Меры общего характера

Проблемы исполнения постановлений ЕСПЧ

Меры общего характера

Ратифицировав в марте 1998 г.

Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (Конвенцию) Россия признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и приняла обязанность исполнения его окончательных постановлений по делам, в которых она является стороной.

Вместе с тем, специалистами давно отмечается наличие в России системных проблем, связанных с неисполнением постановлений ЕСПЧ. В 2015 г. Россия входила в тройку европейских стран, лидирующих по количеству неисполненных решений ЕСПЧ.

Во многих государствах именно конституционные суды способствуют достижению правовой определенности в вопросе юридического статуса постановлений ЕСПЧ. К сожалению, отношения между Конституционным Судом РФ (КС РФ) и ЕСПЧ являются далеко не радужными, и в последнее время они особенно омрачены разногласиями по ряду дел (П. Штукатуров, К. Маркин, Н. Алексеев и другие).

Не касаясь развернувшейся дискуссии о пределах вмешательства международных органов в национальную юрисдикцию[1], отмечу лишь, что прослеживается устойчивое стремление национальных компетентных лиц подчеркнуть вторичный характер права Конвенции и постановлений ЕСПЧ по отношению к национальному праву и суверенным интересам государства. На мой взгляд, это не может не вызывать озабоченности, поскольку природа разногласий о пределах вмешательства в национальную юрисдикцию заключается в том, что КС РФ отдает предпочтение абсолютизированной защите суверенных интересов государства, а ЕСПЧ – правам и свободам личности.

В отличие от практики европейского конституционного правосудия, которая не предусматривает возможность проверки конституционности решений международных органов, в России при непосредственном участии КС РФ создан правовой механизм, позволяющего при определенных условиях не выполнять постановления ЕСПЧ. 14 июля 2015 г. КС РФ принял постановление, в котором признал право законодателя предусмотреть специальный правовой механизм разрешения вопроса о возможности или невозможности исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ, в том числе в части мер общего характера[2]. По мнению КС РФ Россия может в порядке исключения отступить от выполнения возлагаемых на нее обязательств, когда такое отступление является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих принципов и норм Конституции РФ.

Изложенные правовые позиции КС РФ нашли свое выражение и юридическое оформление в виде изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Теперь КС РФ по запросам уполномоченного федерального органа исполнительной власти вправе рассмотреть вопрос и принять решение о возможности или невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Речь идет о возможности невыполнения не только постановлений ЕСПЧ, но и решений таких органов, как Комитет по правам человека, Рабочая группа по произвольным задержаниям и другие, которым ранее он давал высокую оценку[3], а также возможности неисполнения постановлений ЕСПЧ в части мер общего характера, направленных совершенствование законодательства и правоприменительной практики для устранения существующих причин способствующих нарушению прав и свобод граждан.

Исполнять или не исполнять?

Надо сказать, что созданный механизм уже нашел свое воплощение. 19.04.2016 г.

КС РФ принял постановление[4], в котором признал невозможным исполнение постановления ЕСПЧ «Анчугов и Гладков против Российской Федерации» в части мер общего характера, предполагающих внесение изменений в российскую правовую систему, которые позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы по приговору суда и в части мер индивидуального характера – в отношении осужденных граждан С.Б. Анчугова и В.М. Гладкова.

С одной стороны, КС РФ поступил вполне логично и последовательно в духе ранее высказанных субъективных и социально-политических установок на решение этой проблемы.

С другой стороны, насколько мне известно, до настоящего случая ни одно государство-ответчик прямо не заявляло об отказе исполнить постановление ЕСПЧ.

И мы рискуем остаться единственным государством – членом Совета Европы, пренебрегающим выполнением международных обязательств, прикрываясь суверенными интересами государства, а не ст.

2 Конституции РФ, провозглашающей: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

На мой взгляд, разумнее рассматривать государственный суверенитет per se не как защиту от вмешательства во внутренние дела, а как ответственность, которую должно нести каждое отдельное государство за нарушения прав и свобод граждан, которые оно обязано было предотвратить.

Позиция КС РФ об автономности защиты прав и свобод человека и гражданина и попытке сделать его внутренним делом государства не может не вызывать беспокойства, ведь современное право глобально по своей природе.

Такие основополагающие права, как право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и другие не могут быть только национальными. Более того, эти права во всех странах и правовых системах понимаются одинаково. Все остальное в большей степени – вопрос их унификации и универсализации.

Либо придание праву ценности, несовместимой с суверенными интересами государства.

