Кто работает в колонии поселения

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

Кто работает в колонии поселения

https://ria.ru/20180311/1515928668.html

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

РИА Новости, 11.03.2018

2018-03-11T08:00

2018-03-11T08:00

2018-03-11T08:01

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_0:151:3106:1898_1400x0_80_0_0_a1028d3a5f8d66352315ddb0e2785980.jpg

москва

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_188:0:2919:2048_1400x0_80_0_0_d3bb43c6778eeb1bf6c75d68ef3606ac.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

москва, общество

МОСКВА, 11 мар — РИА Новости, Ирина Халецкая. Ежегодно осужденные в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране.

Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключенных — всего 229 рублей в день. В месяц получается существенно меньше МРОТ. Много это или мало и сколько на самом деле зарабатывают за решеткой — в материале РИА Новости.

Одеть и накормить

Заключенные производят самые разные товары, причем как для нужд самой колонии, так и для коммерческих предприятий, не имеющих ничего общего с зоной. Любая организация или крупное бюджетное ведомство может заказать вещи, сделанные арестантами. Вся тюремная продукция объединена в каталог под брендом “Торговый дом ФСИН России”.

Желающих приобрести товары с зоны немало: в прошлом году Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заработала на осужденных более 33,3 миллиарда рублей — на 5,8% выше, чем в 2016-м.

Больше всего производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45%. Одежда и обувь — 21%.

Прикид не от-кутюр: обычно это спецодежда либо костюмы для служащих, а также армейская и полицейская форма. Заказчик одежды и обуви — сама ФСИН, МВД и Минобороны. В одной колонии в месяц шьют 5-15 тысяч комплектов.

Кроме того, изготавливаются изделия из металла — от подставок для цветов, теплиц до крупного оборудования, машин. Пользуются популярностью мебель из дерева и мелкие сувениры. Дети во многих российских детсадах спят на кроватях, сделанных арестантами. Мебель получается добротная: издали комоды ничем не отличаются от каких-нибудь шведских. Но и цены не сильно уступают рыночным.

Некоторые осужденные зарабатывают для себя в обход бренда ФСИН — штучными заказами на четки, нарды, предметы декора в стиле “блатной романтики”. В общую статистику этот небольшой поток не попадает.

Один из бизнесменов, торгующий подобными сувенирами в Москве, рассказал корреспонденту РИА Новости, что предприимчивые заключенные сами решают, как выполнить заказ и отправить его с зоны на волю. Нередко, объясняет продавец, руководство колонии о таком бизнесе даже не подозревает. Однако, по его словам, некоторые начальники берут свой процент.

На завод или партия в нарды

Тем не менее, несмотря на высокий доход, который приносит ФСИН труд осужденных, в колониях работают не больше 40% арестантов. Чем же занимаются остальные?

От работы в первую очередь освобождают пенсионеров, инвалидов и беременных женщин — по состоянию здоровья. Пока осужденный грызет гранит науки, он тоже не занят на производстве. Таких много: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тысяч арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тысяч на территории зоны окончили школу.

Многие трудятся в качестве обслуги на территории и в цехах не задействованы. Готовят еду, выдают книги в библиотеке, помогают в парикмахерской, следят за порядком, белят, красят.

Источник РИА Новости, связанный со сферой контроля исполнения наказания, рассказал, что в некоторых регионах к оплачиваемому труду привлекается еще меньше осужденных — порядка 25%. Причина проста: нет соответствующих производственных мощностей, и заключенным просто негде работать. Такой контингент живет по распорядку, занимаясь тем, что ему интересно.

Один из осужденных на условиях анонимности описал свой образ жизни в исправительной колонии. Трудоустройство, говорит он, — по желанию. Кто не хочет трудиться, живет в “нерабочем отряде” и занимается своими делами: ходит на тренировки, читает, играет в шахматы и нарды, получает образование в училище или… спит.

По его словам, нередко осужденные берутся за работу только ради возможности выйти по УДО. “Пишешь заявление. Проходишь испытательный срок, оформляешься. Тебя переводят в “рабочий барак”.

Но какой смысл работать? Все равно 75% денег забирают на оплату нашего питания, одежду, услуги ЖКХ и прочее. В итоге получаешь примерно 300 рублей”, — подсчитывает он.

И уточняет: нередко приходится тратить больше.

