Меня унижают в школе

Фабрика рабов: что делать, если вашего ребенка унижают в школе

Меня унижают в школе

https://ria.ru/20170417/1492409541.html

Фабрика рабов: что делать, если вашего ребенка унижают в школе

Фабрика рабов: что делать, если вашего ребенка унижают в школе

РИА Новости, 17.04.2017

2017-04-17T16:33

2017-04-17T16:33

2020-03-03T03:50

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/sharing/article/1492409541.jpg?14924101771583196659

россия

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2017

Анастасия Мельникова

https://cdn24.img.ria.ru/images/155624/30/1556243018_0:0:2047:2048_100x100_80_0_0_e51624b0ef7fe42074639ff8b866c704.jpg

Анастасия Мельникова

https://cdn24.img.ria.ru/images/155624/30/1556243018_0:0:2047:2048_100x100_80_0_0_e51624b0ef7fe42074639ff8b866c704.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/_0:0:0:0_1400x0_80_0_0_3d955aed62481739923d4cc46316dff0.

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Анастасия Мельникова

https://cdn24.img.ria.ru/images/155624/30/1556243018_0:0:2047:2048_100x100_80_0_0_e51624b0ef7fe42074639ff8b866c704.jpg

россия, общество, авторы, мнение – авторы

История о локальном школьном конфликте вдруг может разлететься по интернету с вирусной скоростью, обрастая предположениями и новыми деталями. Но от этого не перестанет быть правдивой и шокирующей в своей простоте и обыденности.

До сих пор многие родители, как выясняется, не против того, чтобы их детей наказывали в школах. И это несмотря на то, что любой эмоциональный шантаж со стороны учителя, не говоря уж о физическом наказании (заставить стоять пол-урока, ограничить в свободе, применить силу, куда-либо не пустить), — это противозаконно.

Если коротко: в обычной московской школе (№ 1423, в районе Марьино) разразился скандал: стало известно, что учитель запрещала первоклассникам выходить во время уроков в туалет. К тому же некоторых детей якобы скотчем привязывали за руки к стулу или ставили в угол (об этом сначала рассказывали родители учеников 1-го “А” класса, но потом предпочли отмолчаться).

Никаких особых ужасов: детей не били, не истязали в холодных застенках, не издевались с особой изощренностью. Ну не пускает учитель первоклашек в туалет во время занятий, ну описался кто-то из ребят, а класс посмеялся — бывает.

На перемене около туалета нередко очередь: все торопятся “сделать дела” (и, понятно, в спешке некоторые промахиваются).

Двоих первоклассников учитель заставила вытирать салфетками унитазы и мокрый пол в туалете: за ними самими и фактически за всеми остальными. И пригрозила, что в следующий раз мальчишки будут “вылизывать пол языком”.

Но не била же! Такая вот добрая учительница первая — Наталья Анатольевна Лазутина.

Она не злостный преступник, а добропорядочный столичный педагог: приятная, симпатичная дама, участвует в профессиональных конкурсах, есть награды, многие родители ей, скажем так, симпатизируют.

Возможно, у Натальи Анатольевны какие-то личные проблемы, или она не особенно любит детей и “воспитывает” из них послушных маленьких рабов.

Ну а за что их любить, с другой стороны? На уроках вертятся, с первого раза замечания не воспринимают, орут и носятся по коридорам на перемене, и — вот ведь ужас! — просятся в туалет на уроке.

Надо, чтоб терпели! Чтобы сидели тихо, не мешали учителю. А те, кто не понял, — чтобы стояли-боялись.

Да, это далеко не гестаповские методы (как настаивают агрессивные комментаторы в соцсетях), но уже такой вполне внятный психологический садизм версии “лайт”: унизить при всех, чтоб другим малышам неповадно было.

Все это, напомню, происходит не в колонии для несовершеннолетних преступников. Подробности и бурные обсуждения — на странице Владимира Полупанова, папы одного из первоклассников.

После того как Владимир рассказал о сути конфликта, сотни комментаторов были возмущены действиями учителя.

Большинство признались, что их дети сталкивались с подобными проблемами, и чаще всего родители предпочитали быстро поменять школу.

А дальше классика жанра: набежали тролли с однодневных -аккаунтов, несколько мам-активисток, а также знакомых и родственников учительницы и прямо-таки закидали обличительными комментами отца первоклассника. Посыпались оскорбления в адрес всей его семьи, вбросили даже домашний адрес: травля началась.

Неравнодушный папа наверняка уже пожалел, что сразу не перевел ребенка в другую школу безо всяких разбирательств.

Никто не хотел войны

Администрация школы, подчеркну, быстро отреагировала на возмущенный пост родителя: директор школы № 1423 Ирина Ульянова заявила, что было проведено внутреннее расследование, что инцидент в туалете действительно был, что с учительницей расторгнут договор.  Преподаватель Наталья Лазутина принесла извинения.

