Меня избивают родители

А вас били в детстве? что вспоминают родители

Меня избивают родители

Недавно я написала статью про физические наказания, вот здесь.

В конце статьи я просила тех моих читателей, кого били в детстве, поделиться тем, как это повлияло на их взрослую жизнь. Надеюсь, что эти истории переубедят тех, кто считает, что физические наказания в детстве необходимы и полезны.

«Читала комментарии и долго думала написать или нет. Меня в детстве била мама, ну как в детстве, продолжалось это почти до 14 лет, потом я ушла с сестрой жить к отчиму, её родному отцу, который воспитывал меня с 2-ух лет.

Чего мы только не натерпелись, нас и головой о стену били и посуду на голове разбивали, спускали по лестнице со второго этажа, кипятильником лупили. И зачастую это было беспричинно, то мы спать помешали или дома не прибрались, было даже такое, что я просто засмеялась играя в игру, а маме показалось, что это в её сторону смех.

Это малая часть того, что я помню, у отца дома есть мой детский дневник… Я когда его почитала в 25 лет, у меня волосы зашевелились. Насколько наш мозг нас ограждает от таких воспоминаний.

Сейчас у меня дочка я стараюсь воспитывать её без насилия, но бывают моменты когда я срываюсь кричу, шлепаю её, а потом долго прошу прощения и плакать хочется.

Не хочу, чтобы она страдала как я в своё время.

Записалась на курс, читаю посты Екатерины и ещё одного психолога, они очень мотивируют меняться. К слову сказать матери моей нет в живых уже 8 лет почти и я понимаю, что не простила её, злость аж бурлит, когда вспоминаю всё.»
@eleonoraluneva17

«Дорогая Екатерина! Спасибо большое за эту тему! Многие не понимают, что делают своими «шлепками», криками, истязаниями.

Результаты – покалеченные души, тяжёлые судьбы, зависимости, неуравновешенность, группа риска по суициду, трудность создания гармоничных отношений, мало жизненной энергии, чудовищные ошибки, обесценивание себя и других, невозможность счастливо самореализоваться, болезни жкт, сердечно-сосудистой системы, невроз и тд и тп.

А тем, кто всё же срывается на детей, хочется сказать… Пожалуйста, остановитесь, постарайтесь, приложите усилие над собой.

Восполняйте вовремя ресурс, берите пару часов для себя, чтобы не допустить выгорания, просите о помощи, помните, как в фильмах старых там одна посидит подружка часок, там бабушка… По мне это лучше, чем бедное дитя будет страдать из-за наших тяжёлых характеров. Немножко сладкого, пару массажей, бассейн могут помочь расслабиться.

Я тоже жертва насилия и мне тяжело даётся позитивное материнство. Чуть стресс и хотят вылезти демоны моего детства. В моем случае молюсь, прошу помощи у Бога и пресвятой Богородицы. Стараюсь сделать всё, чтобы мой сын видел в моем лице Маму, а не насильника. Помоги, Господи, всем всем! ❤ »
@maria_philippova_701

«Папа сильно бил в детстве меня и маму. Родили рано в 17-18 лет. Все драки при мне. Меня бил отец всем: рукой, ремнём, скакалкой, хлопушкой. С 5 лет заикаюсь из-за этого. И только родив дочь, я возненавидела своих родителей. Я всю жизнь для них была пустое место, всегда слышала в свой адрес: рот закрой, что ты ржешь как лошадь, соплячка и тд.

И теперь они трясутся над моей дочерью, а я не даю им с ней видеться часто, хоть и живем в соседних домах. Я работала с психологами, так и не смогла ни простить их, ни избавиться от заикания.

И рассказав им, захлёбываясь слезами, как мне больно за мое детство, что я хожу к психологу, я услышала лишь что надо все забыть, что ты ноешь опять, неблагодарная и тд.

Ни секунды сожаления и осознания своей неправоты, на говоря уже об извинении. И это добило меня.

И стоит только начать отстраивать свои границы во время наездов отца в стиле «ты никто, у тебя ничего нет, ты ничего не добилась», стоит только послать их, как сразу я тварь. И до рождения дочери я им была не нужна, с 18 лет жила в другом городе, а сейчас они, особенно мать, трясутся, вдруг я снова психану и не дам им их прелесть (внучку).

Моральное насилие так и продолжается, они моему мужу говорят, что я никчемная дура, что я тупая, а они лучше знают на дочь иногда срываюсь, могу ударить, меня как будто переклинивает, а потом самой больно. Стараюсь контролировать. Спасибо вам за ваш труд.»
@mrs__ahmetova

«Меня били, по голове, ремнём, рукой. Это жуть. Помню как папа ударил по попе моего брата 4 лет и он описался от страха, я плакала. Даже сейчас ком в горле. Смотрю на своих детей, понимаю, что ни один ребёнок не должен такое знать.»
@tanechka.life

«Очень полезный пост. За душу взяло. Меня била бабушка. Как сейчас понимаю что била ни за что, а просто когда я её раздражала. Я не могла говорить в её присутствии, я не могла играть в её присутствии, проще говоря я ничего не могла делать. И продолжалось это достаточно долго, потому что перестала она когда я начала давать ей отпор, т.е. лет до 15-16.

Честно это ужасно. Из-за этого моя самооценка долго была просто на нуле. На агрессию я могла ответить только агрессией, криками и кулаками. И в общем проблемы с психикой, очень много непонятных вопросов на которые у меня нет ответов.

Сейчас я сама мама, моей крохе 10 месяцев и это злость это самое ужасное чувство что я когда либо испытывала. Бывает что меня просто накрывает какая то ненависть взявшаяся из неоткуда когда ребенок плачет (например).

Но меня останавливает любовь к ребенку и после переосмысливаю и понимаю что сейчас из меня лезет это «воспитание» и что мое поведение копия того как поступали со мной. С этим нужно бороться. И это огромная проблема в нашем мире.