Триста рублей в день или в месяц

Минюст России в начале года обнародовал сведения, что арестанты в среднем получают 229 рублей в день, то есть в месяц выходит не больше пяти-шести тысяч рублей.

Однако, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать 20-25 тысяч рублей в месяц.

Хорошо зарабатывают женщины и те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, — у них зарплата тоже выше среднего. Правда, в пресс-службе ФСИН России не уточнили, что считается средним показателем.

В теории осужденный не должен зарабатывать ниже МРОТ (9,5 тысячи рублей). На деле, сообщают арестанты, все не совсем так. Иван Фомин отбывал срок в ИК № 11 Нижегородской области. Это колония для так называемых “бээсников” (бывших сотрудников правоохранительных органов) или “красных”. Сейчас Фомин судится с колонией: он считает, что ему недоплачивали.

“Я освободился чуть меньше года назад. Общий срок был девять лет лишения свободы, но вышел по УДО — в итоге отсидел 6,2 года. В нашей колонии было обширное производство: здесь и шили, и деревообработкой занимались, и железобетонные конструкции делали”, — говорит Фомин.

Он сам на зоне изготавливал пакеты из пластика по заказу одного частного предприятия. В сутки, по его словам, силами заключенных производилось восемь тысяч пакетов. Стоимость одного — 9,5 рубля, из этого, по расчетам Фомина, ему на зарплату шло всего 50 копеек.

“В итоге девять рублей оседали у администрации колонии, куда они тратились, никто не знает. Сама колония этих денег не видела. На предприятиях, где работали на станках, модернизация проводилась за счет заказчиков. Администрация свои средства не вкладывала”, — продолжает бывший осужденный.

По его подсчетам, реальная зарплата осужденных не превышала 150-300 рублей в месяц. “Причем среди нас были те, кому требовалось возмещать материальный ущерб по иску. С такой зарплатой его никогда не возместить.

Руководство колонии на контакт не шло, диалога не было, все — в приказном порядке. Производство круглосуточное, работали в три смены. Нередко выходили в выходные, что не оплачивалось дополнительно”, — уточняет он.

После освобождения Фомин подал в суд на колонию. Суд в двух инстанциях отказал ему в удовлетворении претензий в полном объеме.

“Юридическое обоснование не платить нам обещанный МРОТ в том, что якобы мы не вырабатывали полный рабочий день и не выполняли производственную норму.

Администрация колонии считает, что мы должны были производить в три раза больше”, — разводит руками бывший заключенный.

Не МРОТ единым

Нарушения, связанные с зарплатой ниже МРОТ, действительно не редкость, подтверждает источник РИА Новости из сферы контроля исполнения наказания.

“Например, человеку могут недоплачивать просто потому, что на это нет денег. Либо не платят отпускные. Нередко фиксируются нарушения, когда осужденный работает якобы на полставки — четыре часа, а по факту он трудится весь день или ночью, или в выходные. Дополнительные часы не оплачивают”, — объясняет собеседник.

Так, например, только в одном Забайкальском крае в пяти из 12 исправительных учреждений за 2017 год выявлено более десяти случаев, когда осужденных привлекали к ремонту и другим работам (банщики, кондитеры) без оформления трудового договора. 

Однако, как правило, низкая зарплата вполне обоснованна и никакого нарушения нет. Отбывающие срок или уже освободившиеся из мест лишения свободы нередко обращаются с исковыми требованиями о взыскании недоплаченных, по их мнению, денег и чаще всего проигрывают, комментирует адвокат Сергей Литвиненко.

“В статье УИК России подробно прописан этот момент: зарплата не ниже МРОТ полагается, если осужденный выполнил норму. Это далеко не всегда соблюдается. Отсюда и такая мизерная зарплата”, — резюмирует адвокат.

Источник: https://ria.ru/20180311/1515928668.html

Заключённые смогут работать на гражданских предприятиях

Кто работает в колонии поселения
Предполагается, что с 1 января 2020 года осуждённые к принудительным работам и заключённые в колониях-поселениях смогут трудиться на предприятиях того региона, где отбывают срок.

Так узники получат возможность заработать деньги и погасить долги перед потерпевшими, а бизнесмены увеличат доходы своих предприятий.

Такие нововведения предполагает закон, который Совет Федерации одобрил на пленарном заседании 10 июля.