Школьный инспектор Юго-Восточного округа Москвы Надежда Родина заверила нас в телефонном разговоре, что “все уже в курсе этой истории, меры приняты, учитель уволена”. В пресс-службе городского департамента образования рассказали, что сейчас в Москве зафиксировано несколько похожих жалоб (впрочем, официального ответа на запрос РИА Новости за три дня так и не последовало).

Владимир Полупанов, кстати, подчеркивает, что не хотел добиваться увольнения преподавателя. “Директор звонила мне и сказала, что учитель написала заявление об уходе. Факты она подтвердила, написала еще объяснительную с извинениями, — рассказал Владимир в интервью РИА Новости. — Я попросил не увольнять учительницу, ведь большинство родителей она устраивает”.

Те родители, которые были действительно расстроены информацией об увольнении классной руководительницы, в пятницу собрались в школе и рассказали корреспондентам телеканала “Москва-24” о том, что у них не было никаких претензий к Наталье Лазутиной. 

Первоклассник и заслуженный педагог: кто мудрее?

И директора школ, и учителя наверняка знают о том, что случаи психологического насилия со стороны педагогов — это явное нарушение федерального закона об образовании.

Если бы родители пострадавшего мальчика решились на судебное преследование учительницы, то ей могли бы предъявить обвинение, например, по статье 156 УК России: “Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего лицом, на которое возложены эти обязанности, в том числе педагогическим работником”.

Объяснять взрослым, что унижать детей — это как минимум противоестественно и непедагогично, уже поздно. Они, в конце концов, сами прекрасно знают, что делают и почему: не маленькие, в отличие от тех, кем они манипулируют.

Даже если ребенок в чем-то не прав, даже если у него, допустим, проблемы с дисциплиной — ну как можно сравнивать жизненный опыт первоклассника и заслуженного педагога? Как можно в чем-то обвинять малыша, который еще год назад ходил в детский сад?

Учителя наверняка знают о возможных последствиях конфликтных ситуаций — от увольнения и временного запрета на профессию до уголовного дела, в зависимости от тяжести эмоционального насилия или издевательств. А вот родителям стоит лишний раз напомнить об их правах и возможностях защитить своих детей.

Что делать родителям

Вот что рекомендует делать в похожих конфликтных ситуациях председатель управляющего совета программы “Учитель для России” Федор Шеберстов:

1) Поговорить с учителем: ребенка унижать нельзя ни при каких условиях, не говоря уже о том, что публичное унижение может быть последней каплей перед непоправимым. Но если учитель считает, что он прав, то, конечно же, сразу к директору.

2) Если директор на вашей стороне, то он должен донести до ВСЕХ родителей, что такое недопустимо, что он расстается с учителем именно поэтому и ищет преподавателю замену (в случае с инцидентом в школе № 1423 все так и было).

3) Если произошло все, как описано, то вариантов два.

Первый — пройти с помощью директора нелегкий путь изменения школьной культуры, объяснить всем, что уважение друг к другу не менее важно, чем все остальное.

Поддержку и совет сейчас можно найти и среди правозащитников, юристов, психологов, а также родителей других школ: успешно действуют специальные сообщества и форумы, например Родительская Лига, momshare, mama.ru и другие.

Второй — можно забрать ребенка из школы, хотя там в любом случае останутся дети, с которыми будет происходить то же самое, так как родители считают это нормой.

Нормой будут считать и сами первоклашки — ведь другого обращения в школе они еще не видели, им просто не с чем сравнивать.

Действительно, воспитание детей в школе жесткими методами, оказывается, некоторые до сих пор считают приемлемым: нужна дисциплина, учителя можно понять. Как понимали те родители 1-го “А” класса, которые собрались в пятницу в школе, чтобы заявить о том, что они против увольнения Натальи Лазутиной — их детей она, видимо, не наказывала.

Но если кому-то из первоклассников якобы повезло и они не пострадали от действий педагога-манипулятора, то родителям расслабляться не стоит и проблему замалчивать нельзя.

Пострадавшими от эмоционального насилия в таких случаях становятся не только те, на кого оно направлено, но и другие дети: они невольно примеряют на себя роли следующих жертв. И получается, что от психологического давления и лицемерия взрослых страдает в результате весь класс.

И не надо обвинять вчерашних школьников в жестокости и неуважении к окружающим. Не надо удивляться, если когда-нибудь они будут издеваться над вами — и никто вам не поможет. Ведь рабскую психологию невмешательства, культ силы, неминуемого наказания (вместо спокойной беседы), лицемерия и вранья они наверняка усвоили еще в первом классе. Такие учителя были — и в школе, и в семье.

Источник: https://ria.ru/20170417/1492409541.html

Что делать, если вашего ребенка в школе унижают и «воспитывают» учителя?

Меня унижают в школе
?

Максим Федосов (max_fedosov) wrote,
2010-09-15 16:17:00 Максим Федосов
max_fedosov
2010-09-15 16:17:00 Categories: Эту статью он подписал просто — «Счастливый отец». Что дает нам право публиковать его мнение без авторских пометок. Что я и делаю.