По мнению КС РФ, выявленные ЕСПЧ структурные недостатки национальных правовых систем и предложения путей к их устранению может приводить к конфликту с конституционным законодателем, полномочия которого основаны на принципах государственного суверенитета, верховенства и высшей юридической силы Конституции в правовой системе России. Вновь наблюдается теодицея оправдания ограничения защиты прав и свобод граждан необходимостью защиты суверенных интересов государства.

В своем причудливом толковании и многократном упоминании, как заклинание, не имеющее конкретного смысла, государственного суверенитета, КС РФ совершенно не учел важное обстоятельство.

Ратифицировав Конвенцию, Россия обязана ее добросовестно выполнять и согласно ст.

27 Венской конвенции о праве международных договоров, она как участник «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения договора».

При этом КС РФ выразил готовность к поиску правомерного компромисса ради поддержания этой системы, оставляя за собой определение степени своей готовности к нему.

Со стороны национальных органов было бы последовательным принятие непротиворечивого решения: либо добросовестно выполнять принятые международные обязательства (без каких-либо оговорок и оправданий), либо выходить из юрисдикции ЕСПЧ, о чем давно говорил В.Д. Зорькин: «Россия, если захочет, может выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека»[5].

Если выходом из юрисдикции ЕСПЧ суверенные интересы государства останутся нетронутыми и неприкосновенными, то что же останется с правами граждан, и самое главное – с их реализацией и защитой? Но надеюсь, что здравый смысл все же восторжествует и КС РФ впредь будет принимать не политически мотивированные, а чисто правовые решения.

К чему это приведет?

Во-первых, неисполнение постановлений ЕСПЧ повлечет нарушение принципа международного права pacta sunt servanda, приведет к фактическому отказу России от исполнения принятых международных обязательств и нанесет серьезный ущерб ее авторитету.

Во-вторых, в сложившейся ситуации вероятно злоупотребление и признание невозможным исполнения ряда постановлений ЕСПЧ, в т.ч. решения по которым еще не приняты (дело К. Маркина, акционеров ЮКОСа, Pussy Riot, выборы 2011 г в Государственную Думу, «болотное» дело, жертвы дискриминации «закона Димы Яковлева» и другие) и возможен рост количества неисполненных решений межгосударственных органов.

В-третьих, в этих условиях по-видимому сохранятся условия, приводящие к системным нарушениям прав и свобод граждан, что негативно отразится на их защите.
[1] Зорькин В.Д. Предел уступчивости // Российская газета. 2010. № 246; Лекция Председателя Конституционного суда Российской Федерации В.Д. Зорькина. Ответы на вопросы // Российская Конституция: первые 20 лет: Цикл лекций в Государственной Думе. 18 марта – 22 апреля 2013 года. М.: Издание Государственной Думы, 2013. С. 24-45.

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 г.

№ 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 30. Ст. 4658.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/05/17/problemy_ispolneniya_postanovlenij_espch

Исполнение решений ЕСПЧ (Европейского суда)

Меры общего характера

В последнее время увеличилось количество разговоров об эффективности Европейского суда в контексте самой возможности исполнения решений ЕСПЧ.

Катализатором стало известное дело ЮКОСа (выплата €1,866 млрд), с которым связывают появление в России механизма, позволяющего правительству обращаться в Конституционный суд с вопросом о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ.

На самом деле дело ЮКОСА в ЕСПЧ было далеко не первым, с исполнением которого возникли сложности в России, но оно без сомнения стало причиной появления легального механизма для возможности неисполнения актов Европейского суда.

Надо отметить, что такая ситуация, однако, на сегодняшний день не приводит к серьезным проблемам для заявителей. Ситуации массового неисполнения решений ЕСПЧ нет.

Если судить по сухим цифрам статистики, то можно говорить даже об увеличении в бюджете расходов на выплаты по постановлениям ЕСПЧ (с 500 млн. рублей в 2016 году до 1 млрд. Рублей в 2017 году).

Поэтому можно дать утвердительный ответ на вопрос: Выплачивает ли Россия по искам ЕСПЧ?

Россия в большинстве случаев исполняет решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), связанные с денежной компенсаций и применением индивидуальных мер (в т.ч. пересмотром судебных актов (приговоров)), однако с трудом идет на принятие мер общего характера, то есть изменения законодательства и практики применения законов, ставших причиной для массового обращения в ЕСПЧ.

https://www.youtube.com/watch?v=_k0X0dl0pVw

Все сказанное выше означает, что обжалование в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека) по-прежнему является эффективным механизмом для защиты нарушенных прав и законных интересов граждан и юридических лиц, в том случае если при рассмотрении дел в отношении них были нарушены нормы конвенции. Значение Европейского суда нельзя недооценивать.