Исправиться и заработать

Поправки в Уголовно-исполнительный кодекс были инициированы сенаторами Андреем Кутеповым, Александром Башкиным, Дмитрием Шатохиным, Валерием Семёновым и Сергеем Фабричным. Об этом напомнила коллегам председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Закон стал примером своевременной реакции сенаторов на потребности и нужды системы ФСИН. Но впереди нам предстоит решение ещё многих вопросов в рамках её работы», — сказала спикер.Парламентарии разъясняют, что нанимать заключённых смогут даже бизнесмены, предварительно обустроив специальные общежития, ведь сегодня рабочий процесс и проживание привязаны к периметру колонии или исправительного центра. «Сейчас в колониях-поселениях по всей России почти 27 тысяч человек, из которых работают только 20,5 тысячи осуждённых. Таким образом, в случае одобрения закона, потенциально возможно дополнительно привлечь к труду около шести тысяч заключённых, которые содержатся в колониях-поселениях», — рассказал Александр Башкин.

Самим осуждённым нововведение сулит более высокую зарплату. По словам сенаторов, на комбинате или заводе за стенами колонии у арестантов появится возможность зарабатывать от 16 до 45 тысяч рублей в месяц. Между тем труд внутри уголовно-исполнительной системы сейчас оплачивается куда скромнее — порядка пяти тысяч рублей в месяц.

Чтобы не задерживать реализацию закона, в Правительстве уже подготовили все необходимые подзаконные акты — от Федеральной службы исполнения наказаний и Минюста. Об этом рассказал глава Комитета палаты по конституционному законодательству и госстрительству Андрей Клишас, добавив, что этим документам осталось только пройти межведомственные согласования.

Присутствующий на заседании первый замдиректора ФСИН Анатолий Рудый отметил, что в последнее время осуждённые стали подавать ходатайства на замену отбывания срока в колониях принудительными работами.

«А новый закон нам вдвойне даст возможность удовлетворить эти просьбы, которые уже исчисляются тысячами, и дать заключённым возможность зарабатывать реальные деньги», — объяснил чиновник. А сенатор Дмитрий Шатохин привёл данные Счётной палаты, согласно которым убыток государства от того, что осуждённые не работают, ежегодно составляет 60 миллиардов рублей.

Кстати, один из авторов закона сенатор Андрей Кутепов в продолжение уже разработал законопроект о налоговых льготах для предприятий, которые будут брать на работу отбывающих наказание.

Как работают заключённые в России

В статье 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ сказано, что осуждённые привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации и производственных мастерских исправительных учреждений, во ФГУПах уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений или вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции арестантов.

Осуждённые привлекаются к труду с учётом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности. Осуждённые пенсионеры и инвалиды первой и второй группы привлекаются к труду по их желанию.

Продолжительность рабочего времени осуждённых, порядок его учёта, размер и порядок оплаты труда, правила техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством о труде. Для несовершеннолетних и лиц, занятых на работах с вредными условиями труда, устанавливается сокращённый рабочий день.

Кроме того, работающие осуждённые имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск, продолжительность которого зависит от возраста, характера работы и отношения к труду.

Ежегодно осуждённые в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране. Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключённых — всего 229 рублей в день.

А как у нихГермания

Заключённые работают либо на предприятиях самих уголовно-исполнительных учреждений, либо на частные компании при тюрьмах. В первом случае вся продукция находится в собственности федеральной земли, во втором — в частной.

Наиболее распространёнными сферами деятельности являются слесарное, столярное дело, пошив одежды и обуви, выпечка хлеба, прачечные, строительство, садоводство. Способ расчёта оплаты труда прописан законодательно.

Зарплата в час варьируется в пределах двух евро.

Франция

Здесь к трудовой деятельности привлекается 30-40 процентов заключённых. Они могут заниматься хозяйственным обслуживанием тюрьмы либо работать на производстве на нужды пенитенциарной системы или частных предприятий.

Зарплата заключённого по закону должна быть в пределах 20-45 процентов от минимальной оплаты труда временного работника (четыре-шесть евро в час).

Частные компании обычно не афишируют использование труда заключённых, предпочитая действовать через подрядчиков.