«…

Меня воспитывали строго и без битья. ДОМАШНИЕ правила были куда круче школьных, а самое тяжелое наказание – когда с тобой не разговаривают две недели. Идея равенства с родителями не могла и присниться, но идея ВЗАИМНОГО уважения не вызывала сомнений.

Меня могли отругать, запретить что-нибудь, но не унизить.

Никакие школьные дела не могли быть важнее домашних. Никакое школьное «стояние в углу» не задевало, если мама говорила: «Пустяки, не обращай внимания!» У родителей, вместе со строгостью, была неограниченная готовность защищать своих детей от любой посторонней силы – от школы до советской власти. В мои конфликты и драки с ровесниками они, разумеется, не вмешивались. Придя домой, я снимал грязные ботинки и красный галстук. Мы были – ИХ дети, а не школьные или государственные.Школа – место, где ВАШЕМУ ребенку дают (продают – не важно, платите вы школе или платите налоги) знания, место, где его обслуживают. Учитель – посторонний человек. Бывает – к счастью, нередко – что попадается хороший учитель и с ним складываются человеческие отношения, но это – НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО. Я уверен, что в девяти случаях из десяти, оскорбляют и тем более бьют, БЕЗЗАЩИТНЫХ детей – тех, кого не защищает семья (например, потому, что «учитель – взрослый, взрослые всегда правы»). Если вы, семья, дом – ВСЕГДА на стороне СВОЕГО ребенка, оскорбить его не удастся.Как унизить ребенка, привыкшего к уважению дома? Оскорбительные слова вызовут недоумение: «Иван Иваныч, вы заболели?» Оскорбительные действия вызовут не слезы, а защитную реакцию: повернется и уйдет, в крайнем случае – даст сдачи.  Если бы учитель ударил моего ребенка, я бы его или ее публично отхлестал по физиономии (лучше – хлыстом), а уж потом – в суд и к директору. Не для того, чтобы исправить или отомстить, а чтобы ребенок знал: «учителя высекли», а не думал: «меня учитель избил». Чтобы помнил: семья защищает ВСЕГДА и до конца. Помню, как мама двумя словами поставила на место директора школы: в первом классе я бегал на переменке, он поймал и стал выкручивать мне ухо, я, само собой, отбивался – и заехал ему кулачком в физиономию. Крик, шум: «Исключуууу!!!», я – весь в слезах и соплях. Мама пошла и сказала: «Д.М., мы оба знаем, что вы – дурак. Поэтому объясняю: к моему сыну прикасаться – нельзя». Я это узнал, когда вырос – мы оба хохотали, вспоминая – но тогда этого разговора хватило на восемь лет.Помню, как учительница литературы передразнила мое заикание. Плакал я потом, дома, а в классе – швырнул учебник ей в лицо (попал!) и вышел. Мама не сумела заставить ее извиниться передо мной, но о том, чтобы меня наказать или мне отомстить она даже не мечтала. Когда отец узнал, что меня таскают на следствие и там бьют (мне было 15), он устроил ментам развеселую жизнь, а сначала – публично и при мне унизил следователя так, что у сукиного сына красная морда была в слезах: не привык. Если учитель глуп и/или плох – так и скажите своему ребенку, но потребуйте от него минимального уважения к должности (а не к человеку) и вежливости: нельзя говорить учителю «Вы врете!», это грубо.Когда ВАШ ребенок провинился, то ВАМ его наказывать, приводить в чувство, воспитывать – дома и так, как ВЫ считаете правильным. Ребенок должен идти в школу с твердой уверенностью, что максимальная учительская власть – пожаловаться на него ВАМ. Вот и весь секрет. Остальное зависит от ВАШЕГО ума и такта. Если ребенок жалуется на учителя, не спешите к директору и в суд. Сходите в школу и с ним (с ней) поговорите. Не начинайте конфликт – продемонстрируйте свое отношение. «Да, это, разумеется безобразие. Я вас очень прошу, в следующий раз – немедленно сообщите мне, я разберусь и сделаю так, чтобы это не повторялось». «Нет, так не пойдет. У нас в семье другие правила. Мой ребенок не будет это делать, и я вас прошу этого не требовать. Да, я понимаю – у вас другое мнение, но ребенок – мой и я разрешаю вам воспитывать его в моих правилах, а не в ваших». За вашими словами должна стоять сила. Почти всегда, учителю этого достаточно: люди редко идут на конфликт, если знают, что шансов выиграть мало.Если такого разговора недостаточно, поговорите с ребенком. Мой начал плакать в четвертом классе: «учительница меня не любит!» Я с ней познакомился и понял – не любит, никого не любит, дети ее раздражают, бедную уродку. Пришлось объяснить:- Вот ты собаке мясо покупаешь внизу, в кулинарии. Продавщица тебя любит? – Не знаю, наверное, нет. – Тебя это волнует?– Конечно, нет (смеется).– А почему тебя волнует, что тебя не любит Т.М.? …»Через пару месяцев мы смеялись, вспоминая эту «проблему». С этого момента, все попытки задеть разбивались о щит равнодушия – взаимного, потому справедливого. Пару раз меня вызывали в школу. Я не устраивал разборок, а просто смотрел этой бабке в глаза, доводя до ее сведения, что ребенок – МОЙ, все будет так, как я считаю нужным, обидит – даром не пройдет, надо будет – удавлю. Однажды она попыталась в классе обсуждать меня. Ребенок ушел из класса, сказав: «Не вам, Т.М., обсуждать моего отца! Слушать не хочу.» – т.е., защита была взаимной – как уважение и любовь. Наверное, она занижала отметки – мы дома смеялись, поскольку оба знали об истории больше, чем она.