Выплата присужденной компенсации

С выплатой присужденной Европейским судом денежной компенсации, как правило, в России проблем не возникает (за исключением нескольких дел, где ЕСПЧ значительно разошелся с Конституционным судом во взглядах).

Аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде спустя три месяца с момента вступления решения ЕСПЧ в законную силу (это может произойти и раньше) направляет заявителю письмо с просьбой открыть личный счет в банке. На него перечисляется указанная в решении Европейского суда сумма.

Если непосредственно заявитель не имеет возможности производить банковские операции (поскольку отбывает наказание в местах лишения свободы), за него по нотариальной доверенности это вправе сделать родственник или представитель.

Пересмотр дела

В соответствии с нормами действующего законодательства (ст. 392 ГПК, ст. 350 КАС РФ, ст.

311 АПК РФ), основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам является установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд.

Согласно абзацу второму п. 11 Постановления Пленума ВС от 10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вступившее в законную силу судебное постановление пересматривается по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление.

 Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменено или принято новое судебное постановление, производится судом, изменившим судебное постановление или принявшим новое судебное постановление.

Срок для подачи заявления о пересмотре дела – три месяца со дня вступления в силу соответствующего постановления Европейского Суда по правам человека.

К заявлению о пересмотре судебных актов по новым обстоятельствам должны быть приложены копии документов, подтверждающих новое обстоятельство.

При этом если у заявителя нет перевода постановления ЕСПЧ на русский (такие постановления выносятся на французском или английском языках), то по ходатайству судья может обратиться с запросом в аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека о предоставлении текста неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, установившего нарушение РФ Конвенции и (или) Протоколов к ней.

Даже в том случае, если лицо, обратившееся с заявлением о пересмотре судебного акта в связи с установлением Европейским судом нарушения Конвенции, не приложило текст неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, на которое имеется ссылка в заявлении, либо текст постановления приложен на одном из официальных языков Совета Европы, то судья должен принять к производству заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта.

Суд рассматривает заявление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в судебном заседании. Стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению указанных заявления, представления.

По результатам рассмотрения суд выносит определение об удовлетворении заявления и отменен судебных постановлений или об отказе в пересмотре. В случае отмены судебного дело рассматривается судом по обычным правилам.

Таким образом механизм признания и исполнения решений ЕСПЧ известен и процедура его применения хорошо знакома нашим судам. Главное добиться признания Европейским судом нарушенных прав по такой статье Конвенции, которая дает большую вероятность для пересмотра именно Вашего дела.

Источник: https://euroclaim.ru/ispolnenie-reshenij-espch/

Еспч в россии

Меры общего характера

Обзор

В соответствии с документами Совета Европы исполнение решений ЕСПЧ должно включать в себя:

  • выплату компенсации, назначенной ЕСПЧ;
  • принятие, в случае необходимости, индивидуальных мер для того, чтобы восстановить, насколько это возможно, положение пострадавшей стороны, как оно было до нарушения Конвенции; эти меры могут включать в себя возобновление юридических процедур на национальном уровне, предоставление вида на жительство, аннулирование судимости и пр.;
  • принятие, в случае необходимости, мер общего характера, с целью предотвратить новые аналогичные нарушения Конвенции; эти меры могут включать в себя конституционные, законодательные и иные нормативные изменения, изменения правоприменительной или судебной практики, публикацию и распространение решений ЕСПЧ.

В то время как российские власти аккуратно и своевременно выполняют обязательства по выплате компенсаций, процесс реализации индивидуальных и общих мер не столь  эффективен, хотя компетентные государственные органы предпринимают определенные шаги по принятию индивидуальных и общих мер в связи с исполнением отдельных решений ЕСПЧ.

В процессе подготовки к предыдущим раундам консультаций ЕС-Россия по правам человека, российские НКО указывали, что недостатки в исполнении индивидуальных и общих мер обусловлены тем, что усилия российских властей по исполнению решений ЕСПЧ не систематичны и не скоординированы должным образом.

Мы полагаем, что создание эффективных механизмов исполнения решений ЕСЧП в России должно стать предметом обсуждения во время ближайшего и последующего раундов консультаций ЕС-Россия по правам человека.

Принятиемериндивидуальногохарактера:

К настоящему времени в России не были созданы достаточные правовые и административные механизмы для принятия мер индивидуального характера.

Возможность возобновить производство по делу и пересмотреть вступившее в законную силу решение в связи с необходимостью выполнения решения ЕСПЧ предусмотрена только в уголовно-процессуальном и арбитражном законодательстве.