»
@d_kazakovaa

«Про себя помню, что били, наказывали, ставили в угол. Про младшую сестру не помню. Конечно же это вызвало страх, внутреннее содрогание. Я не научилась понимать свои состояния, эмоции. Я не научилась отстаивать свое мнение. В ссорах с мужем сейчас всегда ухожу в молчаливый окоп.

И эти детские обиды мешают мне сейчас и с моими детьми. В момент слабости проще шлепнуть, чем собрать себя в кучку, выдержать паузу и разобраться. Увы. И потом очень стыдно, очень больно самой. Спасибо Вам, Екатерина. Я стараюсь теперь, благодаря Вашим идеям, стать лучше для себя, а значит и для моих малышей)))»
@taliablag81

«Меня била мама в детстве. Часто и сильно. За любую провинность. Била сначала кулаками (однажды ударила кулаком в глаз.

Глаз посинел и опух, было стыдно ходить в школу, реально был темно синим, потом исцарапала нижнюю часть лица когтями, пыталась замазывать тоналкой, но получалось плохо… оттого что приходила то с синяками, то царапинами, никто не общался со мной в школе.

Стеснялась, да и самооценка была ниже плинтуса…потом в ход пошли скалка, нож и Горячая кочерга от печки. Нож и кочерга вселяли в меня большой страх.

Но не это запомнилось из детства как самое страшное. Физические раны забываются, а вот что осталось в памяти, так это моральное унижение матери. Что я не такая, как все. Я тупая, страшная, черствая, бездушная, психбольная, грязнуля, никто на меня не посмотрит и не полюбит…список можно перечислять бесконечно.

Сейчас у самой дети, их не бью, могу шлепнуть по спине или попе, но не более, но моя проблема в том, что я кричу. Я не могу говорить спокойно в стрессовых ситуациях.

Даже если с мужем поругаемся (по бытовой части), я не умею говорить спокойно, мне кажется меня не услышат, я сама не замечая начинаю повышать голос и орать. Не знаю как проработать в себе эту эмоцию..

уверена , что моя проблема идёт из детства.»
@anara19872020

«В нашей группе в детском саду есть мальчик, у которого мать лишена родительских прав и его с братом (6 и 7 лет) воспитывает бабушка, которая постоянно на них орёт. К её крикам мы, родители уже привыкли, но однажды когда я после работы зашла за своим сыном, то ещё за забором услышала её ругань.

Когда я зашла за калитку, то увидела, что она внука 6 летнего бьёт по голове, даёт пощёчины. Около крыльца, где на улице на участках гуляли дети, родители их забирали, воспитатели сидели на скамейке рядом. Просто показательно, на глазах у всех лупила его. И никто!!! Никто!!! Не только не остановил ее, но и даже не сделал ей замечание.

А воспитатели на мой вопрос, что происходит? прошептали мне «идите уже, идите».

Я не знаю, долго она его била до того как я увидела это всё. Когда я к ней подошла и сказала, чтобы она прекратила избиение, она очень удивилась и «послала» меня. Но бить перестала и они ушли.

А я написала заявление в пункт по делам несовершеннолетних, после чего инспектор вмешался, с тех пор при мне не только не бьёт ребенка, но и ругать побаивается. У меня у самой трое детей, не представляю даже как можно бить детей.

Но убило полное безразличие окружающих, а воспитатели для меня умерли как воспитатели.»
@21_nutik

«Нас с братьями били и бывало даже жестко. Считали, что воспитывают…конечно же я никогда не выполняла требований, за которые до этого не раз получала. Я до сих пор не могу высказать мнение иногда и постоять за себя в словесной перепалке. Естественно то, что физическая расправа только кажется мне выходом.

А ещё и с абьюзером жила 2 года, терпела унижения и физическое насилие. Всегда говорила себе ,что у других и хуже бывает…отделалась в итоге от этого, но отчасти принимала такое отношение…самооценка низкая у меня, а обсуждать обиды не умею толком, молчу поэтому, а это бесит партнера.

Но в детстве затыкали рот за попытку высказаться, как же теперь самой себе доказать, что молчать не нужно? До сих пор брата старшего боюсь, хотя мне уже 27 лет…личных границ толком нет…об этом говорить и говорить можно, тут всё не расскажешь. Проблем уйма…»
@stasey_doo

«Катя, вот лучше не начинать. Правда… Я настолько запинала это в глубины подсознания, что любое напоминание выбивает. Я только сейчас, в 30 лет стала осознавать всю степень ужаса и как сильно на меня это влияет. Тема дико больная, если начать говорить, то не остановишь.

Стараюсь молчать, у меня босс сторонник избиения детей, хотя своих дочерей не била. Я практически медитирую, когда она начинает нести эту вредительскую фигню ибо готова начать её же методы применять в отношении неё. Впрочем, она уже врубилась как я к этому отношусь, поэтому при мне особенно не говорит на эту тему.

Сейчас столкнулась с детским тренером, который бьёт детей с разрешения родителей. Родители! Пощадите своих детей! Никакие двойки, рваные штаны, потерянные ключи не стоят искалеченной психики и адовых последствий в будущем. Будьте человечны. Хотя бы по отношению к своим детям!»
@stasey_doo

«Мое детство прошло в слезах и боли от ремня, от обиды несправедливых наказаний, постоянных постановок меня в угол на коленях… и все это мой отец. Он бил меня, бил и унижал мою маму. Сколько мы ему врали и придумывали разных планов, чтобы избежать очередных побоев. В итоге с отцом нет отношений как у папы с дочкой. И сейчас у меня с ним очень трудные отношения.»
@svistakris

«Меня била мама редко, но метко. Разговоров не было. За то что баловалась в транспорте, за то что не убрала дома, что пробовала курить и т.д. Лупила веткой, ремнем. Бывало, что оставались кровоподтеки. Совсем маленькую бил отчим. Сильно и просто так.