А потом эта грымза ушла на пенсию и появилась замечательная классная. И мы дружили. В любой момент я был готов развести по домам детей, которых она приглашала к себе, помочь, да и просто поговорить – если у нее находилось время. Само собой, принцип «Мой ребенок – мой верх» не изменился, но это устраивало НАС ОБОИХ.

Любите своих детей – сами целуйте, сами наказывайте и учитесь уважать. А учитель – не член семьи, его место в жизни ребенка устанавливаете ВЫ. Не считая редких исключений, это место должно быть НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ. Посмотрите своему ребенку в глаза. А теперь – в окно, на прохожих.

Разницу видите? Действуйте! Дай вам Бог ума и силы!»

© Счастливый отец

Фонд “Здоровое Поколение”, образование

Источник: https://max-fedosov.livejournal.com/250554.html

Что делать, если ребенка унижают в школе

Меня унижают в школе

Школьная пора, счастливая пора… Далеко не для всех. Для некоторых детей каждый день в школе является настоящим испытанием. Потому что одноклассники снова будут «травить». Что такое травля и как с ней бороться?

Травля или более популярное сейчас слово «буллинг» — это распространенное явление, с которым так или иначе сталкивался каждый. Это когда тебя задирают, обижают, крадут вещи, толкают, игнорируют, смеются и многое-многое другое.

цель — принизить ребенка, причинить ему моральную или физическую боль. Вспомните фильм Быкова «Чучело». Мы говорим именно об этой проблеме.

Так давайте разберемся, как распознать травят ли вашего ребенка, как помочь и как нужно себя вести, чтобы травля прекратилась.

Редакция Tlum.Ru собрала советы психологов и комментарии родителей.

Как распознать травлю?

Зачастую дети не говорят о своих проблемах, они боятся: если вмешаются взрослые — станет только хуже. Поэтому стоит внимательно следить за поведением своего ребенка, особенно если он поменял школу или класс, став «новеньким».

Признаками травли могут быть синяки и царапины, которые он не может и не хочет объяснять, ложь по поводу того, как именно они появились. Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда, если ваш ребенок по природе своей не «растеряша». Также ребенок может искать поводы не ходить в школу, прикидывается больным, теряет интерес к обучению, начинает хуже учиться.

Самыми серьезными признаками травли является деструктивное поведение: нанесение себе повреждений, побеги из дома, резкое падение самооценки. Если вы заметили один из этих признаков — возможно, причиной стала травля.

Что делать родителям?

Есть несколько вещей, которые помогут родителям и детям справиться с этой проблемой. Если вы выяснили, что ребенка травят, покажите, что вы выслушали его, поняли и не оставите это без внимания. Успокойте ребенка и окружите его заботой, дайте знать, что цените его откровенность.

Объясните, что он ни в чем не виноват. Никто не виноват, если его оскорбляют, унижают, бьют или игнорируют. Оправдывать травлю нельзя. Даже если ваш ребенок как-то задел других ребят, нормальной реакцией на это станет разовое решение конфликта, а не постоянные издевательства. Ваш ребенок ошибся и за ошибки не надо расплачиваться всю жизнь.

Подумайте о том, какой может быть выход вместе. Вовлеките ребенка в разговор, это поможет малышу вернуть контроль над ситуацией, обратить внимание на детали, понять логику других ребят. Также это покажет, что мама и папа не вздумают решить проблему без их ведома, чего дети очень боятся.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ НЕ НРАВЯТСЯ ДРУЗЬЯ РЕБЕНКА

Когда вы уже разобрались в ситуации, стоит пойти и поговорить с учителем или классным руководителем.

Спросите, что он намерен сделать, чтобы прекратить травлю? Сохраняйте спокойствие, не давите, а именно задайте вопрос.

Если руководитель не намерен разбираться в ситуации — обратитесь к администрации или директору. Убедитесь, что вас действительно услышали, запускать эту ситуацию нельзя ни в коем случае.

Можно поговорить с родителями обидчика. Донесите до них мысль, что если это будет продолжаться, вопрос придется поднять на родительском собрании. Возможно, ваш сын или дочь не единственная жертва агрессора.