Индия

В этой стране заключённые могут трудиться на больших предприятиях. Особые условия у узников в тюрьме Тихар в Нью-Дели — самой большой во всей Азии. Она представляет собой огромный комплекс из 10 колоний. При них запущено несколько небольших заводов, на которых есть работа минимум для тысячи человек.

Тут перерабатывают одежду, делают школьную мебель, обувь, специи, горчичное масло, ковры, печенье и многое другое. В остальных тюрьмах страны заключённые работают в качестве плотников, пекарей, специалистов по обработке металла, кожи, а также трудятся в сферах мыловарения и сельского хозяйства.

За 10-12-часовой рабочий день заключённые получают в среднем около трёх долларов в день.

Япония

Распорядок дня в японских тюрьмах расписан строго, рабочий день начинается ровно в 8 утра и заканчивается в 17:00. Есть два перерыва по 15 минут плюс получасовой обеденный.

Работают японские преступники на производстве сувениров, в авторемонтных и сварочных цехах, кожевенных и керамических мастерских. Зарплата и тип работы зависят не от умений, а от тяжести совершённого преступления.

Если человек сидит за убийство или, например, изнасилование, ничего лучше чистки туалетов за две тысячи йен (около 25 американских долларов) в месяц он не получит.

Израиль

Заключённых работать не заставляют. Но если они сами изъявят желание, то можно записаться в так называемый отряд рабочих. В некоторых тюрьмах есть центры занятости. При них работают и гражданские предприятия, и те, что относятся к местной пенитенциарной системе.

Также заключённые могут быть заняты на уборке, содержании кухни и других вспомогательных работах. Платят и пособие от тюрьмы, и зарплату от тех предприятий, на которых они трудятся. Рабочий день вполне обычный — с 7:30 до 17:00, платят в месяц около 660 долларов.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42477112-zaklyuchennye-smogut-rabotat-na-grazhdanskih-predpriyatiyah/

Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

Кто работает в колонии поселения

Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

Колония поселения

В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

Колония общего режима

В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

Колония строгого режима

За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

Тюрьмы

В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

Тюремный порядок

Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

Тюремный режим

Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
 

Тюремные харчи

В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

На кухне колоний работают те же арестанты.

Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

Тюремное производство

В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

Тюремные рекорды бюджета

Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

В дальнейшем мы продолжим эту тему.

Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

С чистой совестью | частник.ru

Кто работает в колонии поселения

Алексей Котляр

По собственному желанию сюда попадают нечасто. Хотя некоторые приезжают в гости и живут месяцами. Я провел здесь один день. За день экстерном прошел путь осужденного, приговоренного к лишению свободы в колонии-поселении, с момента прибытия и до получения справки об освобождении.

Добирался до колонии я самостоятельно, как и большинство реально осужденных. Согласно изменениям в Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, вступившим в силу с марта 2009 года, если человек не был арестован в зале суда, добирается до места, где ему предстоит провести ближайшее не самое приятное время, сам.

По словам начальника колонии-поселения №12, что в селе Шилекша Кинешемского района, Алексея Веселова, таких сознательных, как я, немного – чаще всего осужденных приходится доставлять принудительно.

Исключение составляют граждане, осужденные по экономическим статьям (например, сейчас в Шилекше за мошенничество отбывает срок бывший глава одного из районов Ивановской области), и те, кто сел за ДТП. 

По легенде, я относился к числу последних. Часть 2 статьи 264 УК РФ – «Нарушение лицом, находящимся в состоянии опьянения, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Срок лишения свободы – 2 года.

https://www.youtube.com/watch?v=2qtSZwNuC0Y

Мы сразу договорились, что все будет по-честному. Наверняка ко мне относились более уважительно, чем к обычным зекам, но, как минимум, формальности были соблюдены.

 Оформление

Оформление документов и все процедуры при приезде занимают немало времени. Сначала медосмотр – оказалось, что у меня повышенное давление и частит пульс. Медик списала это на волнение, но я же знал, что дело не в этом.

Дело было, в первую очередь, в том, что у меня повышенное давление с детства, но это никак не сказывается на моем самочувствии. Во вторую – в том, что предыдущим вечером я посетил презентацию книги моего друга и коллеги Александра Горохова.

Как бы то ни было, медосмотр я прошел – во многом благодаря врожденному обаянию.