Запугал и я боялась сказать об этом кому либо. Била двоюродная старшая сестра, тоже просто так. И я опять молчала. Только сейчас поняла почему. Я просто не видела в маме защиты. Огромные травмы и отпечатки все это нанесло на меня и мою жизнь в целом.

Когда родился старший сын, я тоже его била. Ремнем, скакалкой. После этого не могла спать по ночам. Винила себя, плакала. Когда он пошел в первый класс, я вдруг поняла, что больше никогда его не трону. Дала себе слово.

И сдержала. Сейчас ему 14 лет. Но я до сих пор очень жалею, что так поступала. Мне стыдно, обидно и больно. Младшей дочери 1,8. Я точно знаю, что никогда и пальцем ее не трону. Хорошо, что муж со мной солидарен.

»
@svistakris

«У меня было очень трудное детство. Мама меня родила в 16 лет и всю мою жизнь этим упрекает. Что я своим рождением испортила ей жизнь. Меня били за всё… Не так дышу, не так смотрю, не так делаю, да и вообще за то что родилась на этот свет.

Если я отказывалась что-то кушать, мне переворачивали тарелку на голову (если это был суп) или запихивали за воротник (если это был гарнир с котлетой), а потом не кормили пока я это не съем. Меня мама могла раздеть до гола и просто вышвырнуть на лестницу и я сидела там часами и плакала.

Соседи алкоголики и пожилые люди, никогда в милицию не жаловались на неё, потому что сами боялись её.

Помню один раз она избила меня за то, что я без разрешения съездила за бисером в универмаг после школы. Била меня тонким армейский ремнем папы. И случайно попала пряжкой по лицу.

Мне так стыдно было в школе, потому что у меня на щеке отпечаталась пряжка и звезда. И учителя даже внимания на это не обращали.

Мне было страшно получить плохую отметку в школе, потому что знала — дома мне мозги по стенке размажут. Вся жизнь была в страхе….

Сейчас у меня растёт сын, ему 2 года и жду второго ребёнка… Очень трудно найти в себе силы, чтобы не срываться на его шалости, капризы и истерики. Головой всё понимаю, что он маленький, что просто хочет где-то внимание мое привлечь, что где-то проявляет характер, высказывает свои чувства и эмоции. Но. Внутри меня как будто тумблер щёлкает и включается агрессия.

И к большому сожалению я его начинаю ругать, иногда могу шлепнуть по попе, а потом обнимаю и плачу вместе с ним, прошу прощения за свой поступок. Я не хочу быть зверем в глазах своего ребёнка, не хочу его наказывать, шлепать, но по другому никак не получается. Я как будто себя не контролирую.»
@lucky_empress

Источник: http://ipsyholog.ru/a-vas-bili-v-detstve-chto-vspominayut-roditeli/

Родители бьют – значит любят бить: реальные истории о семейном насилии

Меня избивают родители

Экология жизни.В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. Тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии.

В нашем детстве признаться друзьям в том, что тебя бьют родители было ужасно стыдно, страшно и вообще некомильфо. тем не менее, у каждого второго нынешнего взрослого есть истории о семейном насилии. 

В детстве меня бил отчим. Мама могла шлепнуть, но так, под влиянием момента, а вот отчим бил ремнем, широким, толстым, кожаным, хорошо без пряжки. Достаться могло за все, что угодно: опоздала домой с гуляния на 5 минут, ему показалось, что я повысила голос в ссоре или неуважительно отнеслась к его матери.

Самое обидное в этом было то, что мама никогда-никогда не вставала на мою защиту, хотя, по факту, руку на меня поднимал совершенно посторонний человек, они были даже не женаты. Она же предпочитала отсиживаться в другой комнате или на кухне, а потом делать вид, как будто ничего не произошло, никогда меня не жалела и не поддерживала.

Я до сих пор не могу ей этого простить. И при этом не выношу физического насилия: дважды мои романы заканчивались, когда человек поднимал на меня руку. Для меня это табу. И в отношении детей тем более – слишком хорошо помню это чувство бессилия, абсолютной беззащитности и жгучей обиды на взрослых.

Моего мужа родители воспитывали в строгости: за малейшую провинность наказывали либо физически, либо начинали “играть в молчанку”» – прекращали с ним разговаривать на неопределенный срок.

К сожалению, сейчас, когда у нас появились собственные дети, он полностью следует этой модели воспитания и требует от нашей пятилетней дочери тотального подчинения и послушания, как в армии или, я не знаю, тюрьме.

Чуть что не так – ругань и наказания. Я, естественно, вступаюсь за дочь, и получаю тоже по полной: ребенка воспитала плохо, не мать, а говно на палке. При этом довести дочь до слез для него – дело двух минут, иногда он прямо специально ее троллит, как будто ему это доставляет удовольствие. Литературу специальную по воспитанию читать не хочет, считает, что сам все прекрасно знает.

Меня в детстве наказывали так: знаешь, что виновата? Неси ремень, снимай штаны, ложись на диван. Причем лет до 12-13. То есть тотальное унижение и демонстрация власти со стороны отца. Я очень тяжело все это переживала, много работала с психологом, чтобы отпустить все это дерьмо.

У меня даже в сексе были проблемы: я как будто невольно проводила параллель между доминированием при наказании и доминированием мужчины в постели и зажималась страшно. Но вроде удалось преодолеть эту травму. Сама я человек страшно раздражительный, но детей своих не бью ни при каких обстоятельствах. Скорее отдубашу диван или еще какую мебель, но детей – никогда.

В детстве меня били регулярно и очень качественно. Но чувства унижения или обиды я вообще не помню – для наказания всегда была веская причина. Мой отец считал (наверное), что какие-то вещи и прописные истины до нас с братом иначе донести никак нельзя, кроме как физически воздействуя.