Если ребенок не уверен в своих силах — предложите ему записаться в спортивную секцию или кружок, там он сможет найти новых друзей и стать уверенней в себе. Обеспечьте ему комфортную обстановку дома и поддерживайте во всем.

Если ситуация зашла слишком далеко, спросите не хочет ли он поменять класс или школу. Но помните, что это крайняя мера, от которой в большинстве случаев можно отказаться.

Что не надо делать родителям?

Многие родители, стараясь сделать как лучше, делают «как всегда». Постарайтесь исключить из своей речи следующие фразы: «Ты сам виноват», «Ты так себя ведешь», «Ты их провоцируешь», «Тебя травят, потому что…». Обвиняя ребенка, вы оправдываете его обидчиков и тем самым усугубляете ситуацию.

Также избегайте фраз «не обращай внимания», «дай им сдачи», «не делайте так, ему же больно». Такими фразами вы можете навредить. Оставлять ситуацию без внимания, мол, само как-нибудь рассосется, нельзя. Так и совет «дать сдачи» может привести к усугублению конфликта, если ваш ребенок не сможет защититься. Неумелые попытки сопротивления только распалят агрессию.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВЗРОСЛЫЙ НА УЛИЦЕ КРИЧИТ НА СВОЕГО РЕБЕНКА

А вмешиваясь в конфликт и показывая, что ваш ребенок страдает, вы указываете на то, что он слабый, а они сильные, тем самым уничтожая самооценку своего чада и повышая ее у обидчиков.

Не говорите сразу о переводе ребенка в другое учебное заведение. Сначала разберитесь, нельзя ли решить конфликт здесь. На новом месте может быть то же самое, ваш ребенок снова станет «новеньким», а к поведению жертвы он мог уже привыкнуть. Но если ни родители, ни учителя не реагируют на конфликт — смело забирайте документы.

Что делать ребенку?

Во-первых, посоветуйте не реагировать на провокации. На подколки надо отвечать не обидой и агрессией. Ответ должен быть спокоен и достоин. Если вашего ребенка обвиняют в том, чего он не совершал, пусть твердо отрицает свою вину и занимается своими делами, не давая затянуть себя в открытый конфликт.

Также иногда полезнее промолчать, чем начать оправдываться, тех, кто не реагирует задирать не интересно. Это касается и обидных реплик.

Когда на прозвище ваш ребенок начинает дуться или плакать — это распаляет интерес. Но, если он спокойно ответит: «Да, ты верно заметил, я ношу очки», — это может сбить противника с толку.

Почему он не бесится и не обзывается в ответ? Странный какой-то, может лучше с ним и не связываться.

КОГДА МОЖНО ОТПУСКАТЬ РЕБЕНКА ГУЛЯТЬ ОДНОГО?

Еще один способ отделаться от обидчиков — это завоевать авторитет в классе. Это может быть достижение в учебе, спорте или увлечении. Рано или поздно кто-то обратится к вашему сыну/дочери за помощью с домашкой или вопросом. Тут важно поставить себя правильно. Помогать только в ответ на хорошее обращение.

Очень помогает поиск соратников. В классе всегда есть те, кто держит нейтралитет (обычно это самые умные дети), если удастся подружиться или хотя бы начать с ними общаться, это поможет обидчикам понять, что ваш ребенок не «униженный и оскорбленный», а обычный человек со своими увлечениями и друзьями.

Травля всегда разная, все зависит от личности обидчика, поэтому если эти советы вам не помогают, обратитесь к школьному психологу или классному руководителю, которые лучше знают, кто и как будет себя вести в той или иной ситуации.

Что не надо делать ребенку?

Ребенку ни в коем случае нельзя эмоционально реагировать на обиды. Спокойствие и только спокойствие. Игнорирование бывает лучшим выходом. Ему не стоит лезть в драку, если он не уверен в своих силах, проигрыш еще сильнее обрадует противников, и травля продолжится.

Многие дети принимают свою роль жертвы и терпят все, что с ними делают, а вдруг отстанут? Может и отстанут, а может и нет. Поэтому нельзя давать себя бить, отнимать вещи или ломать их. Надо позволить вмешаться другой стороне — родителям или учителям.

Многие дети стараются начать угождать своим обидчикам — становятся «прилипалами», терпят травлю и выполняют поручения лидера, думая, что они поднимутся со временем по «социальной лестнице» и изгоем станет кто-то еще. Такая позиция очень вредит самооценке, не надо входить в компанию обидчиков, нужно основывать свою.

Какие у травли могут быть последствия?

22% учеников жалуются на снижение успеваемости из-за травли в школе. Жертвы буллинга куда чаще страдают головной болью и болеют. У каждого четвертого подростка, столкнувшегося с этой проблемой, возникает мысль о самоубийстве! Мальчики, подвергающиеся травле, наносят себе физические повреждения в четыре раза чаще, чем те, кого не травят.

Очень опасен долгосрочный эффект травли. У девочек очень часто развивается посттравматическое стрессовое расстройство — реакция организма на психическую травму. Таким расстройством страдают: жертвы терактов; ветераны, пришедшие с войны; люди, пережившие войны, геноцид, природные катастрофы.

