делать на установлении степени антисоциальности мотива, лежащего в основе выбора лицом преступного пути удовлетворения имеющейся у него потребности, а также определении, являлся ли мотив, лежавший в основе выбора лицом конкретного способа или конкретного объекта поведения, антисоциальным. Чем выше степень антисоциальности ориентирующего мотива, тем выше степень вины. Степень вины также увеличивается, если технический мотив поведения обладает свойством антисоциальности. Мотив и цель не являются ни составляющими признаками вины как уголовно-правовой категории, ни даже обязательными признаками субъективной стороны. По общему правилу, они представляют собою факультативные признаки субъективной стороны преступления. Они становятся обязательными для квалификации преступлений только в случаях, прямо указанных в законе, т. е. в конкретной статье Особенной части УК. Например, ст. 155 УК РФ предусматривает ответственность за разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений. В данном случае отсутствие указанных мотивов исключает уголовную ответственность за данное деяние (для общего субъекта) даже при наличии всех остальных признаков данного состава преступления. В большинстве же случаев мотив и цель преступления не являются обязательными его признаками. Однако во всех случаях суд должен устанавливать мотив и цель преступления для индивидуализации наказания и оценки личности преступника. «Цель и мотив определяют постановку конкретных задач реальной деятельности, выбор средств и способов их разрешения. Они порождают идеальную модель преступного деяния, являясь, таким образом, фундаментом, на котором возникает реальное психическое отношение лица к деянию, т. е. вина».[12]

Необходимо отметить, что на степень вины влияют объективные условия ситуации, в которой совершается преступление.

Данные обстоятельства отражены в действующем УК РФ в качестве обязательных признаков привилегированных составов, квалифицирующих признаков либо в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание.

Если при конструировании привилегированных или квалифицированных составов преступлений степень вины уже заложена в законодательной конструкции и выражается в более мягкой или более суровой санкции, то отягчающие или смягчающие обстоятельства, установленные судом, могут значительно повлиять на назначаемое наказание. Но не все смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства влияют именно на степень вины лица, совершившего преступление, а только те, которые характеризуют объективные условия ситуации, в которой совершается преступление.

Таким образом, степень вины можно определить в качестве оценочной категории, со­держащей психологическую и социально-политическую характе­ристику вины с ее количественной стороны и выражающей меру отрицательного, пренебрежительного или недостаточно вниматель­ного отношения лица, виновного в совершении преступления, к основным социальным ценностям.[13] Учитывая, что категория «степень вины» не относится к научным абстракциям, а реально используется судом при назначении наказания, считаем целесообразным законодательное закрепление этого понятия во избежание его различного толкования в правоприменительной деятельности.

[1] См.: Вина в уголовном праве. Орел, 1996. С. 54-55.

[2] См.: К вопросу о степенях виновности // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. М., 1940. С. 68-69.

[3] См.: Вина в советском уголовном праве. Саратов, 1987. С. 99.

[4] Вина в советском уголовном праве… С. 73.

[5] Вина в советском уголовном праве… С. 99.

[6] См.: Уголовная ответственность за неосторожность. М., 1957. С.13.

[7] См.: Указ. соч. С. 99-103.

[8] С; Субъективная сторона преступления… С. 17.

[9] Субъективная сторона и квалификация преступлений… С. 25-26.

[10] Вина в советском уголовном праве… С. 101.

[11] Учет неосторожной вины в судебной практике // Советская юстиция. 1984. № 5. С. 13.

[12] Вина в советском уголовном праве. С. 102.

[13] См.: там же.

Источник: https://pandia.ru/text/78/149/67844.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.