Никакой жалости к себе я не испытываю, у меня было прекрасное детство и битье – это просто его часть. Моего папу точно также в детстве била его мама – моя бабушка, которую я обожала, она была милейшим и добрейшим человеком.

Но, видимо, что-то действительно в ребенка проще вбить, чем сто раз объяснять.

Я многократно и сильно битая матерью, помню очень хорошо страх, унижение, беспомощность. Мне даже читать больно такие вопросы и спокойные размышления людей о том, в каких случаях это оправдано.

Для меня применение физического наказания к собственным детям абсолютно неприемлемо как раз потому, что я на собственном опыте знаю, как это – быть отшлепанным ребенком. Конечно, бывают ситуации, когда я выхожу из себя и вообще не знаю, что делать, бессилие захлестывает. В такие моменты я стараюсь отойти от ребенка подальше, продышаться, умыться холодной водой, максимально успокоиться.

Я была самым нелюбимым из детей, меня били постоянно, били при друзьях моих старших брата и сестры, что приводило подростков в ужас. Они даже иногда меня укрывали у себя в гостях, пока мама не уйдет на работу, если у неё была ночная смена. То есть меня об пол и стены швыряли, били тяжёлыми предметами и разбивали их об голову.

 Один раз в запале мать полоснула меня по руке ножом, а один раз швырнула в меня инструменты и до кости порезала ногу грязной лопатой. Все это ужасно воспалилось, надо было вскрывать и чистить рану, в больницу меня, естественно, никто не водил. Просто я сама бритвой вскрывала, промывала кипяченой водой без ничего. Мне было лет 8.

В 17 ушла из дома, и до сих пор у меня аж до судорог реакция на резкие движения на краю видимости или если кто-то быстро руку поднимает.

Притом моя мать не была невменяемой, алкоголичкой или наркоманкой: я спрашивала о впечатлениях (уже когда выросла) парней, которые меня укрывали (могли и совратить пользуясь случаем, но мне везло на хороших людей), и они говорили – нет, она же при взрослых сразу самая мировая мама.

Почему-то детей она не стеснялась. Когда я сама однажды в запале толкнула свою маленькую дочь так, что она споткнулась и растянулась на земле, я пришла в куда больший ужас, чем она.

Я не приняла насилие как норму, как это делают многие битые родители, я нахожу его отвратительным, хотя по попе мелкую шлёпала иногда, но это было скорее симиволическое действие.

Когда её родной отец ударил по-настоящему и несколько раз по попе, типа выпорол, мы сильно поругались.

Когда я была маленькой, меня сильно отшлепали пару раз в критических ситуациях, но чаще мне устраивали многодневные бойкоты, оскорбляли и унижали словами, приписывали мне мысли и слова, которых у меня не было.

Короче говоря, издевались морально. И самое обидное – за эти издевательства никогда не извинялись, а вот за шлепки просили прощения.

Как по мне – лучше бы били и извинялись, чем вот эти жуткие нефизические воздействия.

Меня били постоянно, всем, что под руку могло подвернуться за что угодно. Например, однажды отхлестали мокрым полотенцем до черных синяков, потому что я слишком громко говорила по телефону, мне было 7 лет. Результат – успех по жизни назло родителям. Их ненавижу, мы не общаемся и даже не созваниваемся. Не могу им этого простить. Своих детей пока нет.

Меня били в детстве. И мама, и папа. Одни раз отец жестоко избил меня за то, что я в игре толкнула брата, а он сильно ударился спиной о ребро кровати. Брат начал орать как резаный, отец испугался, что у него повредился позвоночник, и начал меня бить деревянной линейкой 60-сантиметровой. Бил по всему телу минут 15. Я уже просто не могла ни плакать, ни кричать.

Мама молчала. Потом пошла к соседке и жаловалась там ей, как же можно было так бить ребенка. А почему тогда не заступилась? Я даже не представляю себе, чтобы я позволила мужу так жестоко бить своего ребенка.

Сама мама тоже прикладывалась. Могла бить меня чем попало. Не понравилось ей, что я свою грязную обувь (тапочки) поставила на чистый пол. Она взяла эти тапочки и стала бить меня ими, грязными, по голове. В общем, веселое у меня было детство. Отразилось ли это на мне? Возможно, что отразилось.

У меня есть постоянное чувство вины, я привыкла к самоуничижению. Грызу ногти с детства, есть еще одна дебильная привычка из той же оперы – психологи говорят, что человек, имеющие такие привычки, грызет, то есть ест себя. Хотя я не уверена, что причина – в побоях. Может, в чем-нибудь другом.

Мне отец в школе неоднократно говаривал, что мое место – в школе умственно отсталых, а не переводят меня туда только потому, что он-де со мной уроки делал. А если он прекратит со мной, дурой такой, ежевечерне заниматься, то меня переведут в школу у/о.

Однако я школу закончила почти без троек и поступила в весьма престижный институт. Пусть со второй попытки, но поступила. Сама, без всяких блатов. В дальнейшем сама уехала в Израиль в гордом одиночестве и тут всего добилась сама. Мама, помню, по телефону вопила: “Тебе же трудно одной в Израиле, возвращайся к нам”. Я сказала НЕТ!

Пусть лучше меня здесь палестинская бомба разорвет. Моя сестра, вроде, простила родителей, а я – до сих пор не могу! Пусть пожинают то, что посеяли, я и без них справлюсь.

Их черствость, грубость, нежелание понять, войти в положение я им сейчас возвращаю с процентами.

И мне плевать на них, также как и им было на меня наплевать лет 20-25 назад: вся молодежь гуляет, а я, рискуя попасть под машину, мчусь домой в надежде успеть к “контрольному сроку” дабы не огрести подзатыльников и ругани.