Тем не менее, недавние примеры показывают, что возобновление уголовного производства после вынесения решений ЕСПЧ не во всех случаях приводит к устранению нарушений, выявленных ЕСПЧ. Например, ЕСПЧ признал, что г-н Попов был осужден в нарушение статьи 6 Конвенции. ЕСПЧ указал, что национальные суды не установили должным образом доказательства вины Попова .

После вынесения решения ЕСПЧ Верховный Суд РФ возобновил рассмотрение дела заявителя. В результате нового судебного разбирательства заявитель был вновь осужден и приговорен к сроку лишения свободы равным уже отбытому.

Как следует из пояснений представителей заявителя, новое рассмотрение дела не повлекло за собой устранения нарушений, допущенный в ходе первоначального разбирательства его дела.

Аналогичным образом в ряде других случаев, в которых ЕСПЧ установил отсутствие эффективного расследования по жалобам на пытки или лишение жизни, национальные органы власти возобновляли следствие, однако новые расследования представляются столь же неплодотворными, как те, которые ЕСПЧ признал неэффективными. Возможно, что в ряде случаев возобновление производства по уголовному делу представляет собой формальность, а не эффективный способ восстановления нарушенных прав.

В то время, как законодательство предлагает некоторые возможности для принятия мер индивидуального характера в рамках уголовного и арбитражного производств, подобные правовые механизмы отсутствуют в административном и гражданском процессах.

Это затрудняет возможность принятие индивидуальных мер, требуемых в связи с конкретными решениями ЕСПЧ (например – в деле Шофман против России ). В феврале 2007 г.

Верховный Суд РФ направил в Государственную Думу РФ законопроект, предполагающий внесение в Гражданский процессуальный кодекс нормы, позволяющих пересматривать вступившие в законную силу решения национальных судов, если это требуется для исполнения решений ЕПСЧ. Однако в ноябре 2007 г.

Дума отклонила это предложение по неизвестным причинам. Отсутствие указанных правовых положений продолжает препятствовать эффективному исполнению решений ЕСПЧ в части реализации мер индивидуального характера.

Кроме того, не существует норм, которые обеспечивали бы принятие индивидуальных мер, которые требуют не судебного вмешательства, а действий органов исполнительной власти.

Принятиемеробщегохарактера:

Компетентные органы власти РФ предпринимают некоторые шаги, для реализации мер общего характера требуемых для исполнения некоторых решений ЕСПЧ. Например, в сентябре 2008 г.

Верховный Суд РФ Верховный Суд РФ внес в Государственную Думу РФ законопроект, предполагающий создание национальных механизмов защиты от нарушений права на судебное разбирательство в разумный срок и на своевременное исполнение судебных решений.

Создание такого механизма может стать важнейшим шагом по исполнению решений ЕСПЧ, поскольку жалобы на длительность судебных процессов и на неисполнение решений национальных судов составляют основную часть обращений, подаваемых населением России в Страсбург.

Как следует из вышеупомянутого отказа принять законопроект, предусматривающий условия для принятия мер индивидуального характера в гражданском процессе, законодательный орган не всегда рассматривает в качестве приоритета принятие мер для исполнения решений ЕСПЧ. В феврале 2008 г.

Представитель РФ в ЕСПЧ отметила, что в России отсутствуют механизмы, которые обеспечивали бы своевременную коррекцию законодательства в соответствии с решениями ЕСПЧ .

Соглашаясь с этим заявлением мы также хотим отметить, что в России  отсутствуют правила, определяющие полномочия и ответственность различных органов власти в сфере исполнения решений ЕСПЧ равно как и механизмов координации действий разных органов власти направленных на исполнение решений ЕСПЧ.

В результате усилия по исполнению решений ЕСПЧ, в тех случаях когда они предпринимаются, оказываются недостаточно эффективными.

Кроме того, компетентные органы власти в некоторых случаях не предпринимают мер общего характера по некоторым категориям дел, рассмотренных ЕСПЧ.

Например, не предпринимается шагов по обеспечению прав пациентов психиатрических учреждений, несмотря на то, что ЕСПЧ приняло первое решение, выявившее наличие системных проблем в сфере недобровольной госпитализации еще в 2003 г. .

ПубликацияираспространениерешенийЕСПЧ

Для того, чтобы обеспечить соответствие правоприменительной практики стандартам, установленным ЕСПЧ, необходимо иметь систему информирования должностных лиц, судей, юристов и общества в целом о решениях ЕСПЧ.

Следует отметить, что большинство российских судей, следователей и сотрудников прокуратуры, адвокатов и других представителей юридического сообщества не могут использовать официальную страницу ЕСПЧ, так как Суд публикует свои решения только на английском и французском.