Девочки, побывавшие в роли жертв, во взрослом возрасте чаще лежат в психиатрических клиниках и принимают нейролептики, транквилизаторы и антидепрессанты, причем это никак не зависит от того, были они психически здоровы на момент начала травли или нет.

Что делают родители?

Всегда ли родители знают о правилах поведения при травле и какие выходы они выбирают? Мы собрали комментарии родителей с форума u-mama, чтобы показать вам различные взгляды на эту проблему.

«Переводите ребенка, не портите ему жизнь. Это ж сколько комплексов будет у него».

«Узнать надо, в чем причина травли. Если не устранить, то в новой школе будет то же самое».

8 ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ АКТИВНЫХ ДЕТЕЙ

«Меня саму травили в школе. Причина была в том, что я была отличницей в школе, где не принято учиться, „не такая“.

При этом давили, что я якобы толстая (гнобители были не худее) — фигура была не причиной, а поводом, даже когда я сильно похудела, гнобить не перестали.

Но виновата я была сама — когда меня обзывали и били, я начинала плакать. Если бы не плакала, а дала отпор, то вероятно бы отстали».

Источник: https://tlum.ru/news/cto-delat-esli-rebenka-unizaut-v-skole/

Синдром изгоя: что делать, если над ребенком издеваются в школе

Меня унижают в школе

В современной школе проблема буллинга, или травли, стоит остро — по разным оценкам в различных детских группах ее жертвами становятся до 50% детей. Психолог Вячеслав Аманацкий объясняет, кто может стать жертвой травли в классе и как с этим бороться.

По мнению психологов, буллинг — это системная болезнь класса, вызванная тем, что при отсутствии четкой цели, способной сплотить коллектив, дети вынуждены сами искать то, что способно их объединить.

Часто объединяющим фактором становится именно травля другого, поэтому для белорусской школы, в которой обучение зачастую сводится к получению фиктивных оценок и посещению «обязательных» мероприятий, проблема буллинга стоит особенно остро.

Как выбирают жертву

Принято считать, что жертв буллинга выбирают по объективным причинам — должен быть какой-то повод. Действительно, ребенка могут дразнить за то, что он очкарик. Или рыжий. Или прыщавый. Или самый умный. Или самый глупый. Самый молчаливый. Самый навязчивый…

По сути, объектом насмешек может стать любая особенность ребенка. Существуют ли дети вообще без особенностей? Если да, то причиной издевательств может стать тот факт, что этот мальчик, в отличие от других, «самый обычный». Жертву могут дразнить даже за «отсутствующую» особенность — порой кличку «жирный» получает далеко не самый упитанный ребенок в классе.

«В начальной школе я носила брекеты. Помогло. Но кривозубой меня перестали называть только в лицее» (Нина).

По результатам исследований, жертвы травли более чувствительны к насмешкам, ярче («забавнее») реагируют на издевательства. Однако, скорее всего, это не причина буллинга, а ее закономерный результат. Если ребенок уже стал изгоем, советы «не обращай внимания» или «им надоест, они отстанут» принесут только вред. Не надоест и не отстанут. Напускная невозмутимость только раззадорит мучителей.

Стать жертвой травли может абсолютно любой ребенок. И чаще всего причина не в особенностях детей, а в случайном стечении обстоятельств.

Виды буллинга

Основных видов травли четыре. И в большинстве случаев они чередуются и дополняют друг друга.

Физические издевательства могут варьироваться от «невинных» тычков до самого жестокого избиения. В представлении родителей именно они являются наиболее опасными. Однако физическое насилие заметно — и это повышает шансы того, что ребенку в итоге помогут.

Поэтому, чтобы не оставлять улик, мучители могут использовать эмоциональный, или психологический буллинг. Как и в случае физического насилия, диапазон психологического воздействия очень широк — от распускания грязных слухов про жертву до коллективного игнорирования.

Эмоциональный буллинг часто путают с обычной непопулярностью в классе. Однако невнимание и презрение — абсолютно разные вещи. С непопулярным ребенком общаться неинтересно, с отверженным — опасно: можно оказаться на его месте.

«На день святого Валентина у входа в школу раздавали сердечки с номерами, чтоб каждый нашел себе пару. Кто найдет — тому конфеты. Получилось, что у мальчика из моего класса был один номер со мной. Узнав об этом, он демонстративно порвал свое сердечко» (Мария)

«Серая мышка» может привлечь внимание интересным увлечением, учебными успехами, новыми гаджетами. Затравленному это принесет только вред. Его положение схоже со статусом задержанного из криминальных сериалов — все, что он сделает, будет использовано против него.

«Новый телефон? Родители хотят, чтоб ты чувствовал себя менее ущербным?». «Какое красивое платье! Обидно, что на тебе оно висит как на пугале».