Теперь я им мщу своим равнодушием и получаю неимоверное удовольствие. Я ведь дала себе слово, что отльются им мои слезы – вот и пускай отливаются. Поделом.опубликовано econet.ru 

Истории собрала Екатерина Кузьмина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Присоединяйтесь к нам в  , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: https://econet.ru/articles/98077-roditeli-byut-znachit-lyubyat-bit-realnye-istorii-o-semeynom-nasilii

«Теперь не могу обнять маму»: люди, которых били в детстве, рассказали, почему они до сих пор не простили родителей

Меня избивают родители

Бить детей нельзя. Ни шлепком, ни подзатыльником, ни ремнем или кулаками — они этого не забудут и всю жизнь будут хранить на взрослых обиду. Очередное тому подтверждение — дискуссия в «Твиттере», в которой десятки россиян рассказали о «воспитательных мерах» своих родителей и о том, как всё это навсегда испортило их отношения.

Вот что говорят те, кто помнит, как их обижали в детстве, и не находит этому никакого оправдания (стилистику мы не меняли, кое-где поставили недостающие запятые):

Меня била мама, и вещами, когда я не убиралась в комнате, и пяльцем в голову кидала из-за того, что у меня не получалась вышивать крестиком. И много чего, что я уже не особо помню. Ее тоже били ее родители ремнем, да и сама она была подполковник, очень вспыльчивая.

В детстве лет до десяти меня били родители, в особенности отец. Сейчас они подобрели, но я не могу их спокойно обнять, сказать, что люблю, и даже боюсь папиных прикосновений.

Запомнился случай, когда я не понимала математику и папа, пытаясь объяснить ее, сорвался на меня. В итоге я убегала от папы по квартире и зажалась в маминой комнате на кровати.

Когда он полез за мной и уже замахнулся на меня рукой, я вся в слезах тогда просто не могла дышать, благо мама подоспела до того, как он меня ударил.

О да, спасибо вам большое за шрамы от ремня. Спасибо за то, что чувство вины теперь всегда со мной. Спасибо за закомплексованность. Спасибо за то, что вы, уважая мое личное пространство, читаете мои переписки.

Мои родители развелись в моем детстве. Жила то с папой, то с мамой. Мать *** за любой неугодный ей поступок. И *** очень жестоко, пинала ногами, бляшкой от ремня попадала на лицо до крови и т.п. Папа вообще не бил. Всё детство умоляла папу меня забрать у мамы навсегда.

С самого начала всё было словесно, но один раз, я помню ярко, мама избила меня дневником по лицу за двойку. Отец держал ремень, когда я не могла решить задачу.

В 18 лет я кричала на них, чтобы они оставили меня в покое — они смеялись и снимали мои слезы и гнев на камеру.

Сейчас мне 21, живу отдельно, с ними не общаюсь, а они негодуют: как так-то? На мои замечания, что в любом диалоге меня унижали, не слушали и обсерали мое мнение, они говорят: «Да ты шуток не понимаешь и ты обижаешься ни на что!»

Мать орала по любому поводу, закатывала истерики, манипулировать пыталась. Била редко, но когда уж реально в ярость впадала. Один раз прилетело кочергой. Я не терпела, а убегала и пыталась отбиваться.

Потом уже когда «внезапно» стала выше нее, она мне ничего не могла сделать. Я на автомате ставила «блок», и максимум она била по сгибу руки. Ей же больнее. От этого еще больше психовала и орала, но бить меня было уже бесполезно.

Хотя она и пыталась начать выдавать мне почаще «воспитательные меры», когда я выросла.

Дед бил меня, мою маму. Общаюсь сквозь зубы, заставляю себя буквально. Он стал старый и немощный, одинокий. Но я всё помню. Не могу забыть, как он мне нос разбил. Как закрывала голову мамы руками от него. Как он пытался ударить меня головой о стену, называя ***. Все помню.

По детству думал, что страшнее блях армейского ремня и кулаков отца в живот/по ребрам/спине нет ничего. А потом в доме появилась лицензия на оружие. А потом алкоголь. Обострение афганского синдрома у отца, под рюмочку, и пофигизм матери.

Стрельба продолжалась до моих 17 лет, пока я не свалил. Также в доме прятались все ножи. Я умел разряжать пистолеты, сколько себя помню. Может, это и спасло, ибо нацеленное мне в лицо дуло я видел больше раз, чем мультики, наверное.

И да, слышать щелчок курка всегда страшно.

В детстве, когда меня *** мать всеми подручными материалами (однажды это зеркальный фотоаппарат), говорила, что заслужил. Заслуги были разные — то плохие отметки, то поздно пришел домой, то испачкал одежду на улице.

Мать в четвертом классе сломала мне ребра за тройку по диктанту. Вечно била, кидала в меня книги, тетради.Когда спросила почему била, то ответ «ты была тупее, чем сестра». Отец был не лучше.

Мог ударить за случайно уроненный цветок. Зная жизнь родителей, они срывали злость на мне. За свои неудачи, за несчастный брак. Избиения прекратились, когда я в 17 лет подралась с матерью. Почти задушили друг друга.

Об этом не вспоминаем.

О, нездоровая семья — это наш профиль. Мать меня почти не била. Хотя бы потому, что не хотела, чтобы я рождалась, и, запоздав с абортом, практически сразу отдала мерзкое чудовище бабушке. Поэтому до девяти лет меня била и унижала дорогая поехавшая головой бабушка.

Физическое насилие само по себе быстро перестало меня впечатлять, поэтому щедро разбавлялось объяснениями, что я урод, чмо, и вообще никому в этой жизни не нужна и не должна была рождаться.

И по гроб должна быть обязана бабуле, что она одна согласилась взять на себя такую ношу.

Сначала отец ***, когда они с матерью развелись, я пошла в спорт, там тренера *** продолжили. Никогда не испытывала особых чувств по этому поводу, кроме смирения и принятия. Никто никогда не давал мне понять, что если меня бьют, проблема не во мне. Не рассказывал, что это не норма.