Представитель РФ в ЕСПЧ отвечает за информирование Верховного Суда и других структур о решениях ЕСПЧ в отношении России. Для исполнения этой обязанности офис Представителя переводит соответствующие решения на русский язык. Однако отсутствует информация о том, насколько эти переводы доступны рядовым судьям и чиновникам, которые рассматривают большинство обращений граждан за защитой их прав.

Также важно отметить, что переводы, выполняемые Представителем РФ в ЕСПЧ, не публикуются в официальных источниках (за исключением нескольких первых решений, которые были напечатаны в Российской газете – месте официальной публикации правовых документов).

В то же время все правовые акты в России подлежат официальной публикации, в противном случае они не могут применяться.

Таким образом, отсутствие официальных публикаций переводов решений ЕСПЧ не позволяет судьям рассматривать и использовать их в качестве источников права при рассмотрении конкретных дел.

Юридическое, экспертное и правозащитное сообщества собственными усилиями переводят и публикуют отдельные решения ЕСПЧ. Однако такие переводы служат лишь целям общего информирования. Если граждане или их представители пытаются сослаться на эти переводы в судах или при взаимодействии с должностными лицами, они зачастую сталкиваются с отказом принять эти документы во внимание.

Заключение

В России отсутствуют правила распределения полномочий и ответственности за исполнение решений ЕСПЧ между различными органами власти а также нет механизмов координации действий, предпринимаемых в этой сфере.

В России отсутствуют механизмы мониторинга (особенно на местном уровне) исполнения законов и директив, принятых во исполнение решений ЕСПЧ. Отсутствие подобного мониторингового механизма позволяют чиновникам на местах сохранять привычные практики, приводящие к нарушению Конвенции, и избегать принятия надлежащих индивидуальных мер, вытекающих из решений ЕСПЧ.

В отсутствие системы официальной публикации переводов решений ЕСПЧ сложно обеспечить их должный учет в национальной правоприменительной практике.

Государственные образовательные стандарты для юридической профессии не включают в себя преподавание Конвенции и решений ЕСПЧ, в то время как нехватка соответствующих специалистов среди судей, должностных лиц и практикующих юристов служит препятствием для эффективного исполнения решений ЕСПЧ.

Дискуссии в Совете Европы показывают, что исполнение решений ЕСПЧ – важный вопрос защиты прав человека не только для России, но и для ряда других государств-участников.

В то же время у некоторых европейских стран (включая членов ЕС) есть положительный опыт в этой сфере.

По этой причине способы совершенствования системы исполнения решений ЕСПЧ должны стать предметом диалога Россия-ЕС о правах человека.

Popov v. Russia (Application no 26853/04), judgment of 13 July 2006.

Shofman v. Russia (Application no. 74826/01), judgment of 24 November 2005.

Резолюция Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 6 февраля 2007 г. №4.

Ведомости, № 33, 22 февраля 2008 г. 

Rakevich v. Russia (Application no. 58973/00), judgment of 28 October 2003.

Источник: http://old-history.narod.ru/esphru.html

Правовые последствия принятия решения Европейским судом по правам человека. Исполнение решений Европейского суда в части принятия мер индивидуального и общего характера

Меры общего характера

Подписав и ратифицировав  Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия в Законе о ее ратификации 30 марта 1998 г. согласно ст. 46 Конвенции («Обязательная сила и исполнение постановлений») признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека и обязательный характер исполнения решений Европейского суда.

На практике это означает, что Российская Федерация как государство-ответчик в случае признания Европейским судом нарушения того или иного права заявителя, предусмотренного Конвенцией, обязана принять как меры индивидуального характера, так и меры общего характера.

Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения этой Конвенции.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу п. 1 ст. 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти РФ, в том числе и для судов.

Пункт 2 ст. 46 Конвенции предусматривает: “Окончательное постановление Суда направляется в Комитет министров Совета Европы, который осуществляет надзор за его исполнением”.

Комитет министров является основным исполнительным органом Совета Европы и в этом качестве решает все вопросы, связанные с деятельностью организации, в том числе политические, административные, финансовые, а также многие другие проблемы межгосударственного сотрудничества.

Тем не менее в рамках Конвенции Комитет министров наделен особой функцией надзора за исполнением решений Европейского суда, и ее не следовало бы смешивать с другими аспектами деятельности Комитета. Заседания, специально посвященные контролю за исполнением решений Суда (заседания DH), проводятся, как правило, каждые два месяца, то есть шесть раз в год.

На практике Комитет иногда рассматривает особо срочные вопросы, касающиеся исполнения решений, и на регулярных заседаниях.