Далее к начальнику отряда. Дал две расписки – о критериях поведения и «социальных лифтах» в учреждении, о привлечении осужденных к работам без оплаты труда (по благоустройству территории не более двух часов в неделю). Написал одно заявление – о том, чтобы о моем местопребывании никому не сообщалось. В ином случае пишется заявление, где можно указать людей, кому не мешало бы сообщить.

Затем к специалисту по правовым вопросам. К тому времени мне уже изрядно надоело подписывать разные бумажки, потому чуть заскучал. Оживился, когда выдали стандартный гигиенический набор – кусочек мыла, рулон туалетной бумаги, тюбик зубной пасты, зубная щетка, пять одноразовых станков для бритья. Все комплектовано в колонии из Владимирской области.

Затем милая девушка – специалист по соцобеспечению – тоже что-то рассказывала и просила подписать. Слушал невнимательно, старательно строил ей глазки.

И тут расслабуха закончилась – привезли, собственно, на территорию, где живут осужденные. Территория ухоженная – аккуратные газончики, лавочки, строящаяся церквушка. Вроде бы и ничего, что все огорожено забором, а кое-где и колючей проволокой. И вот тут я понял, что кое-кто очень всерьез воспринял то, что все должно быть по-честному.

Маленькая комнатка за решеткой, в комнатке крупный мужчина: «Вещи на стол, раздевайся». Скинул портки и майку. «Трусы снимай», – не успокаивается человек в форме.

Что поделать – снял. «Два раза присесть», – говорит. Ну, я сразу понял – это чтобы из задницы запрещенные предметы вывалились, если есть. У меня ничего не вывалилось, но в кармане джинсов обнаружилась запрещенная зажигалка – осужденные имеют право пользоваться лишь спичками.

По поводу найденного предмета был составлен акт, зажигалка была изъята. Я вяло сопротивлялся, мотивируя тем, что добровольно вытащил ее из кармана.

Когда с унизительной процедурой личного обыска было покончено, опять началась бумажная волокита. Откатали пальчики, составили ориентировку, где выяснилось, что внешность у меня весьма средняя и неприметная, а уши прижаты. Из особых примет – разве что быстрая ходьба, шрамы на не самых приметных местах и активная жестикуляция при разговоре.

В карантин заселился быстро – получил замечание за то, что не умею стелить постель. Ну, не знаю – как по мне, так вроде не комком.

Карантин расположен на втором этаже этакой избушки на курьих ножках. Там пять панцирных кроватей, кулер с водой, электрический чайник, шкаф, посуда, телевизор. Что-то типа общаги в вузе, только уютнее. Осужденные там проводят первые десять суток – их углубленно изучает медперсонал, за поведением наблюдают оперативники.

 Работа

Вышел на улицу, решил спокойно покурить на лавочке, обдумать создавшуюся ситуацию. И тут по громкой связи: «Осужденный Котляр, явиться…». Аж мурашки по коже.

Явился. Оказалось, приехал работодатель.

В колонии-поселении осужденные обязаны работать. Те, кто отказывается (а их немного), отправляются в штрафной изолятор. Остальные работают, за что получают в месяц минималку или чуть больше.

Колония в Шилекше специализируется на сельском хозяйстве. Выращивают овощи, разводят коров и даже страусов. Продукция распространяется по всем пенитенциарным заведениям Ивановской области.

Меня взяли разнорабочим на кузню. Заправляет там сухощавый Леха. В январе он должен освободиться. А за плечами 10 лет за грабеж и разбой, а также 14 за убийство. Переведен в колонию-поселение из колонии строго режима за примерное поведение.

Леха работает ловко и быстро. Я с трудом управлялся с кувалдой, но все же выровнял три лемеха. Не то, чтобы очень тяжело, но не привык я руками работать.

Очень дымно.

 ШИЗО

Какая же колония без штрафного изолятора! Попал я и туда. Чтобы все было похоже на правду, при обыске у меня была обнаружена несанкционированная сим-карта. Все нарушители режима проходят через дисциплинарную комиссию, на которой и решается судьба – могут ограничиться устным выговором, а могут и несколько суток ШИЗО впаять.

Ко мне отнеслись по всей строгости – пять суток изолятора.

Если на территории колонии поселения разрешено ходить в обычной гражданской одежде, то, попадая в ШИЗО, ее лишаешься. Оставляют только трусы и выдают хлопчатобумажную черную робу с соответствующей надписью и тапочки.