Меня мама хватала за волосы, любила толкать и бить в спину, если я пыталась уйти от конфликта. Выходила из себя по любому поводу и без повода совершенно непредсказуемо. Но больше всего пользовалась вербальной агрессией, обвинения, угрозы, насмешки, ор были нормой общения.

Меня мама била всем, что под руку попадет. Особенно понравились гладильная доска и суп-пюре из шампиньонов, вылитый на голову за то, что не поела. Я потом вся склеилась, потому что это клейстер. Дала слово никогда не бить сына. Сдержала. Он мой лучший друг.

И меня били, я не могу нормально маму обнять…

Мужа били. Лет до 10. Потом пошел на боевое самбо и в 12 в первый раз папашу отмудохал. В итоге ПТСР [посттравматическое стрессовое расстройство], неумение сдерживать эмоции, привычка всё решать кулаками и, как следствие, условка. Больше 10 лет назад свалил от родителей и только в этом году стойкое улучшение психики. Страшно.

Абсолютно нормальная, среднестатистическая полная семья. Отец бил ремнем за то, что я, второклашка, не могла решить задачу, где едет грузовик из точки А в точку В, за то, что задержалась в гостях у одноклассницы.

Позже за то, что впервые ушла на без спроса на дискотеку с подругами. В этот раз прошелся очень сильно, несколько дней всё болело. Впервые я, тихая домашняя девочка, решилась тогда уйти из дома, помешал опять же страх.

Мать никогда не вмешивалась.

Но не все комментаторы за то, чтобы вообще не бить детей. Некоторые возразили: неужели «поджопники» — это тоже насилие? Многие написали что-то вроде: «Вот меня били, но я сам был виноват».

Сравниваете твердое с квадратным. Умышленно подгоняете под свою теорию или правда не понимаете разницы. Меня отшлепали всего дважды за все детство. Это — избили? Ну, наверное, мне виднее, что нет. При этом мои родители самые лучшие и добрые. Я представляю, как тяжело им это далось.

https://www.youtube.com/watch?v=8YFU-hzngoU

Единственный раз батя выпорол так нормально, потому что я просто ***. Я ему благодарен. Ни до, ни после этой экзекуции пальцем не трогал. Наверное, потому что медик.

«Бьют» по-разному, кто-то «поджопник» дает в воспитательных целях, а кто-то ремнем выписывает ежедневно, формально — бьют оба, но здесь есть принципиальная разница. И да, не надо падать в крайности, приводя в пример откровенно больных «родителей», место которым — в дурке.

Педагог Дима Зицер, к слову, прекрасно объясняет этот феномен: люди, над которыми измывались в детстве, часто попросту не могут признать, что их родители совершали преступление. Именно преступление, ведь любое физическое насилие — это уголовная статья, напоминает он.

Здесь работает жуткая пружина: сначала унизили меня, именно унизили, эта модель была закреплена, я это видел, я это чувствовал, пережил, и внутри сжалась пружина, — объясняет Зицер. — А дальше она может разжаться в самых разных ситуациях. И чаще всего распрямляется по отношению к более слабым. […

] Я считаю, что нельзя «просто шлепнуть». Нехорошо обижать слабых. Это простой принцип. Сильный пользуется своей силой, чтобы обидеть слабого. Нет другой причины. Если мы задумаемся: «Зачем я это делаю?» — «Незачем», — правильный ответ.

Сейчас многие скажут: «Я ему говорил, объяснял, а он меня не слышит!». Значит, иначе надо сказать. Надо попробовать заняться собою, найти какую-то форму, когда я буду услышан.

Когда начальник меня не слышит, я его не шлепаю, правда же? Когда другой человек меня не слышит, равный мне по силам, я нахожу другие слова и чаще всего достигаю успеха. Так что да, человек, который бьет другого, вне зависимости от силы удара, — сразу в насильники.

Мы что, будем измерять силу шлепка? Шлепок можно, окей. А сильный шлепок? А шлепок ремнем? А шлепок металлической дугой? А удар в живот? А легкий удар в живот? Это человечность — не обижать более слабых. Вот, собственно, и всё.

Источник: https://gubdaily.ru/smotrite/social/teper-ne-mogu-obnyat-mamu-lyudi-kotoryx-bili-v-detstve-rasskazali-pochemu-oni-do-six-por-ne-prostili-roditelej_18/

Про людей. История девушки, которую избивали родители

Меня избивают родители

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Разве так поступают, когда любят?

— Я родилась на Украине, в Бердянске. Это солнечный и тёплый город. Потом меня увезли в холодную-холодную даль — в Якутию (улыбается — прим. Ф.) . Моя мама жила там всю жизнь, так что [переезд] был неизбежен.

Какое твоё первое детское воспоминание?

— Я не знаю, насколько оно правдивое. Я помню, что собирала мозаику. Знаешь, такую, где нужно вставлять фигурки. Я кидала эти фигурки в биологического отца, а он делал вид, что ловит их ртом, будто бы ест. Я спрашивала у мамы, но она такого не помнит. Может, мне это приснилось.

Как я понимаю, тебя воспитывал другой человек, — не родной отец?

— Да, мои родители расстались, там была не очень хорошая ситуация. Меня воспитывал отчим. Они [с мамой] поженились, когда мне было лет пять. Те, кто об этом узнаёт, всегда спрашивают, не хочу ли я найти своего родного отца. Но мне с одним проблем хватает, зачем мне ещё один (смеётся — прим.Ф.) ?

Но отчима ты считаешь отцом?

— Да. Он был всю мою жизнь. Мне мама рассказывала, что, когда они начали встречаться, я называла его Лев. Они попросили называть его папой. А я тогда спросила: если вы поженитесь, возьмёте меня в свою семью? Очень странный вопрос, конечно.