Согласно Уставу организации Комитет министров состоит из министров иностранных дел государств-участников. Заседания Комитета с личным участием министров иностранных дел проводятся лишь два раза в год. На всех остальных заседаниях, в том числе на тех, которые посвящены контролю за исполнением решений Европейского суда, министры представлены их постоянными представителями при Совете Европы.

В соответствии с существующей процедурой решение Суда в день его вынесения направляется с сопроводительным письмом Секретариата Суда в Комитет министров. Как только решение Суда, констатирующее нарушение Конвенции, становится окончательным, оно ставится на повестку дня ближайшего заседания DH Комитета министров.

После этого решение Суда рассматривается Комитетом министров периодически, с интервалами, как правило не превышающими шесть месяцев (интервалы зависят от срочности вопросов, связанных с исполнением каждого судебного решения), до тех пор пока Комитет не сочтет решение исполненным и соответственно не завершит его рассмотрение принятием закрывающей дело резолюции.

До того как Комитет завершит рассмотрение дела, он может принимать на различных этапах контроля так называемые предварительные резолюции, в которых выражает свою позицию по различным вопросам, связанным с исполнением решений Суда.

Комитет министров начинает рассмотрение каждого судебного решения с требования к государству-ответчику проинформировать его о мерах, принятых для исполнения данного решения.

На основании предоставленной государством-ответчиком информации Комитет министров производит контроль выплаты установленной Судом денежной компенсации, а также, где необходимо, контролирует принятие мер индивидуального и общего характера с целью устранения последствий нарушений Конвенции и предотвращения новых подобных нарушений в будущем.

Безусловно, самый ощутимый элемент судебного решения – в большинстве случаев присуждение заявителю «справедливой компенсации», то есть определенной денежной суммы, с целью возмещения материального и/или морального ущерба, нанесенных нарушением Конвенции, а также судебных издержек, связанных с этим нарушением.

Контролируя исполнение решения Суда, Комитет министров, разумеется, следит за выплатой присужденных денежных сумм и возможных процентов за просрочку. В ходе рассмотрения судебного решения государство информирует Комитет министров о факте и дате выплаты денежной компенсации.

Секретариат регистрирует факт и дату выплаты и в случае их соответствия условиям, определенным Судом в его решении, Комитет закрывает финансовый аспект дела.

Следует отметить, что при контроле за выплатой компенсации Комитет министров практически не имеет свободы действия и призван строго проконтролировать передачу соответствующих сумм в распоряжение заявителя или его представителя в соответствии с буквой судебного решения.

Комитет министров систематически контролирует, где считает необходимым, принятие государствами мер индивидуального характера с целью устранения возможно имеющихся последствий нарушения для заявителя и принимает меры общего характера, чтобы предотвратить риск подобных нарушений Конвенции в будущем. Именно контроль за принятием нужных мер и является основной деятельностью Комитета министров при надзоре за исполнением решений Суда.

https://www.youtube.com/watch?v=2UGBTkouO34

Меры индивидуального характера преследуют цель прекращения нарушений, продолжающихся во времени, и устранения последствий нарушений, совершенных в прошлом, с целью восстановления, насколько это возможно, ситуации, которая имела место до нарушения Конвенции (restitutio in integrum).

Во многих случаях restitutio in integrum невозможно ввиду самого характера нарушения. Например, при нарушении ст. 3 Конвенции вследствие пыток или дурного обращения по определению невозможно восстановить ситуацию в том виде, в котором она существовала до совершения нарушения. Единственной компенсацией в данном случае может быть компенсация материального и морального ущерба.

Тем не менее в ряде дел ущерб, нанесенный заявителю, может быть реально компенсирован лишь посредством принятия государством-ответчиком особых мер, с тем чтобы приблизиться к restitutio in integrum. Необходимость таких мер и их характер зависят от обстоятельств дела.

Яркий и наиболее часто встречающийся пример меры индивидуального характера – это снятие наложенной в нарушение Конвенции судимости и/или восстановление неправомерно изъятых прав.

Другой мерой индивидуального характера, принимаемой при исполнении решений Суда, является пересмотр внутренними судами дела, в котором было найдено нарушение Конвенции.

В отличие от мер индивидуального характера мерами общего характера являются меры, принимаемые государством с целью предотвращения в будущем новых нарушений Конвенции, подобных тем, которые были выявлены в решениях Суда.

Огромная важность мер общего характера состоит в том, что они по определению выходят за пределы данного конкретного дела и затрагивают широкий круг лиц. Принятие мер общего характера подразумевает прежде всего анализ причин, приведших к нарушению Конвенции, и поиск путей их устранения.