Это — словесная травля. Обесценивание. И обесценить можно абсолютно все. Если мальчик займется плаванием, все станут спрашивать, не жмет ли ему «купальник». Займется боксом — будут на каждой перемене «учить держать удар». Если девочка вместо очков станет носить линзы, одноклассницы очень «расстроятся», заявив, что очки хотя бы скрывали ее «кривоносость».

Словесная травля легко превращается в кибербуллинг — издевательства в интернет-пространстве.

Для современных детей информационное пространство куда более реально, чем для их родителей — но интернет-травля к тому же происходит онлайн.

Нельзя отдохнуть от хулиганов дома — ребенка могут преследовать практически круглосуточно, поддерживая жертву во взвинченном состоянии до следующего учебного дня.

В погоне за статусом

Как показывает практика, вовлеченным в травлю оказывается весь класс.

В роли зачинщика обычно выступает главный хулиган класса, но им может стать даже круглый отличник, находящийся на очень хорошем счету у учителей и дирекции. Особенностью зачинщика является высокая и часто неадекватная самооценка.

Он полностью удовлетворен общением и считает, что его статус среди одноклассников высок — ведь чтобы не стать новой жертвой, другие дети подобострастно «уважают» зачинщика.

Результаты анонимных исследований, однако, показывают: преследователь — это последний человек, с которым большинство детей на самом деле хотело бы общаться.

Также зачинщик считает себя слишком добрым (!), и эта иллюзия не исчезает даже в том случае, если агрессору непосредственно указывают на его жестокие действия. Классическое оправдание зачинщика — «если бы не я, жертве было бы куда хуже».

Однако травля — это не конфликт между зачинщиком и жертвой. В конфликте силы примерно равны. В случае травли наблюдается значительный дисбаланс, который достигается за счет помощников преследователя.

Как и предводитель, они имеют крайне низкий реальный статус в классе. Но, в отличие от зачинщика, c его приспешниками водиться никто не хочет в открытую, что делает их еще более жестокими. В конечном счете именно помощники принимают непосредственное участие в травле, тогда как их босс лишь разрабатывает план унижения жертвы.

При буллинге нарушается нормальное развитие жертвы: снижается самооценка, возникают тревожность и депрессивные мысли. Однако привычка преследователей решать все вопросы силой — это тоже нарушение адаптации. Как показывает практика, повзрослев, эти дети составляют основной контингент тюрем в большинстве стран мира. В конечном счете буллинг приносит вред и им.

У жертвы порой есть и защитники. Чаще всего ими становятся эмоционально зрелые дети, которые искренне сопереживают изгою и готовы вмешаться в ситуацию, если насилие переходит всяческие границы. Их участие (даже обычная эмоциональная поддержка) очень значимо, но есть и обратная сторона — если жертве нужны «адвокаты», это может стать еще одним поводом для насмешек.

Помощники жертвы обладают одним из самых высоких статусов в классе — именно он помогает защитникам время от времени вступаться за жертву, не становясь в свою очередь объектом травли.

Однако большая часть класса остается сторонними наблюдателями, не поддерживая буллинг, но и не препятствуя ему. Порой бездействие вызвано тем, что они боятся оказаться на месте жертвы. Однако наблюдатели могут даже одобрять травлю, так как постоянные издевательства над другим учеником поддерживают самооценку «немых» участников травли.

«У нас в классе была одна девочка. Сама в травле не участвовала. Но когда били „Сереженьку“, всегда подходила и молча с улыбкой смотрела. Выглядело жутковато» (Максим)

Дети, которые «ни при чем», тоже страдают от буллинга. Видя, на что способны их одноклассники, немые свидетели боятся, что уже завтра ветер в классе поменяется и роль жертвы придется играть им.

 Такие дети, даже обладая способностями, стараются «не высовываться» на уроке и остаются на позиции середнячка.

Кроме того, роль свидетелей приводит их к патологической боязни публичного осуждения, которая может серьезно помешать самореализации во взрослой жизни.

Роль учителя

О роли учителя в школьной травле существуют два противоположных, но одинаково вредных мифа. Первый — учитель ничего не знает о буллинге, поэтому с него взятки гладки. Второй — учитель прекрасно понимает, что происходит в классе, и разберется без участия родителей.

Первый миф поддерживают сами учителя. Если мама ребенка придет в школу и пожалуется классному на травлю, в большинстве случаев тот сделает вид, что впервые об этом слышит. Однако, как показывают исследования, педагоги не только прекрасно осведомлены о травле, но и способны описать реальную структуру класса лучше, чем психологи, вооруженные самыми точными методиками.

Однако вопреки второму мифу менять ситуацию учителя не стремятся. Более того — порой педагоги сами участвуют в травле ребенка. Унизительно комментируют ответ жертвы. Ставят более низкую оценку. «Не замечают», как ребенка шпыняют в школьном коридоре. Казалось бы, мелочь, но агрессоры понимают — учитель «свой».

«Чтоб не убежал, они сдвигали парты и прижимали меня к стене. Однажды это заметила англичанка и отругала их за порчу школьного имущества. На меня ей было фиолетово» (Олег)

Подобное поведение в большей степени характерно для молодых педагогов.