Камера где-то два на два с половиной метра. Деревянная койка, пристегнутая днем к стене, лавка со столом, привинченные к полу, умывальник и, простите, параша – дырка в углу за перегородкой. Запах – как в обычном общественном туалете.

В камере ведется видеонаблюдение. Впрочем, обнаружить место, где спрятан глазок видеокамеры, удалось с большим трудом.

Мы договорились, что из предписанных пяти суток я проведу в ШИЗО час – чтобы прочувствовать. Просидел, как выяснилось полтора. Ну, что могу сказать: сидеть крайне неудобно. Скамейка узкая, надолго прислониться к стене невозможно – холодно, несмотря на жару снаружи. Можно встать, но ходить, в общем-то, негде. Прогулка раз в сутки – час в малюсеньком дворике.

Кормят тем же, чем обычных осужденных. Я попал сюда около двух часов дня, поэтому обед был холодным. По распорядку обедают в ШИЗО в 11.30.

Гороховый суп был вполне съедобным, овсяную кашу с мясом я съесть не смог. Не то, что даже съесть – пригубил и выплюнул. Впрочем, осужденный, разносивший еду, настоятельно рекомендовал покушать: «Ты внутри покопай – там мяса много».

Как потом выяснилось, мои «тюремщики» подумывали насчет того, чтобы сварить мне пельменей, но потом все же решили, чтобы было по-честному.

К концу отсидки в одиночке у меня заболела шея.

Резюме нахождения в ШИЗО: даже учитывая то, что я прекрасно понимал, что долго меня там не продержат, чувствовал себя крайне неуютно. А рекорд штрафного изолятора в колонии №12 – 56 суток. Именно столько там безвылазно провел один неблагонадежный зек. Мне кажется, это ужасно.

После ШИЗО эта необычная экскурсия подошла к концу. Некоторые необходимые формальности – и мне выдали справку об освобождении, на которой значилось, что освобожден я 2 августа 2014 года. Согласно законодательству, на день меньше, чем через два года после начала срока.

Выводы из этой экскурсии весьма банальны: попадать в места лишения свободы не стоит, но жить там вполне можно. А на свободу с чистой совестью выходить приятно даже в том случае, если ты побывал «за решеткой» лишь день, да и то понарошку.

 Справка:

Колония-поселение №12 – единственная колония на ближайшие регионы, где содержатся и мужчины, и женщины.

Мужское расположение – деревня Ширяиха (напротив д.Самсониха). Женское – д.Шилекша. Открыт дом свиданий на территории мужского расположения.

При примерном поведении осужденного ему может быть разрешено снять дом в деревне и жить со своей семьей.

 Распорядок дня осужденных, содержащихся в ШИЗО

Подъем – 5.30

Сдача постельных принадлежностей – 5.30 – 5.40

Зарядка – 5.40 – 5.50

Утренний туалет – 5. 50 – 6.00

Влажная уборка камер – 6.00 – 6.10

Завтрак – 6.10 – 6.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 7.00 – 7.10

Прием осужденных МСЧ, выдача медикаментов – 9.00 – 9.30

Обед – 11.30 – 12.00

Влажная уборка камер – 13.30 – 14.00

Прогулка осужденных, содержащихся в ШИЗО – 14.00 – 15.00

Мероприятия режимного и воспитательного характера – 15.00 – 16.00

Ужин – 17.00 – 17.30

Влажная уборка камер – 19.00 – 19.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 20.00 – 20.30

Вечерний туалет – 20.30 – 21.00

Получение спальных принадлежностей – 21.10 – 21.30

Отбой – 21.30.

 Автор выражает благодарность УФСИН по Ивановской области, персоналу колонии-поселения №12 и лично ее начальнику Алексею Веселову, а также телекомпании ИГТРК. В ближайшее время выйдет соответствующий документальный фильм.

Источник: https://chastnik.ru/news/obshchestvo/s-chistoy-sovestyu-14-05-2015/

Работа в колонии: недостатки и преимущества обязательного труда в неволе

Кто работает в колонии поселения

Работа в исправительном учреждении  – обязанность заключенного, что напрямую следует из ст 103 УИК, согласно которой каждый осужденный обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией.

Обязанность администрации, в свою очередь  – привлекать осужденных к труду “с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест”.