Какие жалобы в Европейский суд по правам человека признаются приемлемыми, критерии и условия:

Источник: https://legalquest.ru/evropejskij-sud/pravovye-posledstviya-prinyatiya-resheniya-evropejskim-sudom-po-pravam-cheloveka-ispolnenie-reshenij-evropejskogo-suda-v-chasti-prinyatiya-mer-individualnogo-i-obshhego-xaraktera.html

Место решений европейского суда по правам человека в правовой системе российской федерации – международный журнал

Меры общего характера

Низельская О.В. Место решений Европейского суда по правам человека в правовой системе Российской Федерации // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2017. –Т. 2. №3. – С. 208-211.

МЕСТО РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О.В. Низельская, магистрант

Балтийский федеральный университет им. И. Канта

(Россия, г. Калининград)

Аннотация. В статье исследуется правовая природа решений Европейского суда по правам человека, их свойства и виды. Сделала выводы о том, что в российском законодательстве отсутствует правовой механизм исполнения решений Европейского суда по правам человека. Рассматриваются виды исполнения решений Европейского Суда по правам человека и причины неисполнения.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Конституционный суд Российской Федерации, исполнение решений Европейского суда по правам человека.

В 1998 году ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция),  Россия приняла на себя обязательства по исполнению окончательных постановлений Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) по делам, в которых она является стороной.

Статистика показывает, что из года в год в Страсбургский суд поступает немало дел из России, за 2015 год ЕСПЧ было принято 116 постановлений по делам против России, из них в 109 найдены нарушения [1].

Изменения в законодательной и правоприменительной сфере, которые были внесены российскими властями после вынесения окончательных решений ЕСПЧ, не оказали должного влияния в сфере защиты прав человека.

Следовательно, права и свободы граждан систематично нарушаются, а страны-участницы Европейской Конвенции, в том числе и Россия, игнорируют или открыто отказываются исполнять постановления ЕСПЧ. Тема исполнения постановлений ЕСПЧ вызывает интерес не только в России, но и в других государствах-участниках Конвенции, поэтому привлекает пристальное внимание и российских и зарубежных ученых.

Согласно ч. 4 ст.

15 Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации, поэтому Конвенцию можно отнести к числу самостоятельных источников конституционного права среди международных договоров России.

Между тем, включение норм международного права в правовую систему нашей страны изменяет ее содержание и структуру, дополняя нормативную базу, и превращает правовую систему Российской Федерации из суверенно-замкнутой во взаимодействующую с международной правовой системой [2, с. 54].

Решения ЕСПЧ принимаются в форме постановления, которые имеют надгосударственный характер.

От национальных судебных решений постановления ЕСПЧ отличает наличие декларативного характера: не содержат конкретных указаний на меры, которые должны быть приняты государством-ответчиком для устранения выявленных нарушений.

Однако, если недостаточно констатации нарушения Конвенции, ЕСПЧ принимает специальные пилотные постановления. В таких решениях ЕСПЧ четко устанавливает способ приведения нормативных предписаний в действие.

В связи с этим, в науке принято условно разделять все постановления ЕСПЧ на две группы: ординарные, прецедентные постановления, принимаемые по большинству дел, и неординарные, «пилотные» постановления, которые принимаются в особых случаях [3, с. 155].

В ординарных постановлениях ЕСПЧ констатируется факт нарушения конкретных статей Конвенции государством-ответчиком, а также содержатся размытые формулировки мер, которые должны быть приняты для ликвидации нарушений.

В случае, когда необходимо разрешить большое количество индивидуальных мер, вытекающих из одной и той же проблемы на национальном уровне, содействовать скорейшему и эффективному их разрешению, принимаются «пилотные» постановления.

Особенность пилотных постановлений заключается в том, что в них используют нормативные предписания, таким образом, Европейский Суд по правам человека дает предписания государству-ответчику об обязанности внести изменения в закон.

Так, например, в первом «пилотном» постановлении ЕСПЧ «Бурдов против России» № 2 сказано, что власти государства-ответчика обязаны ввести в течение шести месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учетом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда [4].

Согласно статье 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных  свобод и Протоколов к ней», Российская Федерация признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека [5], следовательно, признает и постановления ЕСПЧ, которые принимаются в отношении России.

Для Российской Федерации обязательны не только решения ЕСПЧ, принимаемые по конкретным делам, где Россия является стороной в споре, но и решения, содержащие нормативное толкование конвенционных положений, обретающих значение правовых позиций ЕСПЧ [6].

На обязательность решений ЕСПЧ указывает и Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В п.

11 он отмечает, что «в силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов» [7].