Ева, ты сказала, что тебе хватало проблем с одним отцом…

— Да, много проблем. Так получилось, что у меня отчим страдал от насилия в семье. Его отец сильно избивал его маму и детей. Пока я была маленькой, всё было спокойно. Потом я начала взрослеть, у меня менялись взгляды, родители много работали, часто уставали, у них начали сдавать нервы. Тогда и началось это физическое и психологическое насилие. Отец стал часто бить меня большим ремнём. Бил, в основном, по верхней части бедра. Это очень больно. У меня были такие синяки, больно было даже сидеть. Если я в школе приходила в медпункт, я боялась, что медсестра это заметит, и у меня будут проблемы. Поэтому я говорила, что упала с лестницы. Инфографика. Проект 2
Infogram

А с чем это связано? За что он тебя бил?

— Да, за банальное: что-то не сделала по дому. К тому же, у меня были проблемы с учёбой — я не очень хорошо училась, вот за оценки бил. Потом родилась сестра. У нас с ней разница в 11 лет. Получалось так, что я с ней постоянно сидела.

Если я хотела погулять, то мне говорили, что я эгоистка, только о себе и думаю. Я была ещё немного пухлым ребёнком, постоянно сидела дома с сестрой. В какой-то момент мне даже стало казаться, что я реально чья-то мать.

Мне говорили, что я не заслуживаю того, чтобы меня слушали, что муж будет меня бить, что я вырасту никем. И так каждый день.

Ещё я помню: у отца большие руки, а я маленькая. Когда были какие-то конфликты, он мог схватить меня этими руками за шею и поднять.

Он и с мамой твоей так поступал?

— Он никогда её не бил. Он мог накричать на неё, говорить, что она тупая. Но никогда не трогал. Возможно, потому, что его отец избивал его маму. Он, бывало, замахнётся, но всегда останавливался.

Мама тебя не защищала?

— Редко. Она сама могла меня за волосы потаскать. Выставляла в подъезд в майке и босиком.

Как? За что?

— Ну, она тоже много работала и часто психовала: то я посуду не помыла, то не пропылесосила. Сейчас все причины не вспомнишь. У неё постоянно была какая-то злость. У меня подругу тоже родители били. Но не так, как меня. Мы придумали, что, когда родители бьют, нужно просто спрятаться в угол, [принять] позу эмбриона, а я ещё волосы прикрывала. В этот момент ты как будто пытаешься войти в себя. Скандалы происходили так часто… Это так меня ломало, мне казалось, что я им не нужна. Разве так поступают, когда любят?

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Что будет, если я прыгну?

— Возможно, я не попадала в больницу по счастливой случайности. Я бы не сказала, что меня били в умеренную силу. Думаю, что у них был какой-то ограничитель, — дальше кулаков, ремня или полотенца [не заходило]. Один раз мама психанула и кинула в меня кресло на колёсиках. Оно не тяжёлое. Не попала.

Родители и с сестрой твоей также поступали?

— Нет.

Как ты думаешь, почему вся агрессия и отца, и мамы сводилась к тебе?

— Сложно понять, если честно. Отец не знал другого воспитания. Он считал, что я понимаю только кулаками, только силой, что мне нельзя ничего объяснить. Меня надо отлупить, и тогда я пойму. Он постоянно так говорил.

Мы с ним обсуждали один случай. Очередной скандал. Он меня бьёт. В какой-то момент я устала от этого. Я стояла, мне было больно, я не плакала и просто сказала ему фразу: «Это всё, что ты можешь мне сделать?»… Он начал бить ещё сильнее…

Ты не могла ни к кому обратиться? К бабушкам и дедушкам? Учителям?

— Бабушка и дедушка уехали, когда вышли на пенсию. Я могла рассказать бабушке, но она ничем не могла помочь. [Она говорила]: просто терпи и всё. Мне кажется, что я вытянула 11 класс лишь на мысли, что скоро это всё закончится. И реально терпела. Уже дошло до того, что мне снилось, как я битой его бью. Такая была ненависть.

[Будучи] ребёнком, ты боишься всего. Вчера был скандал, ты ревела до девяти утра, а потом идёшь в школу. Там никто не знает об этом, никто не интересуется. Мне постоянно хотелось об этом рассказать, но всем было всё равно. Потом ты не знаешь, как они воспримут, ты боишься последствий. Да, мне хотелось, чтобы люди узнали.

Мы жили на четвёртом этаже, я любила смотреть в окно. Постоянно думала: а что будет, если я [тут должен был быть глагол, но мы не можем его привести, так как сотрудники Роскомнадзора могут посчитать его за способ суицида].

Я не [тут должно было быть словосочетание, которое является возможным способом суицида, поэтому по требованиям Роскомнадзора мы его не приводим], ничего такого не делала, но были моменты, когда очень сильно себя кусала, выливала на себя воск от свечи.

Не знаю, может, чтобы почувствовать боль? Что-то тяжело стало… (улыбнулась — прим. Ф.).

Инфографика. Проект 3
Infogram

Даже сейчас я боюсь

Ты переехала в Белгород учиться. Как отразились твои отношения с родителями на твою жизнь здесь?

— На самом деле я была очень запуганной. Я постоянно чего-то боялась. Ходила и смотрела вниз. В какой-то момент я спросила себя: почему я всегда смотрю вниз? Мне настолько непривычно было смотреть вперёд. Я заставляла себя. Я постоянно проговаривала про себя, что мне нужно сделать или спросить. Старалась меньше разговаривать с людьми.

Ситуации, которые ты не прогнозировала, вызывали у тебя стресс?

— Да, я просто могла неделями сидеть дома и думать, как это было ужасно (та или иная непредвиденная ситуация — прим. Ф.) . Помню, у меня было платье. Мы с подругой пошли гулять, мне казалось, что все на меня смотрят.

Мне было максимально некомфортно. Я боюсь, что меня осудят. Даже сейчас я боюсь заходить в некоторые заведения. Недавно мой молодой человек пригласил меня в одно городское кафе. Он меня 20 минут уговаривал туда зайти.