Отказ от работы однозначно расценивается начальством как злостное нарушение что приводит к помещению осужденного в ШИЗО и тем самым делает практически невозможным для него выход по УДО.

Впрочем, существуют колонии, в которых трудовая занятость является привилегией, поскольку там нет достаточного количества вакансий для осужденных и у администрации имеется возможность выбирать,  кого и на какие должности назначать.

Руководство учреждения, как правило, сильно заинтересовано, чтобы как можно больше заключенных работало. Прежде всего, каждый занятый на производстве приносит колонии хорошую прибыль, а кроме того считается, что чем меньше свободного времени остается у спецконтингента, тем легче его контролировать.

Есть интерес в работе и у осужденных, поскольку вероятность выйти условно-досрочно выше при наличии трудового лагерного стажа.

За хорошую добросовестную работу можно регулярно получать поощрения, которые зачастую приводят к смягчению режима и целому ряду послаблений (увеличение количества положенных передач и посылок, увеличение размера суммы,  которую можно потратить с лицевого счета  в магазине и т.д.).

Кроме того, трудоустроенность — важный элемент в подготавливаемой начальником отряда справке-характеристике, которую готовят на комиссии по УДО и потом передают в суд. (тут ссылка на карточку про УДО). Ну и наконец, время в заключении для неработающего тянется гораздо медленнее.

Теоретически, хорошим подспорьем для осужденного должна была быть заработная плата, особенно если родственники не богаты, а на воле остались иждивенцы, и тем более, если есть признанный судом материальный ущерб от преступления, который надо возместить. Однако очень редко зарплаты хватает на что-либо, помимо покупки продуктов и вещей первой необходимости в магазине при колонии (подробнее про магазин в карточке РС)

Существует довольно распространенная практика, когда осужденных трудоустраивают в порядке ст. 106 УИК т.е.

фактически на общественных началах: по общему правилу, каждый заключенный обязан трудиться  бесплатно на работах по благоустройству колонии и прилегающей территории не больше двух часов в неделю, но “по письменному заявлению осужденного” или “по постановлению начальства о необходимости срочных работ” продолжительность может быть увеличена.

Наряду с этой распространена и другая практика:  деление одной ставки на части. Осужденный, оформленный на 0,1 ставки, например, дневального отряда, получает 10 % от положенной зарплаты. За минусом вычетов на одежду, питание, коммунальные расходы в итоге может получиться в месяц и 40 рублей.

Осужденные, трудоустроенные на должностях, связанных с физическим трудом на производстве, каких-либо послаблений со стороны администрации учреждения не имеют.

Ну разве что получают возможность  использовать оборудование и приобретенные навыки работы на нем в своих личных интересах (например можно сшить себе или другим удобную и внешне более привлекательную робу), и могут ежедневно посещать банный комплекс (остальным осужденным баня полагается раз в неделю).

Более вольготно себя чувствуют заключенные, занимающие должности, связанные с организаторской работой (завхозы, дневальные, старшие объектов – клуба, бани, храма, столовой и т.д.). Они систематически контактируют с представителями администрации колонии, их обычно знают по именам, фамилиям, и в лицо.

В их отношении допускается ряд послаблений со стороны сотрудников (разрешаются элементы гражданской одежды, более неформальное общение с работниками ФСИН, свободное перемещение по территории колонии и т.д.).
Многим еще во время нахождения в карантине сразу после прибытия в колонию (про прием в колонии- в карточке РС).

предлагают за денежное вознаграждение обеспечить назначение на хорошую должность. Нельзя сразу соглашаться, поскольку это может оказаться мошенничеством.

Практика назначения на хорошую работу за деньги в некоторых колониях действительно существует, однако вступать с незнакомыми заключенными сразу в такие договорные отношения опасно: могут и обмануть, и тогда деньги будет вернуть уже невозможно.

Разумно сразу после прибытия в колонию и потом каждому сотруднику администрации учреждения говорить, что готов трудиться, потому что заинтересован выйти по УДО.

При распределении на работу — соглашаться с тем, что предложили и работать, одновременно налаживая контакты среди осужденных и узнавая, какие есть возможности для более комфортного и интересного трудоустройства и кто мог бы в этом посодействовать.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/rabota-v-kolonii-nedostatki-i-preimushhestva-objazatelnogo-truda-v-nevole/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.