Из свойства обязательности решений ЕСПЧ вытекает свойство исполнительности судебного акта. Особенности исполнения ЕСПЧ связаны с порядком вынесения и свойствами, которыми они обладают. Исполнимость постановлений ЕСПЧ означает привести судебный акт в действие органом государственной власти, которому оно адресовано.

В решениях ЕСПЧ не указывается, какие меры необходимо принять для устранения нарушения, в резолютивной части постановления может содержаться следующие компоненты: выплата справедливой компенсации и возмещение судебных издержек, принятие мер индивидуального характера, осуществление мер общего характера [3, с. 159].

Целью выплаты справедливой компенсации и возмещения судебных издержек является восстановление имущественного положения заинтересованного лица, которое обратилось в Европейский суд по правам человека. Меры индивидуального характера преследуют цель восстановления ситуации, которая имела место до нарушения Конвенции.

Меры общего характера преследуют цель предотвращения в будущем нарушений, которые имели место в конкретном деле.

К самым распространенным мерам общего характера относят внесение изменений в законодательство, принятие новых нормативно правовых актов государством-ответчиком, изменение правоприменительной практики судебными и исполнительными органами государственной власти.

В Российской Федерации полномочиями по изучению правовых последствий постановлений  Суда, вынесенных в отношении России, наделен Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека (далее – Уполномоченный), в соответствии с Указом Президента «Об Уполномоченном Российской Федерации при Европейском суде по правам человека — заместителе Министра юстиции Российской Федерации». Уполномоченный изучает правовые последствия постановлений ЕСПЧ, подготавливает рекомендации по совершенствованию законодательства РФ и правоприменительной практики, обеспечивает совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти разработку соответствующих законопроектов и нормативно правовых актов [8].

Неисполнение постановления ЕСПЧ является нарушением международных обязательств Российской Федерации, что может поставить вопрос о международно-правовой ответственности России.

Однако, каждый раз, когда Европейский Суд принимает решение о нарушении Конвенции, появляется конфликт, так как идет прямое указание, что национальные суды были не правы в своей оценке по соответствующему делу. Если же Страсбургский суд и Конституционный суд (далее – КС РФ) разойдутся в оценке рассматриваемой ситуации, то эту коллизию разрешить будет трудно.[9]

Во-первых, ЕСПЧ принимает решение, которое противоречит сложившийся практике КС РФ, например в деле «Маркин против России» Конституционный суд отказал заявителю в принятии жалобы к рассмотрению. А Страсбургский суд вынес прямо противоположное решение и признал несостоятельными доводы КС РФ.

Во-вторых, КС РФ не соглашается с постановлением ЕСПЧ. Так, например, в деле «Анчугов и Гладков против России» Европейский Суд по правам человека оценил Конституцию РФ на предмет соответствия Конвенции, где признал статью Конституции об ограничении избирательных прав заключенных несоответствующей Конвенции.

В тоже время, в 2015 году КС РФ внес поправки в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», где указал на невозможность исполнения в целом или в части решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека в связи с расхождением международного договора с Конституцией Российской Федерации.

По мнению ученых-юристов, наибольшая эффективность в сфере исполнения государством своих международных обязательств по Конвенции достигается при принятии мер как общего, так и индивидуального характера, а также деятельность и практика национальных судов должна быть ориентирована на правовые позиции ЕСПЧ [10, с. 10].

Следовательно, при реализации мер общего характера возникают серьезные проблемы, а в законодательстве отсутствует правовой механизм исполнения постановлений ЕСПЧ, также не регламентирована процедура по приведению закона или его части в соответствии с Конвенцией на основании вынесенных постановлений Европейского суда по правам человека.

Считаю необходимым принять Федеральный закон, который бы регулировал порядок исполнения решений ЕСПЧ в Российской Федерации, где будет указано не только правовое положение и статус решений ЕСПЧ, но и процедура исполнения данных решений [11].

Библиографический список

1. Реестр законов. Заключение общественного совета // Санация права. – [Электронный ресурс]. URL: http://sanatsia.com/reestr-zakonov/1854/ (дата обращения 14.11.2016г.)

2. Герасименко Т.Ю. Правовая природа решений Европейского суда по правам человека // Алтайский юридический вестник. 2014. № 4. С. 54-57.

3. Соловьева Т.В. Постановления Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека в сфере гражданского судопроизводства и порядок их реализации / Т.В. Соловьева. – Москва, 2011. – 238 с.

Источник: http://intjournal.ru/mesto-reshenij-evropejskogo-suda-po-pravam-cheloveka-v-pravovoj-sisteme-rossijskoj-federatsii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.