Я считала, что я слишком плоха для этого места.

Сейчас легче?

— Да, сейчас всё нормально. Благодаря друзьям и поддержке молодого человека я уже не отличаюсь — если можно так сказать — от обычного человека. Здесь мне стало лучше, спокойнее. Но всё же это чувство [беспокойства] долго меня преследовало.

Молодой человек — противоположность отца?

— С парнем мне повезло (улыбается — прим. Ф.). Всё очень сошлось. Я определённо знала, что не хочу таких же отношений, как у мамы с отцом. Я не понимала, как они друг друга любят. Мне казалось, что я белая ворона в семье, никому не нужна. Психологически было тяжело. Когда каждый день говорят, что ты какая-то не такая…

У него [молодого человека] в семье всё по-другому. Я переучиваюсь. Я могу сказать что-то грубое, если я раздражена. Могу накричать. Такое поведение — не окей.

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Ты боишься, что в тебе тоже есть эта агрессия?

— Да. Раньше было хуже, агрессия проявлялась чаще. Сейчас я понимаю, что обижать людей, которых ты любишь, не хорошо. Даже если ты себя плохо чувствуешь, слово ранит. Я настолько привыкла, что в моей жизни столько агрессии, что она проявляется во мне.

Как ты сейчас общаешься с родителями?

— Когда уехала, то не общалась с отцом. Я дома не была два года, потому что не хотела с ним видеться. Не хотела никак связывать себя с этим человеком. С мамой проблемы мы решили.

Мне некоторые говорят: «Ты уехала, забудь, ты слишком много негатива копишь в себе». А они не понимают. Да, их нет рядом сейчас, но я не могу от них просто так уйти. Я не могу сделать вид, что ничего не было. У меня была нулевая самооценка, от всего трясло. То, что сейчас мне лучше, — заслуга моя и людей, которые мне помогали.

Отец просил прощения за то, что бил тебя?

— В этом году у него умерла мама, моя бабушка. Он очень тяжело переносил это. Он приезжал в отпуск сюда, мы с ним много разговаривали. Он как-то сам пришёл к мысли и попросил у меня прощения. Сказал, что будет меняться. Сам признавал, что сделал мою жизнь тяжёлой. Я впервые увидела, как он плачет.

Когда мы разговаривали, он сказал довольно обидную для меня вещь, что я выгляжу, как человек, у которого нет каких-то проблем. Я объяснила, что мне было очень плохо. Они просто ломали меня. Что меня больше всего убивало, что они делали вид, что ничего не происходит. Просто продолжали жить дальше.

Ребят, вы сломали ребёнку психику! Они даже не смогли мне помочь с травлей в школе. В пятом классе у меня даже случился нервный срыв. Кто-то из девочек принёс в класс каблуки, все стали мерить, я тоже попросила. Я уже говорила, что была полным ребёнком.

Одна девочка, которая всегда меня задирала, а потом мы стали подругами (смеётся — прим. Ф.), назвала меня бегемотом. Мне стало так обидно. Я пыталась сдержать слёзы, но у меня происходит так: если я сдерживаю эмоции, то у меня всё резко перерастает в гнев. В общем, я начала её пинать. Дальше я не помнила, что происходило.

Мне рассказали, что я села на неё и начала душить. У ребёнка сдали нервы.

Ты простила отчима?

— Сложно сказать, что за такое можно простить. Я начала относиться к нему с пониманием. Видно, что он раскаивается. Я не думаю, что мы навсегда сможем забыть эти обиды. Но мне стало лучше.

Инфографика. Проект 2
Infogram

***

О чём ты мечтаешь?

— Я хочу, чтобы у меня была возможность помочь родителям финансово. Чтобы они перестали думать о деньгах.

А для себя?

(после продолжительного молчания) Мне хочется развиваться в разных сферах, которые нравятся. Хочу, чтобы всё было спокойно, как сейчас.

От автора

В своей жизни я не сталкивалась с домашним насилием. Те пару раз, когда меня лупили родители, были заслуженными — уж сильно я нашкодила. Да и в школе никто из одноклассников не говорил о жестоком обращении родителей. Возможно, кто-то так же, как и героиня моего материала, боялся сказать правду.

Впервые об этой проблеме я начала задумываться, когда увидела в социальных сетях движения #metoo и #янехотелаумирать. В этом году я попала на семинар Анны Ривиной, которая подробно рассказала о своём Центре по работе с проблемой насилия «Насилию.Нет».

Она вместе с другими небезразличными людьми создала сайт для пострадавших, где можно узнать, как распознать насилие и что делать. У проекта есть собственное приложение, с помощью которого человек, подвергающийся домашнему насилию, может нажать на кнопку и три близких человека получат сообщения на телефон, что требуется помощь. В этом же приложении есть карта помощи.

Там собраны адреса и телефоны кризисных центров по всей стране. Даже если вы так же, как и я, не сталкивались с домашним насилием, зайдите на сайт, не пожалейте своего времени. От насилия, в том числе и домашнего, не застрахован никто.

К сожалению, на карте помощи проекта нет организаций Белгородской области. Однако в действительности они есть.

В Старом Осколе работает кризисный центр помощи женщинам, где оказывают материальную и психологическую помощь. В Белгороде тоже можно обратиться в кризисный центр для женщин.

Он находится в Марфо-Мариинском сестричестве милосердия. Здесь предоставят временное жильё и помогут морально справиться с проблемой.

Напоследок, я хочу посоветовать вам посмотреть (если вы ещё не посмотрели) работу команды журналиста Ирины Шихман «Бьёт — значит, любит» (18+). Одна из главных мыслей этих фильмов заключается в следующем: не стыдно говорить о том, что ты — жертва насилия, стыдно быть источником этого насилия.

Источник: https://fonar.tv/article/2019/12/05/pro-lyudey-istoriya-devushki-kotoruyu-izbivali-roditeli

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.