В ситуации, когда зарплата учителя стремится к уровню бюджета прожиточного минимума, а о престиже профессии просто неудобно говорить, пассивное участие в травле жертвы — это один из немногих способов поднять свой авторитет у остальной части класса.

Однако и опытные педагоги не гнушаются буллингом — ведь в отсутствие реальной цели травля жертвы действительно помогает сплотить детей. Учителя младших классов, способные сами обозначать жертву, используют угрозу унижений как дополнительную нагрузку к плохой оценке.

Иногда учителя настраивают против ребенка не только класс, но и родителей, которые пришли разобраться с ситуацией. Чаще всего это подается в красивой обертке: «Ваш ребенок такой умный (тонкий, ранимый, талантливый) — его неизбежно будут травить обычные дети». Верить этому нельзя — учитель не хвалит ребенка, учитель выгораживает себя.

Однако порой педагоги напрямую обвиняют родителей в том, что они не научили сына «взаимодействовать с коллективом». В этом случае учителю стоит напомнить, что коллектив — это группа, нацеленная на решение общественно полезных целей, например, обучения.

А класс, в котором основной целью является травля жертвы, не может называться коллективом.

«Наш классный руководитель хороший, он такого делать не будет», — думают многие. К сожалению, не факт. Даже хорошие учителя порой опускаются до травли. Часто неосознанно затравленный ребенок поневоле вызывает у многих педагогов отторжение.

«Больше всего я ненавидела, когда мама приходила с родительского собрания и говорила бабушке с дедушкой, как же „нам“ повезло с классной руководительницей.

А эта замечательная классная очень любила шутить на тему того, что деловой стиль одежды подходит всем, кроме меня, потому что на мне все как на корове седло» (Алина).

Однажды мама все-таки отпросилась со своего завода к «заслуженному учителю», который вел продленку. Маме было сказано «Ваша дочь – слишком упрямая, и ее надо ломать».

Разумеется, к мнению учителей можно, а в некоторых случаях нужно прислушиваться. Но для родителя на первом месте должны быть не интересы «коллектива», а чувства его собственного ребенка.

Что делать

Анжелика Василевская, TUT.BY

Универсальных рецептов того, как справиться с травлей в школе, не существует. Однако важно помнить: нет детей, которых травят, есть классы, в которых любой может подвергнуться издевательствам. Нельзя обвинять ребенка, называть его слабаком, подзуживая дать сдачи. Не поможет.

В лучшем случае жертву перестанут избивать — однако никто не помешает обидчикам обзываться или незаметно портить вещи ребенка. Но скорее всего, попытка отпора просто сорвет обидчикам всякие тормоза.

Совет не обращать внимания может помочь на стадии, когда класс только выбирает жертву — в этом случае есть шанс попасть в категорию наблюдателей (однако их роль тоже незавидна).

Травля — это болезнь класса, и решать ее нужно системно. Если учитель адекватный — можно обратиться за помощью к нему. Но адекватный — не вежливый, не хороший предметник, а тот, который готов реально разобраться с проблемой.

Порой удается найти поддержку у других родителей. На вашей стороне могут быть мамы и папы других жертв, их защитников, порой — сторонних наблюдателей. Помощь может прийти и с самой неожиданной стороны — нередко родители зачинщиков приходят в ужас, когда узнают, чем их чадо на самом деле занимается в школе.

Если поддержка найдена, с классом придется работать комплексно. Как именно — хорошо расписано в статье психолога Людмилы Петрановской. Важно помнить: чем раньше удастся определить проблему и начать работу, тем больше шансов на успех. В младшей школе авторитет взрослого выше, а отношения в классе более пластичны.

Если решить проблему не получилось, лучше перейти в другую школу. Однако нельзя превращать это в бегство. «Где не будут бить» — плохой мотив. Нужна уважительная причина — перевестись в заведение с более высоким уровнем педагогов, или хорошим спортзалом, или эстетическим уклоном. Лучше всего, если ребенок сам выберет школу в соответствии со своими интересами.

«Не могу сказать, что в началке меня прямо травили, но помню, что отношение одноклассников было лучшим мотивом, когда поступала в гимназию» (Света)

К переводу следует подготовиться. Часто затравленные дети, попадая в новый класс, по привычке воспринимают даже самые доброжелательные шутки одноклассников как угрозу и избегают общения. Это не сделает ребенка изгоем — однако роль серой мышки тоже не самая завидная.

За помощью лучше обратиться к психологу — простые наставления вряд ли помогут. Можно обратиться к частному или государственному специалисту.

А можно — к психологу в той школе, в которую ребенок собирается перейти. Тянуть с визитом не следует: психологическая травма — не насморк, и за один сеанс не лечится.

Кроме того, хорошо, если психолог будет работать с ребенком и в период адаптации в новом коллективе.

Источник: https://news.tut.by/society/524870.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.